E-mail: info@nrpsy.ru | WhatsApp +7 (960) 192-0102 | Russia  

36 китайских стратагем

"СТРАТАГЕМЫ. О китайском искусстве жить и выживать". Примечания

36 стратагем - Харро фон Зенгер

Примечания

1

Саньшилю цзи (Ча ту бань). Цзюань 1 — 12. // 36 стратагем. Иллюстрированное издание. ТТ. 1 — 12. Сост. Ци Хунчжи, Лун Фэн. Изд. Шидай вэньи чубаньшэ. Чанчунь, 2001. В редколлегию этого издания входит 19 специалистов.

2

Саньшилю цзи. // 36 стратагем. Сост. Ван Цзянминь. ТТ. 1–4. Изд. Чжунго вэньши чубаньшэ. Пекин, 2002. Над этим четырехтомником трудились 77 специалистов.

3

Саньшилю цзеду. // Расшифровка 36 стратагем. Сост. Мао Юаньгу, Сюй Чуцяо. Изд. Цзефанцзюнь вэньи чубаньшэ. Пекин, 2002.

4

Завьялова Т.Г. «Канон о сокровенном» Чжао Жуя. // Вестник Новосибирского государственного университета. Серия: история, филология. Т. 1. Вып. 2. Востоковедение. Новосибирск, 2002. С.31.

5

Там же.

6

Эта грандиозная энциклопедия, охватывающая все стороны управления государством, была переведена на русский язык нашим знаменитым китаеведом Н.Я. Бичуриным в начале XIX столетия. Подробнее см.:

Мясников B.C., Попова И.Ф.

Вклад о. Иакинфа в мировую синологию. К 225-летию со дня рождения чл. — корр. Н.Я. Бичурина // Вести. РАН, 2002. Т. 72, № 12. С. 1099–1106.

7

Серия «Моуюн цинхуань чжиши жэньшэн» («Магия стратагем как руководство в жизни»). Изд. «Фанцзун чубаньшэ». Пекин, 2000.

8

Чжунго моулюэ дадянь. Сост. У Цзинтянь. Изд. Гоцзи вэньхуа чубань гунсы. ТТ. 1–2. 1993–1995. 1037с.

9

Цзимоу шидянь (Практический словарь стратагем). Сост. Ma Чжуаньшнэн, Лю Вэньфу. Изд. Ханьюй дацыдянь чубаньшэ. Шанхай, 2000. 679 с.

10

Моулюэ цзя (Стратагемщики). Сост. Мао Чжэньфа и др. Изд. Ланьтянь чубаньшэ. ТТ. 1–2. Пекин, 1993. 606 с. В 1995 г. этот словарь вышел четвертым изданием Моулюэ цзя (Стратагемщики). Сост. Цзы Юцю. Изд. Ланьтянь чубаньшэ. ТТ. 1–2. Пекин, 1996–1998. Этот объемный труд (первый том 1392 с.) Цзы Юцю, работавший заместителем секретаря Всекитайского совета военных наук и являющийся членом Всекитайского общества изучения международной стратегии, пополнил и такими книгами, как «Мао Цзэдун да чжимоу» («Великая стратагема Мао Цзэдуна»), «Моулюэ лунь» («Теория стратагем»), ответственным редактором которых он является.

11

Чжимоу 500 ле (500 примеров стратагем). Сост. Чжан Янь, Жань Цзюйхой. Чунцин чубаньшэ. Чунцин, 2001. 500 с.

12

«Гуанмин жибао» — основная газета китайской интеллигенции, типа нашей «Литературной газеты».

13

Синь Цзычжи тунцзянь (Новое Всепроницающее зерцало, управлению помогающее). Главн. сост. Ван Вэйго. Изд. Гуанмин жибао чубаньшэ. ТТ. 1–4. Пекин, 1997. (Т. 1—978 с., т. 2—934 с., т. 3—951 с., т. 4—961 с.)

14

Берн Э. Игры, в которые играют люди. Психология человеческих взаимоотношений. Люди, которые играют в игры. Психология человеческой судьбы. Пер. с англ. М., Прогресс, 1988. С. 37.

15

См.: Ло Гуаньчжун. Троецарствие. М., 1984. С.62–73.

16

Ласкер Э. Учебник шахматной игры. Изд. 6-е. М., 1980. С. 193.

17

См.: Цветы сливы в золотой вазе, или Цзинь, Пин. Мэй. Т. 1. М., 1977. С. 59–60.

18

Васильев К. В. Планы Сражающихся царств. М., 1968. С. 40.

19

Берн Э. Указ. соч. С. 37.

20

См. там же. С. 148.

21

См.: Конрад Н. И. Сунь-цзы. Трактат о военном искусстве. М. — Л., 1950. С. 37.

22

Там же. С. 34.

23

Там же. С. 54.

24

Берн Э. Указ. соч. С. 193.

25

См.: Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация. История, религия, философия, эпос, литература, наука, встреча культур. М., 2000. С. 369–383.

26

См. нашу публикацию: Русско-китайские отношения в XVII в. Документы и материалы. Т. 1. М. 1969; т. 2. М., 1972.

27

См.: Мясников В. С. Традиционная китайская дипломатия и реализация Цинской империей стратегических планов в отношении Русского государства в XVII веке. М., 1977. С. 15–16.

28

Там же.

29

См.: Мясников В. С. Империя Цин и Русское государство в XVII веке. М., Наука, 1980; Miasnikov V. S. The Ch'ing Empire and the Russian State in the 17th century. M., Progress Publishers, 1985; Miasnikov V. L'Empire des Qing et l'État Russe au XVII-e Siècle. M., Progress Publishers, 1985; его же. Империя Цин и Русское государство в XVII веке. Хабаровск, 1987.

30

См.: Зенгер X. фон. Швейцарец на Тайване. Мин Тао Литерче энд Арт. Тайбэй, 1989 (на кит. яз.).

31

См. там же. С. 40–43.

32

См.: Senger H. von. Strategeme. Der erste Band der berühmten 36 Strategeme der Chinesen — lange als Geheimwissen gehütet, erstmals im Westen vorgeestellt. Bern, Scherz, 1988.

33

См.: Зенгер X. фон. Чжимоу — пинчан хэ фэйчан шикэды цяоцзи (Стратагемы — хитроумные замыслы в обычное время и чрезвычайные моменты). Шанхай, Жэньминь чубаньшэ, 1990 (на кит. яз.). В том же году вышли в свет голландское и итальянское издания: Senger H. von. Stratagemen. Listen om te overleven. Rotterdam, Lemniscaat, 1990; Senger H. von. Stratagemmi. Vivere e soprav-vivere con austuzie vecchie di tremila anni. Roma, Serra e Riva Editori, 1990; а в декабре 1991 г. в переводе Мирона Га-битца книга была издана в США: Senger H. von. The Book of Stratagems (Tactics for Triumph and Survival). New York, Viking Penguin, 1991. В 1992–1993 гг. «Стратагемы» были изданы в Турции и на испанском языке в Буэнос-Айресе. В январе 1994 г. вышло тайваньское издание.

34

См., например: Сань ши лю цзи синьбянь (36 стратагем в новой редакции). Ред. Ли Линянь. Пекин, Цзефан цзюнь чубанынэ, 1981 (на кит. яз.).

35

Senger Harro von. Stratagème. Band II. Die berühmten 36 Strategeme der Chinesen — lange als Geheimwissen gehütet, erstmals im Westen vorgeestellt, Scherz, 2000.

36

Зенгер Харро фон. Стратагемы. О китайском искусстве жить и выживать. Знаменитые 36 стратагем за три тысячелетия. Перев. с немецкого А. В. Дыбо. Общая редакция, вступ. статья и комментарии В. С. Мясникова. М., Прогресс, Культура. 1995. С. 19.

37

Тридцать шесть стратагем. Китайские секреты успеха. Перев. с кит. В. В. Малявина. М., 1998.

38

У-цзин. Семь военных канонов Древнего Китая. СПб., Евразия. 1998.

39

Китайская наука стратегии. Составитель В. В. Малявин. М., Белые альвы, 1999.

40

Игнатенко А. А. Как жить и властвовать. Секреты успеха, добытые в старинных арабских назиданиях правителям. М., Прогресс, Культура, 1994.

41

Политическая интрига на Востоке. Отв. ред. Л. С. Васильев. М., 2000.

42

Искусство властвовать. Ди Гоу (XI в.) План обогащения государства. План усиления армии. План успокоения народа. Перев. 3. Г. Лапиной. Лю Шао (III в.). О человеческом существе. Перев. Г. В. Зиновьева. М., 2001.

43

Книга дворцовых интриг. Евнухи у кормила власти в Китае. Под общ. ред. Д. Н. Воскресенского. М., 2002.

44

Кекавмен. Советы и рассказы. Поучение византийского полководца XI века. Изд. 2-е, перераб. и доп. Подготовка текста, введение, перевод с греческого и комментарий Г. Г. Литаврина. СПб., Алетейя, 2003.

45

Воеводин А. И. Стратагемы. Стратегии войны, манипуляции, обмана. Изд. 2-е. доп. М, Белые альвы, 2002.

46

Грин Р. 48 законов власти. М., 2003.

47

Там же. С. 5.

48

Там же. С. 29.

49

Юсим M. А. Этика Макиавелли. Отв. ред. В. И. Рутенбург. М., 1990.

50

Максима Макиавелли. Уроки для России XXI века. Статьи, суждения, библиография. Под общ. ред. П. Баренбойма. М., 2001.

51

Макиавелли Н. Рассуждения о первой декаде Тита Ливия. Государь. М., 2002.

52

См. Губарев В. С. Фантастика в чертежах. Судьба науки и ученых в России. М., 2003. С. 377 — 391.

53

Перевод названия этого романа, например, на английский язык звучит как «All Men Are Brothers» — «Все люди братья».

54

Мартынов А. С. Конфуцианство. Лунь юй. Перевод А. С. Мартынова. Т. 1–2. СПб., 2001.

55

Китайская наука стратегии. Составитель В. В. Малявин. М., 1999.

56

См.: Mauсh U. Der Listige Jesus. Theologischer Verlag, Zürich, 1992.

57

Речь идет о выдающемся русском дипломате С. Л. Владиславиче-Рагузинском, который в 1727 г. писал о китайских сановниках: «И сию вторую

стратагему

они чинили, чем бы меня обмануть» (АВПРИ, ф. Сношения России с Китаем, 1727, д. № 9, л. 10)

(В. М.).

58

Выражение из Евангелия (Матф., 10, 16). Обращаясь к апостолам, Иисус сказал: «Вот, Я посылаю вас, как овец среди волков: итак будьте мудры, как змии, и просты, как голуби»

(В. М.).

59

Чжугэ Лян — полководец эпохи Троецарствия (192–265 н. э.). Это был период падения Ханьской империи и жестоких месждоусобиц в Китае. С 192 г. борьбу за власть вели три главных претендента — военачальники Цао Цао, Лю Бэй и Сунь Цюань. Цао Цао назвал свои владения царством Вэй со столицей в г. Лоян. Обширные земли современных провинций Хэбэй, Шаньдун, Шаньси, частично Шэньси, Ганьсу, Хэнань, Цзянсу, Хубэй, Ань-хой составляли территорию царства Вэй, которое захватывало и часть Южной Маньчжурии и Северной Кореи. Цао Пэй, сын и преемник Цао Цао на престоле Вэйского царства, в 220 г. низложил последнего императора династии Поздняя Хань. Эта дата считается иногда началом Троецарствия. Однако на деле три фактически независимых района страны появились в 192 г.

Сунь Цюань дал своим владениям название царство У. Оно располагалось в южной и юго-западной частях страны, занимая территории пров. Хунань, Цзянси, Чжэцзян, Фуцзянь, Гуандун и Гуанси, а также южные части пров. Аньхой, Хубэй и Цзянсу. Столицей являлся г. Нанкин, называвшийся тогда Цзянъе. Лю Бэй овладел западом Китая, т. е. территориями нынешних пров. Сычуань, частично Шэньси, Хубэй, Гуйчжоу и Юньнань. Нынешняя столица Сычуани г. Чэнду служил столичным городом и этому царству, называвшемуся Шу-Хань.

Чжугэ Лян, первоначальное имя которого было Кун Мин, был выходцем из г. Яньду. Затем, спасаясь от бедствий, он бежал в г. Цзиньчжоу, где сам обрабатывал землю. Он стал сподвижником Лю Бэя и выдающимся стратегом царства Шу-Хань.

60

Сыма И был командующим на службе у Цао Цао. В 263 г. царство Вэй разгромило Шу-Хань. Внук Сыма И — Сыма Янь — в 265 г. низложил потомка Цао Цао, третьего вэйского правителя и, провозгласив себя императором, дал своей империи название Цзинь. Покончив в 280 г. и с царством У, он восстановил единство Китая.

61

Реальные исторические персонажи периода Троецарствия превратились со временем в действующих лиц китайского героического эпоса; наиболее значительным произведением этого жанра был написанный в XIV в. роман Ло Гуаньчжуна «Троецарствие». Творчество Ло Гуаньчжуна протекало в период, когда в Китае заканчивалось правление чужеземной монгольской династии Юань. Верхи и низы общества были единодушны в стремлении восстановить правление национальной китайской династии. Поэтому не случайно Чжугэ Лян и Сыма И — борцы за объединение Китая — были возведены в ранг национальных героев, а один из военачальников той эпохи, Гуань Юй, был канонизирован в качестве «бога войны» — Гуань-ди.

Чжугэ Лян, в свою очередь, был наделен выдающейся конфуцианской мудростью и способностями даосского мага. Его накидка из журавлиных перьев вызывала в народном представлении ассоциации с бессмертными даосскими святыми, поднимавшимися в небеса на журавлях.

62

Этот эпизод считается классической иллюстрацией к тому положению «Трактата о военном искусстве» Сунь-цзы, которое гласило, что полководец должен быть «хозяином» войны. «У того, кто умеет нападать, противник не знает, где ему обороняться; у того, кто умеет обороняться, противник не знает, где ему нападать», — учил Сунь-цзы. Как сбить нападающего с толку неожиданностью своих действий, разрушить этим его планы — вот что демонстрирует Чжугэ Лян (см.: Конрад Н. И. Избранные труды. Синология. М, 1977. С. 123–125).

Литературная версия этой стратагемы изложена в романе «Троецарствие» (см.: Ло Гуаньчжун. Троецарствие. М., 1954. Т. 2. С. 439–449. На заставке тома читатель может увидеть и портрет Чжугэ Ляпа). Сокращенное издание романа было опубликовано в 1984 г., в нем также имеется этот эпизод (см.: Ло Гуаньчжун. Троецарствие. M., L984). В том и другом изданиях перевод выполнен В. Панасюком.

Приводимое здесь стихотворение имеется в русском издании 1954 г. Оно звучит следующим образом (с. 449):

Яшмовый цинь длиною в три чи храбрейшее войско рассеял. Так Чжугэ Лян заставил врага с позором уйти от Сичэна. Тысячи всадников в страхе большом коней повернули обратно. Слушая сказ об этих делах, дивишься тому неизменно.

63

Который притворяется слепым и который, благодаря этой стратагеме, наблюдает окружающих (фр.).

64

Термин «Весна и Осень» (по-китайски «Чунь-цю») употребляется в двух значениях. Во-первых, так названа пятая книга конфуцианского пятикнижия, содержащая летопись княжества Лу; во-вторых, такое название носит исторический период 722–481 гг. до н. э. В те времена страна распалась на множество самостоятельных владений, а власть правившей династии Чжоу (XI–III вв. до н. э.) была лишь номинальной.

Однако постепенно к периоду «Сражающихся царств» («Чжань-го»), который охватывал 403–221 гг. до н. э., главными на исторической арене остались семь царств: Чу, Цинь, Чжао, Ци, Вэй, Янь и Хань. Исторические хроники этого периода носят название «Чжаньго цэ» — «Планы «Сражающихся царств». Но иероглиф «цэ» имеет значение и «план», и «стратегия». Поэтому речь идет о дипломатических и военных стратагемах, использовавшихся в тот период в борьбе между древнекитайскими царствами. Именно это содержание источника и раскрывалось исследователями (см.: Васильев К. В. Планы Сражающихся царств. М., 1968; Сrump J.L, Jr. Intrigues. Studies of the Chan-kuo Ts'e. Ann Arbor, Univ. of Michigan Press, 1964. Дж. Крамп сделал и полный перевод этой хроники, см.: Chan-kuo Ts'e. Translated by J. I. Crump, Jr. Clarendon Press, Oxford, 1970).

65

Основное значение иероглифа янь — «речь», «слово». Значения «считать» не дают ни китайские, ни европейские словари

(В. М.).

66

«И цзин» (другое название «Чжоу и») — «Книга перемен», или «Канон перемен» — замечательный памятник древнекитайской философской и религиозной мысли. В духовной жизни восточноазиатского цивилизационного комплекса «И цзин» играл особую роль, сравнимую лишь со значением Библии для христианской культуры. Выдающийся вклад в перевод и изучение «И цзина» был сделан петербургским востоковедом Ю. К. Щуцким (1897–1938), трагически погибшим в годы необоснованных репрессий. В 1960 г. труд Ю. К Щуцкого удалось издать небольшим тиражом под редакцией Н. И. Конрада. В 1993 г. вышло новое издание труда Ю. К. Щуцкого (см.: Щуцкий Ю. К. Китайская классическая «Книга перемен», 2-е изд., исправленное и дополненное. Под ред. А. И. Кобзева. М., 1993).

67

«Трактат о военном искусстве» долгое время считался произведением древнекитайского полководца Сунь У, который жил в царстве У в период «Весны и Осени». В настоящее время ряд исследователей считают, что авторство трактата принадлежит другому выдающемуся стратегу Древнего Китая, полководцу Сунь Биню. Сунь Бинь в период «Сражающихся царств» находился на службе в царстве Ци (см.: Древнекитайская философия. Собр. текстов: В 2 т. М., 1972. Т. 1.С. 201).

68

«Хань Фэй-цзы» — философский трактат, излагающий идеи одного из крупнейших теоретиков школы «фа-цзя» — законников, или «легистов», — Хань Фэя (ум. 233 до н. э.). Хань Фэй придерживался взглядов, отражавших стремление к созданию сильной централизованной государственной власти (см.: Древнекитайская философия. Т. 2. М., 1973. С. 224–283).

69

Сыма Цянь (145—86/74) — выдающийся историк Древнего Китая, «китайский Геродот», автор «Ши-цзи» — «Исторических записок», огромной хроники политической жизни Древнего Китая. В настоящее время предпринимается полное русское издание этого труда, который выходит в свет в переводе, под редакцией и со вступительной статьей и комментариями Р. В. Вяткина (см.: Сыма Цянь. Исторические записки. Т. 1. М., 1972; т. 2. М., 1975; т. 3. М., 1984; т. 4. М., 1986; т. 5. М., 1987; т. 6. М., 1993).

70

«Сон в Красном тереме» — роман Цао Сюэциня (1719–1763). «…Если вы хотите познакомиться с китайской жизнью, до сих пор замкнутой для нас в высших сферах, то только и можете получить сведения из этого романа», — писал знаменитый китаевед XIX в. академик В. П. Васильев (Васильев В.П. Очерк китайской литературы. СПб., 1880. С. 159). Имеется современный перевод романа на русский язык (см.: Цао Сюэцинь. Сон в Красном тереме / Пер. В. Панасюка. М., 1958).

71

При передаче названий арабских книг использована система транслитерации, разработанная академиком И. Ю. Крачковским и проф. Н. В. Юшмановым и А. А. Ромаскевичем

(В. М.)

.

72

Далее извлечения из «Бесед и суждений» (Лунь юй) даются в переводе А. Мартынова по изданию «Конфуцианство. В 2 тт. «Лунь юй», т. 2. СПб: Петербургское Востоковедение, 2001. — Прим. пер.

73

Название арабской рукописи конца XIII — начала XIV в. безымянного автора «Ракаэ'ик аль-хиляль фи дака'ик аль хияль», что примерно означает «Изящные одежды, в [кои рядятся] тонкие уловки», а А. Игна-тенко переводит как «Изысканные одеяния, или Утонченные хитрости». Существует перевод на французский сирийца Рене Кавама без публикации арабской рукописи: René R. Khawam, Le Livre des Ruses: La stratégie politique des Arabes. Paris, Editions Maisonnoeuve & Larose, 1985 (A. Игнатенко «Интрига в арабо-исламской культуре эпохи Средневековья» (по материалам «княжьих зерцал»)», в книге «Политическая интрига на Востоке». М.: Восточная литература РАН, 2000, с. 103–143). См. также его книгу «Как жить и властвовать. Секреты успеха, добытые в старинных арабских назиданиях правителям». М.: Прогресс, 1994. —Прим. пер.

74

Поступать «так, чтобы ты всегда относился к человечеству и в своем лице, и в лице всякого другого так же, как к цели, и никогда не относился бы к нему только как к средству». И. Кант. Основы метафизики нравственности // Собр. соч. в 6 тт., т. 4, ч. 1. М.: Мысль, 1965, с. 270. — Прим. пер.

75

Открытый, прилюдный (лат.).

76

Открытый, прилюдный (лат.).

77

Второй танский император Тай-цзун — Ли Шиминь продолжил на северо-востоке политику завоеваний, начатую еще предшествующей Суйской династией. Интересы империи в борьбе за морские коммуникации и влияние на племена, обитавшие в Маньчжурии, сталкивались здесь с интересами северокорейского государства Когуре. На Корейском полуострове существовало тогда три государства: Когуре (на севере), Силла (на юго-востоке полуострова) и Пэкче (в северной и юго-западной частях полуострова), которые вели между собой борьбу за объединение страны. Китай решил вмешаться в ход этой борьбы, выступив в поддержку государства Силла. Три крупных похода в Корею в начале VII в. закончились полной неудачей. Из 350-тысячной армии, вторгшейся на полуостров в 612 г., в пределы империи возвратилось лишь около 3 тысяч человек.

Ли Шиминь хорошо помнил этот урок. Поэтому он и не решался пересечь море. Когда же он сделал этот шаг и в 645 г. его войска приблизились к стенам Пхеньяна, им все равно пришлось отступить под натиском корейской армии.

Но стратагемность предполагает не только планы, рассчитанные на конкретный, сиюминутный случай, но и стратегию, определяющую линию поведения, например, государства на десятки, а иногда и более лет. Такой была и «корейская стратагема» Китайской империи.

Преемник Ли Шиминя, император Гао-цзун (650–683), продолжал наступление на Корею. В 660 г. его армия, насчитывавшая 100 тысяч воинов, высадилась на юге Корейского полуострова и разгромила войска государства Пэкче. Одновременно китайские армии вторглись и с севера в Когуре, но Пхеньян им опять не удалось взять. Пэкче обратилось за помощью к Японии. Но объединенные силы Танской империи и государства Силла разгромили прибывший на помощь Пэкче японский флот. В 668 г. пал Пхеньян. Правителям Силла, помогавшим империи сокрушить своих соперников на Корейском полуострове, пришлось пережить горькое разочарование во вчерашнем союзнике и признать себя вассалом Китая. Территории Когуре и Пэкче были разделены на 9 военных округов и присоединены к Китаю. Пхеньян стал центром провинции Аньдун (Умиротворенный Восток). Однако через некоторое время Силла возглавило народную борьбу за изгнание китайских войск с полуострова и объединило Корею. Империя временно отступила, перенеся свои административные органы на Ляодунский полуостров.

78

Здесь следует учитывать два обстоятельства. Во-первых, китайские средневековые суда были плоскодонными и не приспособленными к плаванию в открытом море. Обычно они совершали лишь каботажные вояжи, не удаляясь от берега, чтобы спастись в случае непогоды. Во-вторых, в походах китайские военачальники пытались предугадать исход своего предприятия, основываясь на благовестных или, наоборот, дурных предзнаменованиях. В данном случае внезапно разразившаяся буря могла расцениваться как неблагоприятное предзнаменование.

79

В те времена в Китае было уже около 200 крупных и множество мелких городов. В период правления Танской династии они стали средоточием ремесла и торговли. Крупнейшим городом был столица империи Чанъань (совр. Сиань в пров. Шэнси). Город представлял собой в плане почти правильный четырехугольник со сторонами около 10 км с запада на восток и 9 км с юга на север. Он стал образцом «решеточной» планировки многих городов Восточной Азии, а позднее Европы и Америки. В первой половине VIII в. его население достигало миллиона жителей. Остатки окружавших город мощных стен с восемью монументальными воротами сохранились до наших дней.

80

Харро фон Зенгер употребляет здесь немецкое слово «Klafter», которое обычно переводится как «сажень». Однако очевидно, что речь идет о китайской мере длины «чи», равной 32 см.

81

Гадание по костям берет начало еще в Древнем Китае. Чаще всего использовались черепашьи панцирные кости. На них наносились либо определенные тексты, либо гадательные символы. В данном случае Сю Маогун дает понять, что он использовал символы — триграммы или гексаграммы — главной гадательной книги, «И цзина», в которых «инь» означает «теневые», отрицательные черты, а «ян» — «световые», положительные. Широко были распространены также гадание на стеблях тысячелистника и множество других способов попытаться угадать судьбу человека и ход событий.

82

Дракон — символ Китая и символ императорской власти. Императорские одежды были расшиты золотыми драконами. Отсюда и выражение: Драконов, т. е. императорский, корабль.

83

Хотя в данном тексте Зенгер пишет: «Herr» («господин») Бай Чжэнши, однако в китайских и англоязычных публикациях о книre Зенгера указывается, что Бай Чжэнши — дама, являвшаяся профессором Народного университета в Пекине и одновременно работавшая на Тайване.

84

То есть последние слова; эта форма сходна с нашим акростихом. —

Прим. авт.

85

Йом-Кипур — День Жребия, иудейский религиозный праздник. О его происхождении см.: Ветхий завет, кн. Эсфирь

(В. М.).

86

«Цзо-чжуань» — одна из канонических конфуцианских книг, комментарий к летописи «Чунь-цю» («Весна и Осень»). Автором «Чунь-цю» считался сам Конфуций, авторство «Цзо-чжуань» приписывалось одному из его учеников, Цзоцю Мину (Цзо Цюмину). Описываемые в «Цзо-чжуань» события касаются 722–468 гг. до н. э. и содержат материал о войнах между правителями того периода, религиозных верованиях и обрядах, природных явлениях и поведенческих стереотипах древних китайцев.

87

В китайском классическом театре некоторые вокальные партии исполнялись на мотив уже известных напевов. Для их обозначения В. Ф. Сорокин ввел термин «романс» в качестве условного эквивалента китайскому понятию «цы», переводившемуся ранее как «мелодии», «песни» (см.: Сорокин В. Ф. Китайская классическая драма XIII–XIV вв. М., 1979. С. 31). Название мелодии (в данном случае «сянлюнян») обычно не связано с содержанием «романса» и, как правило, не переводится.

88

В императорском Китае существовала система Цензората. Наряду с Императорским секретариатом и главными министерствами — военным, общественных работ, церемоний, чинов, наказаний и др. — действовала система Цензората. Она как бы уравновешивала приоритет военного ведомства в структуре государственных органов и давала значительные права гражданским чиновникам. При династиях Мин (1368–1644) и Цин (1644–1911) наряду со столичной Палатой цензоров (Дучаюань) существовала сеть провинциальных цензорских учреждений. Их главной функцией был контроль за местной бюрократией, борьба с коррупцией и иными злоупотреблениями властью. В соответствии со Сводом законов империи Цензорат наблюдал за правильным исполнением всеми правительственными учреждениями и должностными лицами своих обязанностей, за деятельностью последних и их поведением в частной жизни, а также за народной нравственностью. Кроме официальных чиновничьих званий чиновники Цензората назывались еще «эрму гуань» — «глаза и уши», через которые верховная власть следит за жизнью всего государства во всех ее проявлениях. Цензоры были наделены правом прямого обращения к императору, поэтому их еще называли «янь-гуань» — «чиновники слова», т. е. должностными лицами, обладавшими свободой слова. Активную роль Цензорат играл и при организации и приеме экзаменов на ученые степени, дававших право получившим их занимать соответствующие чиновничьи должности.

89

Лисица — один из важнейших персонажей китайского фольклора и основанной на нем художественной литературы. Например, выдающийся китайский новеллист Пу Сунлин (1622–1715) часто использовал в своем творчестве образ лисицы-оборотня, превращающейся в прекрасную девушку, пленяющую «лисьими чарами» грешных селян, студентов, чиновников. Как правило, обман раскрывался и оборотень исчезал (см.: Πу Сунлин (Ляо Чжай). Монахи-волшебники. Рассказы о людях необычайных / Пер. академика В. М. Алексеева. М., 1957).

90

Братья Гримм. Сказки. Пер. с нем. Г. Петникова. Минск, 1983. С. 88–91. — Прим. перев.

91

Дипломатия Чжугэ Ляна раскрывается в 44-й главе «Троецарствия». Почти убедив Сунь Цюаня в возможности победы над Цао Цао, Чжугэ Лян встретился с Чжао Юем, главным полководцем царства У, которому предложил не вступать в войну с Цао Цао, а подарить ему двух известных красавиц сестер Цяо, о которых давно мечтает престарелый владетель царства Вэй, специально построивший для утех с ними башню Бронзового воробья. Но старшая из них была женой полководца Сунь Цэ, а младшая — самого Чжао Юя. Чжао Юй пришел в ярость и преисполнился решимости сражаться с Цао Цао. Когда шло заседание совета, его слово и повлияло на принятие Сунь Цюанем окончательного решения вступить в войну

с

царством Вэй (см.: Троецарствие. М., 1984. С. 269–276).

92

Битва у Красных стен — сражение войск Цао Цао и Чжао Юя у Саньцзякоу на реке Янцзы (см. там же. С. 277–285). Сражение произошло зимой 208 г. Река Янцзы в этом месте протекает в ущелье среди высоких берегов из красного песчаника, которые и именовались Красными стенами.

93

Это парафраз известного китайского выражения: «Сидеть на горе и наблюдать за борьбой тигров в долине». В роли «сидящего на горе» не раз выступал Сунь Укун, Царь обезьян, популярнейший герой знаменитого романа У Чэнъэня (1500–1582) «Си ю цзи» («Путешествие на Запад»). На русском языке роман был издан в переводе А. П. Рогачева (см.: У Чэнъэнь. Путешествие на Запад. Тт. I–IV. М, 1959).

94

В ноябре 1994 г. Ба Цзиню исполнилось 90 лет.

95

Здесь Харро фон Зенгер допускает неточность: речь идет не о Ми, а о Ни Хэне, известной исторической личности и одном из героев романа «Троецарствие». В 24 года Ни Хэн был известным ученым, блиставшим многими талантами; хотя он действительно обладал трудным характером, главным мотивом его действий в отношении Цао Цао было то, что он считал последнего узурпатором. Ни Хэн переживал за законного императора, представителя династии Хань. Сначала он даже готов был совершить террористический акт, но не преуспел в этом (см.: Алексеев В. М. Китайская литература. Избранные труды. М., 1978. С. 359–361).

96

В 23-й главе «Троецарствия», также как и в «Жизнеописании Ни Хэна», этот эпизод излагается несколько по-иному. Придя к Цао Цао, Ни Хэн дал резко негативные характеристики лицам из его окружения. Цао Цао не решился его убить, так как ученый был слишком популярен, и назначил его барабанщиком в своей свите. В день, когда был назначен пир, Ни Хэн не надел наряд, предложенный ему Цао Цао, и, когда начал свое выступление, с поразительной экспрессией заиграл на барабане пьесу об узурпаторе и, приблизившись к трону, сбросил с себя одежды и остался нагим. Когда же Цао Цао попытался обвинить его в непристойном поведении, Ни Хэн произнес обличительную речь, направленную против узурпатора:

«— Стыда у тебя нет! — закричал Цао Цао. — Не забывай, что ты в императорском храме предков!

— Обманывать Сына Неба и высших — вот бесстыдство, — невозмутимо отвечал Ни Хэн. — Я обнажил формы, данные мне отцом и матерью, и хочу показать свое чистое тело!

— Это ты-то чист? — съязвил Цао Цао. — А кто же, по-твоему, грязен?

— Ты не отличаешь мудрости от глупости, значит, у тебя грязные глаза. Ты не читаешь книг и стихов, значит, грязен твой рот. Ты не выносишь правдивых слов, значит, грязны твои уши. Ты не отличаешь старого от нового, значит, ты грязен телом. Ты мечтаешь о захвате власти, значит, ты грязен душой. Я — самый знаменитый ученый в Поднебесной, а ты сделал меня барабанщиком…» (там же. С. 360; здесь дан перевод «Жизнеописания Ни Хэна»; Ло Гуаньчжун. Троецарствие. М., 1954.Т. 1.С. 295–300).

97

В действительности Лю Бяо был соперником Цао Цао, и к нему вэйский правитель решил направить Ни Хэна послом. Он заявил своему приближенному Кун Жуну, одному из друзей Ни Хэна, который рекомендовал его Цао Цао: «Послушай, этого твоего свинопаса Ни Хэна я убью, как воробья или мышь; только вот что этот человек пользуется (вздорною, между прочим) славой, и со всех сторон могут быть нарекания на меня, что я, мол, не мог его вынести. Я пошлю его к моему сопернику Лю Бяо. Посмотрим, как ему там придется». Конечно, Ни Хэн не ужился ни с Лю Бяо, ни с другим губернатором, Хуан Цзу, который поручил ему написать «Оду попугаю» по случаю принесенной во дворец редкостной птицы, переданной поэту глумившимся над ним сыном губернатора. Эта ода и обессмертила имя Ни Хэна. В ней есть и такие строки:

Ах, этот твой язык: вот лестница ко злу! Попробуй не сдержись — налезешь на рожон…

Перевод оды выполнен академиком В. М. Алексеевым (см.: Алексеев В. М. Указ. соч. С. 361).

98

Зенгер переводит название этой главы как «Kampf der Armeen» — «Борьба армий». Академик Н. И. Конрад, давший классический перевод и анализ трактата Сунь-цзы, вкладывает несколько иной смысл в название этой главы («Цзюнь чжэн»): «Борьба на войне». В этой главе Сунь-цзы говорит о правилах ведения войны. Под № 15 мы обнаруживаем и приводимый Зенгером отрывок «Находясь близко, ждут далеких; пребывая в полной силе, ждут утомленных; будучи сытыми, ждут голодных; это и есть управление силой» (Конpад Н. И. Указ. соч. С. 33–34).

99

Это самое начало главы VI, «Полнота и пустота», трактата Сунь-цзы: «Сунь-цзы сказал: кто является на поле сражения первым и ждет противника, тот исполнен сил; кто потом является на поле сражения с запозданием и бросается в бой, тот уже утомлен. Поэтому тот, кто хорошо сражается, управляет противником и не дает ему управлять собой» (там же. С. 31).

100

У этой истории есть и еще одна сторона. Дело в том, что в молодости Сунь Бинь и Пан Цзюань вместе учились у одного из главных «стратагемщиков» Древнего Китая, диалектика-релятивиста Гуй Гу-цзы (философа из Долины демонов). Затем пути их не просто разошлись: Пан Цзюань из зависти к тал антам Сунь Биня и его уму оклеветал его. Сунь Биню отрубили ноги и бросили в тюрьму. Однако с помощью циского посла Сунь Биню удалось бежать в царство Ци, где он стал военным советником. Он и посоветовал цискому полководцу Тянь Цзи при вступлении в земли царства Вэй ввести противника в заблуждение: в первый день развести сто тысяч очагов для варки пищи, во второй — уменьшить их до пятидесяти, а в третий — до тридцати тысяч. Пан Цзюань и попался на этот прием дезориентации противника; решив, что армия Ци разбегается, он бросился в погоню с небольшим отрядом. Попав в засаду и поняв свою ошибку, он не мог снести позора и, воскликнув: «Пусть торжествует этот мальчишка Сунь Бинь», пронзил себя мечом.

101

Эта работа была подготовлена на основе курса лекций, которые Мао Цзэдун читал в Академии Красной армии в северной части провинции Шэньси. Автор считал свою работу незаконченной: ему не удалось изложить свои взгляды по проблемам стратегического наступления, политической работы в армии и др. Работа обобщает опыт Второй гражданской войны в Китае (1928–1936). Важно и то, что она была подготовлена после известного совещания Политбюро ЦК КПК в Цзунъи (январь 1935 г.), на котором Мао Цзэдун и его сторонники утвердились в руководстве КПК и Красной армии.

Говоря о необходимости глубоко изучать законы ведения войны, Мао Цзэдун ссылается на известное положение Сунь-цзы: «Знай противника и знай себя, и ты будешь непобедим» (название работы и цитаты из нее, как и из других произведений Мао Цзэдуна, мы приводим по официальному китайскому изданию: Мао Цзэдун. Избр. произв. Пекин, 1967.Т. I. С. 242).

102

Там же. С. 275–276.

103

Mао Цзэдун. Избр. произв. Пекин, 1969. Т. IV. С. 160.

104

Мао Цзэдун. Избр. произв. Т. I. С. 270.

105

«Трипитака» — санскритское слово, означающее «три корзины», — каноническое собрание буддийских текстов (Хинаяны и Махаяны). Главные герои романа У Чэнъэня «Путешествие на Запад» (см. комм. 6 к Стратагеме № 3) — буддийский монах Сю-ань Цзан и его спутник Сунь Укун — так определяют цели своего паломничества: «Они по высочайшему повелению направляются в западные края поклониться Будде и вымолить священные книги». В основе сюжета романа лежит состоявшееся за девять столетий до создания этого литературного шедевра реальное путешествие в Индию знаменитого китайского ученого, богослова, философа, лингвиста и археолога Сюань Цзана (602–664), который доставил в Китай буддийские книги, способствовал широкому внедрению буддизма в стране, изучению санскрита.

В романе Сюань Цзан выступает под разными именами: Танский монах, Монах, принесенный рекой, Цзинь-чан, Законоучитель, Аскет и, наконец, Трипитака. Очевидно, У Чэнъэнь имел в виду человека, ищущего именно эти священные тексты. Вместе с тем заметим, что сами иероглифы имени Сюань Цзана также могут вызывать аллюзии: «сюань» в сочетании с иероглифом «ши» означает — учитель, знаток буддизма, наставник в делах веры. Цзан является омонимом иероглифа «цзан», имеющего одним из значений санскритское pitaka — буддийский канон — и входящего в выражение «фоцзяо саньцзан» — Трипитака, тройственный буддийский канон.

106

Царь обезьян — Сунь Укун — также называется то Царем обезьян, то Великим мудрецом, равным небу, то Странствующим монахом, то Небесным конюшим (Бимавэнь). Иногда он выступает в романе У Чэнъэня и под именем Синчжэ — Кудесник, так как он наделен чудодейственной силой, необычайными способностями к превращениям, является обладателем волшебного жезла, который он, уменьшив до размеров иглы, хранил в ухе.

107

Роман «Путешествие на Запад» состоит из 100 глав, полных необычайных приключений. Данный эпизод относится к 16-й главе (т. 1). Необычайная ряса — буддийское сокровище — была похищена, как сказано в русском переводе, не драконом, а волшебником, жившим на горе Черного ветра (см.: У Чэнъэнь. Указ. соч. Т. 1. С. 304).

108

Гоу Цзянь — Гоу Цзянь-ван (475–465) был последним из «пяти гегемонов» («у ба»). Так в китайской историографии выделяется период древней истории с начала VII по начало VI в. до н. э., когда одному из пяти наиболее сильных царств удавалось подчинить своей политике остальные. Первым «гегемоном», т. е. главой союза князей и председателем общекняжеских съездов, провозгласил себя в 678 г. владетель княжества Ци — Хуань-гун. После его смерти (643) Ци утратило положение гегемона из-за междоусобиц среди сыновей Хуань-гуна. Гегемоном стал сунский князь Сян-гун (650–637), но в 639 г. он был разбит войсками княжества Чу, однако цзиньский Вэнь-гун, (636–628), в свою очередь, сумел нанести княжеству Чу сильное поражение и стал гегемоном. Но после его смерти его преемник утратил положение гегемона, и оно перешло к Чжуан-гуну (613–590) — правителю княжества Чу, который первым присвоил себе титул «ван» — «царь». Когда же в княжестве У к власти пришел Хо-люй (514–495), гегемония перешла к этому княжеству. В приводимом эпизоде отражена борьба юэского Гоу Цзянь-вана с уским Хо-люем (514–495).

109

Этот эпизод приводится Сунь-цзы как образец военных действий на чужой территории. Гоу Цзянь-ван, вторгнувшись в пределы царства У, направил свои фланговые колонны для удара по флангам уской армии. Увидев наступающего с двух сторон противника, военачальник царства У разделил свои силы на две части, чтобы отразить нападение. Именно тогда Гоу Цзянь-ван и нанес решающий удар в центре и наголову разбил войска царства У.

110

В 1644 г. на пекинском троне воцарилась маньчжурская династия Цин. Маньчжуры до этого неоднократно вторгались на территорию китайской империи Мин. Но когда большая часть страны была охвачена крестьянской войной под водительством Ли Цзычэна, китайские феодалы во главе с У Саньгуем пропустили маньчжурские войска в пределы Великой стены, надеясь с их помощью справиться с повстанцами. Однако маньчжуры, овладев Пекином, сделали его столицей собственной империи, завершив к началу 80-х годов XVII столетия подавление очагов сопротивления на юге Китая.

111

По русско-китайскому Айгуньскому договору (1858) граница между Россией и Китаем была установлена по р. Амур, а Уссурийский край, ранее не принадлежавший ни той ни другой стороне, был объявлен совместным владением — кондоминиумом. Пекинский договор 1860 г. определил границей двух государств р. Уссури и далее по оз. Ханка и р. Сунгача до р. Туманган. Состояние неразграниченности территорий в Приморье было ликвидировано.

112

Ду Ю — известный историк эпохи Тан — назвал свое произведение «Тундянь», что в переводе на русский означает «Энциклопедия». По своему содержанию этот труд относится к энциклопедии обычаев и нравов, социально-политической истории. Этот труд входит в «Три свода» («Сань тун» — три исторические энциклопедии), охватывающие историю («Тунчжи», XII в.), политическую жизнь («Тундянь», VII в.) и историко-литературную сферу («Вэньсянь тункао», XIII в.). Ду Ю раскрывал социально-экономическую историю Древнего и средневекового Китая с позиций «легистов» — законников (см. ком. 5 к Введению). Зенгер переводит название «Тундянь» как «Allgemeine Geschichte der Institutionen», что буквально означает «Общая история учреждений», но в данном случае «Institutionen» скорее имеет тот смысл, который Дж. К. Фэрбенк вложил в термин «Institutions», давая одной из выпущенных под его редакцией книг название «Chinese Thought & Institutions» (The University of Chicago Press, 1957), т. е. «Идеология и социально-политическое устройство Китая».

В «Военном отделе» своей «Энциклопедии» Ду Ю обильно цитирует трактат Сунь-цзы, давая комментарии к тем или иным его положениям.

113

Лю Ань был владетельным князем, носил высший титул «ван»; он приходился внуком Лю Бану, основателю Ханьской династии, и был дядей могущественного императора Гао-цзу.

Очень живой портрет Лю Аня воссоздан академиком Н. И. Конрадом:

«Рассказывают, что он собирал у себя целые толпы «даосов», т. е. кудесников, магов, так сказать, бытового плана: это могли быть отшельники, спасающиеся где-нибудь в глуши гор и занимающиеся там колдовскими опытами; это могли быть искатели всяких волшебных средств, прежде всего — лекарства, приносящего долголетие и даже бессмертие; это могли быть и просто знахари, но оперирующие волшебными средствами. Впрочем, сам хуайнаньский ван все-таки стремился оставаться на «уровне» Лао-цзы и Чжуан-цзы [великих философов. —

В. М.

], т. е. мыслить как философ. Так, он вполне в духе Лао-цзы решал вопрос о существе человеческой природы: «Человек рождается и пребывает в покое — в этом состоит его небесная (т. е. естественная) природа». Из этого же следует, что человек должен сохранять прирожденную чистоту, простоту, душевную невозмутимость. Только этим путем он достигнет познания «Пути», т. е. истины» (Конрад Н.И. Указ. соч. С. 511–512).

Написанное при дворе Лю Аня произведение «Хуайнань-цзы» («Философы из Хуайнани») — памятник даосской философской мысли. Лю Ань и сам принимал участие в написании отдельных глав. Академик В. М. Алексеев называл их «мистическими главами», «развивающими даосское мечтание, неудержимое, как лавина» (Алексеев В. М. Указ. соч. С. 62). Перевод отдельных глав памятника на русский яз. см.: Древнекитайская философия. Эпоха Хань. М., 1990. С. 36–90.

114

Выходец из среды общинников, Лю Бан пришел к власти на волне антициньских восстаний. Ряд крупных аристократов, поддержавших антициньскую борьбу, получили право взимания налогов с определенных территорий, что явилось существенной уступкой центра. Кроме того, свыше 20 руководителей повстанческих отрядов получили аристократические титулы и наследственные владения, причем значительная часть их занимала огромные территории. Некоторые из них начали даже отливку собственной монеты и занялись добычей соли, подрывая монополию государства. Когда же Лю Бан попытался ограничить местных «царьков», то его же собственный племянник Лю Пи возглавил мятеж семи виднейших аристократов.

115

В Китае уже в древности существовали тайные общества. Одно из них — даосская секта «Тайпин дао» («Путь Великого спокойствия») — организовало в 184 г. антиправительственное восстание. Сторонники секты повязывали головы желтыми платками, отсюда и их движение получило в исторических источниках название «Желтые повязки».

116

Мао Цзэдун. Избр. произв. Пекин, 1969. Т. 2.С. 209.

117

Там же. С. 229.

118

Там же. С. 103.

119

Мао Цзэдун. Избр. произв. Пекин, 1967.Т. 1.С. 276.

120

На русском языке роман одного из классиков китайской литературы, Ши Найаня, опубликован благодаря тому, что два замечательных китаеведа объединили свои усилия. Перевод был выполнен профессором А. П. Рогачевым, а общую его редакцию осуществил профессор B.C. Колоколов. Название романа в русском издании звучит как «Речные заводи» (тт. 1–2. М., 1955). Действие романа связано с крестьянским восстанием периода династии Сун (960—1279); в соответствии с официальной имперской традицией повстанцы именуются «разбойниками». Их главный лагерь находился на стыке провинций Шаньдун, Хэнань и Хубэй, в местности Ляншаньбо. Чао Гай — один из основных героев, в романе ему присвоен титул Небесный князь. Он являлся одним из ближайших сподвижников главы повстанцев — Сун Цзяна.

121

Многие старинные китайские монеты (как правило, медные, невысокого достоинства) имели отверстие посередине и употреблялись в виде связок. Еще в 1958 г. на одной из проселочных дорог в Шаньдуне я видел целую арбу таких монет; возраст некоторых из них исчислялся столетиями. Крестьянин вез их, очевидно, на переплавку: это был период «большого скачка», когда любой металл, обнаруженный в доме, шел в самодельные плавильные печи. В нашей литературе эти монеты часто называют «чохами» от тюркского слова «чжогос» — «мелкая монета». Зенгер употребляет термин «Käsch», означающий в немецком языке понятие «кэш» — китайская мера веса или китайская монета. Упоминаемый здесь эпизод см.: Ши Найань. Речные заводи. М., 1955. Т. 1. С. 289–290.

122

Полностью этот эпизод выглядит гораздо занятнее и красочней. Хитроумный план был придуман Хуа Юном, одним из бывших подчиненных Цинь Мина. Он и научил повстанцев появляться то с востока, то с запада. Он же приказал устроить на горных тропинках множество ловушек и, кроме того, запрудить две горные речки; когда солдаты Цинь Мина проходили по их руслам, повстанцы пустили воду. Но главное, что учел Хуа Юн, — это характер противника. Цинь Мин за вспыльчивый характер был прозван Громовержцем, он отличался такой храбростью, что его, как пишется в романе, «не одолело бы войско даже в десять тысяч солдат». При подходе отряда Цинь Мина повстанцы были сначала даже напуганы, но затем, приняв в качестве плана стратагему Хуа Юна, они уничтожили отряд Цинь Мина, а самого его взяли в плен. Более того, Хуа Юну с помощью еще одной стратагемы удалось убедить Цинь Мина перейти на сторону повстанцев (см. там же. Т. 2. С. 3–18).

123

В данном случае мы пользуемся понятийным аппаратом, выработанным при переводе «Дао дэ цзина» на русский язык известным специалистом в области древнекитайской философии, доктором философских наук Ян Хиншуном, проработавшим над этим памятником около 30 лет (см.: Древнекитайская философия. Т. 1.С. 114–115,127).

124

В 733 г. в Танской империи была произведена децентрализация власти. Военные наместники получили огромные права распоряжаться не только армейскими частями, но и казной, обрели власть над народом. Когда же двор попытался ограничить всевластие этих наместников, один из них, тюрок по национальности, Ань Лушань, которому подчинялись значительные территории (в современной Внутренней Монголии, провинциях Шэньси и Хэ-бэй), поднял мятеж. Призвав на помощь войска соседнего государства киданей, Ань Лушань захватил обе столицы империи — Лоян и Чанань. Император Сюань-цзун бежал в провинцию Сычуань. Однако против провозгласившего себя императором Ань Лушаня выступили другие военачальники-наместники. В междоусобной борьбе Ань Лушань был в 757 г. убит, а мятеж через некоторое время подавлен.

125

Чжан Сюнь стал одним из героев китайской истории, он символизировал преданность императору, верность своему долгу. С ним связана одна из легенд: во время ожесточенной битвы у города Суйяна Чжан Сюнь от ярости так заскрежетал зубами, что они у него выкрошились. Поэт и генерал XIII в. Вэнь Тяньсян (1236–1282), храбро сражавшийся с вторгшимися в Китай монголами и отвергнувший их предложения по примеру других военачальников перейти им на службу, воспевая патриотизм в поэме «Песнь духу прямоты [т. е. чести. —

В. М.

]», говорит, что этот дух «был и зубами Чжана при битве в Суйяне». Академик В. М. Алексеев перевел эту поэму в сентябре 1941 г. и написал статью о китайском патриоте Вэнь Тяньсяне (см.: Алексеев В. М. Указ. соч. С. 379–385).

126

Если и неправда, то хорошо придумано

(итал.). — Прим. перев.

127

В 209 г. до н. э. на юге Китая, в провинции Аньхой, подняли восстание крестьяне, которых гнали на работы на север. Во главе восставших встали выходцы из беднейших слоев Чэнь Шэн и У Гуан. Повстанцев поддержали конфуцианские ученые и потомки самого Конфуция, подвергавшиеся в то время гонениям. Позже к восставшим примкнули и представители имперской аристократии. Однако между вождями восстания началась борьба, в ходе которой Чэнь Шэн в 208 г. был убит. В 202 г. Лю Бан основал новую династию — Хань.

128

Существовавшие в средневековом Индокитае государства Аннам и Тямпа, объединившись, отразили натиск покоривших Китай монголов. Однако в XIV в. между этими государствами разгорелась борьба, В ходе ее одна из сторон обратилась за помощью к Китаю. Император династии Мин послал войско, которое в 1407 г. заняло Ханой. Китайские войска силой навязывали вьетнамцам свой язык и свои обычаи, что вызвало резкое недовольство народа. Сопротивление возглавил Ле Лой, феодал из провинции Тханьхоа, который начал в 1418 г. партизанскую борьбу против китайских войск. В 1427 г. он осадил Ханой, посланная на помощь китайская армия была им разбита, и в 1428 г. Ханой капитулировал. Ле Лой провозгласил себя королем Аннама, став основателем династии Ле. Он немедленно направил посольство в Пекин в знак признания сюзеренитета Китая. Минское правительство рассудило, что это достаточно хороший выход из сложившейся ситуации, и признало легитимность правления Ле Лоя.

129

Чжан И был одним из основателей дипломатической школы «Цзун хэн» — «построения союзов по вертикали и горизонтали». Его современник Су Цинь организовал вертикальный (с юга на север) союз для борьбы с находившимся на западе Китая царством Цинь. В свою очередь Чжан И в 311 г. до н. э. создал из шести царств горизонтальную (с запада на восток) коалицию для противодействия южному царству Чу. Для реализации своих стратегических планов оба дипломата направлялись к удельным владетелям и произносили обращенные к ним речи, стремясь убедить царей примкнуть к той или иной системе. Занятно, что Су Цинь первоначально предлагал свою идею циньскому правителю, но был отвергнут, а Чжан И был готов служить царству Чу, но также не преуспел. Затем они как бы поменялись местами, причем Су Цинем руководило стремление отомстить царству Цинь за пренебрежение его талантом. В практической дипломатии речи Чжан И были как бы антитезой выступлениям Су Циня (см.: Васильев К.В. Планы Сражающихся царств. М., 1968. С. 56–60). В конечном счете стратегия Чжан И оказалась эффективней: после длительных войн царство Цинь подчинило себе остальные уделы и создало единую империю. В 221 г. до н. э. циньский царь Ин Чжэн был провозглашен первым циньским императором — Цинь Шихуанди.

130

Цзинь — китайская мера веса. Современный цзинь равен 596,16 г. В большинстве «Сражающихся царств» цзинь составлял около 256 г. Зенгер употребляет здесь термин «Kättis»; в немецком языке нет такого слова, это транскрипция малайского слова «catty», употребляемого и в английском языке и означающего китайские и индийские меры веса. Для китайской системы веса кэтти эквививалентен цзиню.

131

Этот эпизод описан в 192-й главе, находящейся в разделе «Книга царства Чу» в «Планах Сражающихся царств» («Чжаньго цэ»). Глава эта носит название: «Чжан И восстанавливает свое богатство, льстя женщинам».

132

Полное название этой пьесы анонимного автора — «Госпожа Ян убивает собаку, чтобы образумить мужа». Более детально ее содержание см.: Соpокин В.Ф. Указ. соч. С. 193–194.

133

Речь идет о сельскохозяйственной производственной бригаде. В ходе «большого скачка» в 1958 г. в сельской местности стали создаваться сельские народные коммуны. Производственная бригада была следующим уровнем организации в сельскохозяйственном производстве. Их роль особенно возросла в 70-е годы. К 1974 г. в КНР насчитывалось 750 000 сельских производственных бригад, число коммун в это время было около 50 000. Бригады имели самостоятельные партийные ячейки, они занимались не только производственными вопросами, но и проблемами здравоохранения и просвещения. Особенно известной стала Дачжайская производственная бригада из провинции Шаньси. Осенью 1975-го и в декабре 1976 г. прошли всекитайские конференции по изучению опыта Дачжая. Ставилась задача превратить к 1980 г. треть уездов Китая в «уезды дачжайского типа». Но XI пленум ЦК КПК осенью 1978 г. перевел реформы в русло строительства рыночной экономики. Преобладающей производственной единицей на селе стала семья.

134

Су Ши (Су Цзычжань, Су Дунпо; 1037–1101) — величайший поэт, художник, каллиграф, эссеист, конфуцианский мыслитель эпохи Сун. Су Ши был известен своими историческими рассуждениями. Он видел разрыв между конфуцианскими постулатами и реальной ситуацией, не выдерживавшей никаких моральных или морализирующих постулатов. Выход Су Ши видел «в определенном разграничении силы и права не по месту (трону), а по личности, на троне сидящей. Династ есть факт, с которым надо считаться (с точки зрения конфуцианства это почти ересь), но, обязываясь его признать как такового, я отнюдь не обязан считать злодея, сидящего на троне, порядочным человеком» (Алексеев В. М. Указ. соч. С. 138). Прославился Су Ши и своими обличениями правителей, развязывающих войны (см. там же. С. 368).

135

Об этом романе см. комментарий к Стратагеме № 6.

136

См.:Ши Найань. Указ. соч. Т. 2.С.82-106, 121–138.

137

Борьба династии Южная Сун против чжурчженей носила затяжной характер. Наряду с героями сопротивления военачальником Хань Шичжуном и руководителем народного ополчения Юэ Фэем появились и антигерои. Главным из них стал Цинь Гуй. Он в свое время был схвачен чжурчженями как агент сунского правительства. Но его соответствующим образом одарили и отправили обратно, инсценировав побег. Сунь-цзы называл таких людей «внутренними шпионами». Действительно, вернувшись на родину, Цинь Гуй вновь попал на государственную службу и, будучи человеком исключительно способным, достиг высшего поста в имперской бюрократии — канцлера. Таким образом государственная машина империи оказалась в руках чжурчженьского агента.

Действуя в интересах чжурчженьского двора и по согласованному с ним плану, Цинь Гуй фактически парализовал все работы по восстановлению обороноспособности южносунского государства. В его план входило и устранение наиболее способных военачальников империи, поэтому Юэ Фэй и его сподвижники пали от рук палача. В результате дипломатической капитулянтской деятельности Цинь Гуя Китай оказался расколотым на два царства — Южное и Северное.

138

В Ханчжоу специально поставлена статуя Цинь Гуя, чтобы каждый китаец мог плюнуть в лицо предателю своей страны.

139

Сян Юй, аристократ, происходивший из правившего дома царства Чу, первоначально овладел огромными территориями. Он одержал ряд побед над войсками Лю Бана, выходца из низов, сумевшего. собрать значительную армию. Но известному полководцу Хань Синю, сражавшемуся на стороне Лю Бана, удалось реализовать стратегию постепенного лишения Сян Юя поддержки. Первоначально он разгромил трех циньских князей, пришедших на службу Сян Юю и получивших от него земли в управление. Затем он разбил княжества Вэй и Чжао, нанес поражение Янь и Ци, поддерживавшим Сян Юя. После этого в битве при Гай-си (202 до н. э.) Сян Юй потерпел окончательное поражение.

Определенную роль в победе Лю Бана сыграло и то, что его опорной базой была территория центрального бассейна р. Хань — Ханьчжун (откуда он и взял название для своей империи — Хань), район формирования китайского этноса. Тогда как Чу — опорный край Сян Юя — было далеким окраинным царством, в известном смысле периферией китайской цивилизации.

Само по себе возвышение империи Цинь и ее падение долго занимали умы китайских стратегов, философов, политических деятелей, литераторов. Блестящий писатель-эссеист Ханьской эпохи Цзя И, отправленный за вольнодумство в ссылку императором Вэнь-ди, написал специальный трактат «Об ошибке Цинь». Нарушение высшими лицами империи моральных норм — вот что, по мнению Цзя И, было главной причиной падения всех династий. «Что же привело к тому, что один человек (восставший против Цинь Чуский ван Сян Юй) принес беду, — вопрошал он, — и семь мавзолеев (воздвигнутых в память семи царей — создателей могущества Циньского царства) рухнули, а сам он (сын Ши-хуанди, «Второй император») пал от руки этого человека (т. е. Сян Юя) и стал посмешищем для Поднебесной? То, что он не следовал принципам «человеческого и должного», не понял различия между «захватом и сохранением» (Конрад Н. И. Указ. соч. С. 500). Эта формула Цзя И на многие века стала традиционной для китайской историографии.

140

Содержание этой пьесы анонимного автора см.: Сорокин В. Ф. Указ. соч. С. 236–237. Следует отметить, что, посещая классический театр, который был очень популярен в народе, китайский зритель сопереживал многим героям, применявшим стратагемную дипломатию и в большой политике, и в быту. Так, в пьесе «В холодном зале Чжан И применяет хитрость» главными героями выступали уже упоминавшиеся нами (см. ком. 6 к Стратагеме № 7) теоретики системы «вертикальных и горизонтальных союзов» Су Цинь и Чжан И (см. там же. С. 207). А в пьесе «Пан Цзюань ночью едет по дороге на Малин» была представлена горестная судьба самого Сунь Биня. Правда, в пьесе наставником Сунь Биня и Пан Цзюаня в искусстве составления стратагем выступает не философ Гуйгу-цзы (см. ком. 3 к Стратагеме № 4), а даос-волшебник Ван Чань, местом обитания которого также была Долина демонов (см. там же. С. 218–219).

141

Этот эпизод относится к заключительной стадии борьбы «Трех царств». Война между Шу и Вэй, целью которой было утверждение господства над Серединной равниной, т. е. над районом наиболее развитого земледелия, шла с переменным успехом, но Цзян Вэю все же удалось нанести решающее поражение Дэн Аю. В ходе войны оба полководца демонстрировали глубокое знание стратегии, опираясь на указания Сунь-цзы, расставляли друг другу многочисленные ловушки. Однако армия царства Шу, созданная и обученная Чжугэ Ляном, превосходила по своей подготовке войска Вэй, которые по сути были народным ополчением (см.: Л о Гуаньчжун. Указ. соч. Т. 2. С.607–693).

142

Эта стратагема была задумана не самим Люй Мыном, а советником Сунь Цюаня Лу Сунем (см. там же. С. 195–204).

143

Академик Н. И. Конрад несколько по-иному переводит это место из 5-й главы трактата Сунь-цзы:

«То, что делает армию при встрече с противником непобедимой, — это правильный бой и маневр.

…Вообще в бою схватываются с противником правильным боем, побеждают же маневром. Поэтому тот, кто хорошо пускает в ход маневр, безграничен подобно небу и земле, неисчерпаем подобно Хуанхэ и Янцзыцзяну» (Конрад Н. И. Указ. соч. С. 30–31).

144

Русское издание этого романа вышло под заглавием «Цветы сливы в золотой вазе, или Цзинь, Пин, Мэй». Тт. 1–2 / Пер. с кит. В. Манухина. М., 1977.

145

Т. е. «Речные заводи» (см. ком. 9 к Стратагеме № 6). Дело в том, что главный герой эротического романа «Цветы сливы в золотой вазе» — Симынь Цин — упоминается и в «Речных заводях». Анонимный автор «Цзинь, Пин, Мэй» развил и продолжил историю похождений Симынь Цина, отличавшегося необычайным распутством. Таким путем, как предполагают исследователи средневековой китайской литературы, Ван Шичжэнь — известный поэт и эссеист XVI в. — отомстил за своего казненного по ложному доносу отца виновнику этого злодеяния чиновнику Янь Шифаню, дом которого был у Западных ворот (Симынь), а детское имя звучало Цин. Существуют и другие легенды, связанные с написанием этого замечательного произведения.

146

Хань Юй (768–824) — крупнейший конфуцианский мыслитель, историк, философ, литератор эпохи Тан. Автор трудов «О пути», «Письмо министру Лю», «Вопросы о Юэ». Резко выступал против канонизации определенных формул буддизма и даосизма.

147

См. комментарий к Стратагеме № 3.

148

Речь идет о работе Мао Цзэдуна «Против капитулянтства» (см.:Мао Цзэдун. Избр. произв. Т. 2. С. 313–319).

149

11 марта 1940 г. Мао Цзэдун выступил на совещании высших руководящих партийных работников в Яньани с тезисами «Нынешняя тактика в едином антияпонском фронте», в которых отметил, что «США продолжают держаться выжидательной политики, «следя с горы за борьбой тигров»» (там же. С. 539).

150

Это высказывание было сделано Мао Цзэдуном на VII съезде КПК в докладе «О коалиционном правительстве» (см.: Мао Цзэдун. Избр. произв. Пекин, 1969. Т. 3. С. 275–276).

151

Такую оценку Мао Цзэдун дал в его «Беседе с корреспондентом «Синьхуа жибао» о современной международной обстановке» (см.: Мао Цзэдун. Избр. произв. Т. 2. С. 328–329).

152

Анализ причин советско-германского пакта о ненападении был дан Мао Цзэдуном не только в упомянутой беседе с корреспондентом «Синьхуа жибао», но и в цитируемой Зенгером специальной статье «Единство интересов Советского Союза и всего человечества», подготовленной по просьбе Китайско-советского культурного общества к 22-й годовщине Октябрьской революции (см. там же. С. 345–356).

153

При переводах на русский язык фамильный знак великого танского поэта читается как «бо» (см.: Бо Цзюй-и. Четверостишия / Пер. с кит. Л. Эйдлина. М., 1951).

154

Великий князь Гуань — это один из героев «Троецарствия», прославленный полководец Гуань Юй. В пьесе сановник Лу Су приглашает Гуань Юя на пир в стремлении силой вынудить его уступить территорию Цзинчжоу. Коварству Лу Су Гуань Юй противопоставляет проницательность и храбрость. Эта фабула отражена и в полном названии драмы Гуань Ханьцина: «Лу Цзыцзин (Су) устраивает пир в надежде вернуть Цзинчжоу; великий ван Гуань с одним мечом идет на пир» (см.: Сорокин В. Ф. Указ. соч. С. 256–257).

155

Сыма Гуан (1019–1086) был однофамильцем основоположника китайской историографии Сыма Цяня. Он являлся крупным государственным деятелем Сунской эпохи и создателем уникального исторического труда «Цзы чжи тун цзянь», состоящего из 294 книг и охватывающего историю Китая с 403 г. до н. э. (т. е. от периода «Сражающихся царств») по 960 г. н. э. — начало правления династии Сун. Авторский замысел, отраженный и в названии работы, заключался в том, чтобы не только воссоздать факты истории в их взаимосвязи, но и научить своих современников осмысливать их, извлекая уроки.

В XII в. труд Сыма Гуана был переработан Чжу Си в духе неоконфуцианства и стал называться «Цзы чжи тун цзян ган му», в XVIII столетии его перевели на маньчжурский язык, бывший тогда официальным языком Циньской империи. По «горячим следам» он был переведен с маньчжурского одним из французских миссионеров (Joseph-François de Mailla, Histoire generate de la Chine. Paris, 1777–1785). В первой половине XIX в. великий русский китаевед Никита Яковлевич Бичурин (Иакинф), находясь во главе Русской духовной миссии в Пекине, перевел эту грандиозную работу с китайского языка, причем перевод был сделан «для собственного употребления при справках». К 1825 г., уже в ссылке в Валаамском монастыре, Н. Я. Бичурин завершил работу над переводом, рукопись которого в настоящее время хранится в Архиве Петербургского отделения Института востоковедения РАН (см.: Скачков П. Е. Очерки истории русского китаеведения. М., 1977. С. 94, 312,410).

156

На совести Ли Линьфу и судьба одного из талантливейших поэтов Танской эпохи — Чжан Цзюлина, который служил при дворе в министерском чине. Поэт отличился тем, что в день тезоименитства императора преподнес ему не редкие драгоценности, как иные придворные, а книгу об основах управления, определявших возвышение и процветание династии или ее упадок. Государь изобразил восторг. Но вскоре назначил министром Ли Линь-фу, спросив поэта мнение о нем. Чжан Цзюлин ответил: «Боюсь, что он будет для государства опасен». Тем не менее назначение состоялось, и Ли Линьфу начал протежировать другим выскочкам и проходимцам, в частности Ню Сянькэ. Чжан Цзюлин вновь пытался отсоветовать императору продвигать таких временщиков, но это навлекло на него лишь высочайшую немилость (см.: Алексеев В. М. Указ. соч. С. 146).

157

Имеется в виду статья «Памяти графа Гейдена» (см.: Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 16. С. 37–45).

158

«Эдда» («Edda») — собрание древнеисландских мифологических и героических песен. Автором является поэт-скальд Снорри Стурлусон (Snorri Sturluson) (1178–1241). Его сочинение носит название «Младшая Эдда», или «Снорриева Эдца». Этот труд, подготовленный в 1222–1225 гг., содержит обзор и поэтическое переложение древних скандинавских саг. «Старшая Эдда» («Эдца Сэ-мунда», «Песенная Эдда»), датируемая XIII столетием, также является сборником древнеисландских эпических произведений, основанных на устной традиции германских народов. В современном немецком языке песни «Эдды» обозначаются термином «Eddalieder».

159

См. комментарий к Введению.

160

Цари правили Римом 244 года: от основания города и до учреждения власти выборных консулов. Луций Тарквиний Гордый, захвативший власть в результате коварного убийства Сервия Туллия, царствовал в течение 25 лет.

Тарквиний и сам пользовался стратагемами. В ходе войны с городом Габии после неудачных попыток взять город приступом или осадой Тарквиний, «совсем не по-римски, принялся действовать хитростью и обманом». Он сделал вид, что занят закладкой храма и другими работами у себя в городе. Одновременно младший из его трех сыновей, Секст, перебежал, договорившись с отцом, в Габии. Здесь он приложил немало красноречия и усилий, чтобы добиться доверия габийцев. Он преуспел в этом, став одним из военачальников, и «пользовался такой любовью, что Тарквиний-отец был в Риме не могущественнее, чем сын в Габиях». Пользуясь своим положением, Секст по указанию отца (Тарквиний не доверил присланному гонцу свой план, он лишь молча ходил по саду, сбивая палкой головки самых высоких маков, но Секст понял намек) истребил лучших из габийских старейшин. «Осиротевшее, лишившееся совета и поддержки габийское государство было без всякого сопротивления предано в руки римского царя» (Тит Ливий. История от основания Рима // В сб.: Историки Рима. М., 1969. С. 190–191).

161

Как пишет Тит Ливий, в доме Тарквиния «явилось страшное знаменье: из деревянной колонны выползла змея». Встревоженный Тарквиний решил направить доверенных лиц в Дельфы, к прославленному оракулу. Эту миссию он поручил своим сыновьям Титу и Аррунту. «В спутники им был дан Луций Юний Брут, сын царской сестры Тарквиний, юноша, скрывавший природный ум под приятною личиной. В свое время, услыхав, что виднейшие граждане, и среди них его брат, убиты дядею, он решил: пусть его нрав ничем царя не страшит, имущество — не соблазняет; презираемый в безопасности, когда в праве нету защиты. С твердо обдуманным намерением он стал изображать глупца, предоставляя распоряжаться собой и своим имуществом царскому произволу и даже принял прозвище Брут — Тупица, — чтобы под прикрытием этого прозвища сильный духом освободитель римского народа мог выжидать своего времени» (там же. С. 193).

162

Секст Тарквиний, явившись в дом как гость, силой и гнусным шантажом обесчестил Лукрецию — жену Тарквиния Колла-тина, сына Эгерия, славившуюся в Риме нравственной чистотой. Раскрыв своим близким злодеяние Секста, Лукреция покончила с собой.

163

Лао-цзы (Лао Дань) в своем ответе Конфуцию на вопрос о «дао» — пути совершенного человека — отвечает, что «много знающий человек не обязательно обладает истинным знанием, а искусный в споре не обязательно обладает настоящим умом. Поэтому настоящий совершенномудрый отбрасывает эти качества» (см.: Древнекитайская философия. Т. 1. С. 281). Существуют несколько иные переводы этого отрывка, например в работе Л. Д. Позднеевой «Атеисты, материалисты, диалектики Древнего Китая» (M., 1967): «Держаться вне всей тьмы вещей, вмещая их неистощимую способность к движению, — таково учение благородного мужа» (с. 248–249).

164

Н. И. Конрад вкладывает другой смысл в эту фразу: «Если он [противник. —

В. М.

], не будучи ослаблен, просит мира, значит, у него тайные замыслы». Причем к термину «ослаблен» Н. И. Конрад сделал специальное примечание: «Слово «юэ», употребленное здесь Сунь-цзы, малопонятно, что открывает простор различным догадкам. Из всех предложенных комментаторами толкований выбираю толкование Чэнь Хао, объясняющее это слово через выражение «цюй жо» — «быть надломленным», «быть обессиленным» (см.: Конpад Н.И. Указ. соч. С. 37, 300).

165

Наиболее полно переводы на русский язык ханьских «юэфу» представлены в первом томе «Антологии китайской поэзии», изданной под редакцией Го Можо и Н. Т. Федоренко (М., 1957), где они занимают специальный раздел (с. 232–280).

166

См. первый комментарий к Стратагеме № 2.

167

Брат Кан Ювэя — Кан Гуанжэнь (Кан Юпу, Кан Юбо) — был одним из наиболее активных сподвижников великого китайского реформатора. В период нахождения Кан Ювэя у власти Кан Юпу принимал участие в подготовке различных правительственных документов и поддерживал контакты между реформаторами и столичной интеллигенцией. Заметной фигурой Кан Юпу был и в ходе движения против давнего обычая — бинтования ног женщинами Китая.

Он не покончил с собой, как повторяет вслед за современным китайским комментатором Харро фон Зенгер, а был арестован 21 сентября 1898 г. и затем убит. Вот как описывает данное событие наиболее компетентный исследователь истории этого реформаторского движения, академик С. Л. Тихвинский: «После полудня 21 сентября отряд из 300 человек, возглавляемый командующим войсками Пекинского гарнизона маньчжуром Чун Ли, по приказу Цы Си окружил гостиницу наньхайского землячества в Пекине, где обычно проживал Кан Ювэй. Не найдя Кан Ювэя, они арестовали и увели с собой его брата Кан Юпу и его учеников — участников движения за реформы Чэнь Цзыляна и Цянь Цзюньбо (он же Цянь Вэйцзи), — а также двух слуг. На отдельных повозках их доставили в штаб гарнизона и там тотчас подвергли допросу, чтобы узнать, где находится Кан Ювэй. Арестованные показали, что Кан Ювэй выехал в Тяньцзинь, намереваясь затем следовать в Шанхай». Уже 28 сентября в числе других руководителей движения за реформы фактически без суда и следствия Кан Юпу был казнен по распоряжению императрицы Цы Си (см.: Тихвинский С. Л. Движение за реформы в Китае в конце XIX века. Изд. 2-е, дополненное. М., 1980. С. 193–194, 238, 240).

168

Печальная судьба маркиза д'Эвремонда является фабулой известного исторического романа Ч. Диккенса «Повесть о двух городах» (см.: Дик енс Ч. Собр. соч. Т. 22 / Пер. с англ. С. П. Боброва и М. П. Богословской. M., 1960). Два города — это Париж и Лондон. Роман был написан в апреле — ноябре 1859 г. под непосредственным воздействием Крымской войны. Ситуация в Англии накануне войны и в ходе ее грозила социальным взрывом. В романе Диккенс стремился показать положение в стране, полностью охваченной революцией. Диккенс был противником насилия, он сравнил «нормальное» общество — действие начинается за полтора десятилетия до первых революционных залпов во Франции — с тем, которое возникает в ходе катаклизма. Следует заметить, что это произведение художественными средствами развивало «антитеррористическую» направленность знаменитого труда Томаса Карлейля «Французская революция», который был настольной книгой Ч. Диккенса.

169

Сближение позиций Чжан Сюэляна и руководства КПК произошло в ходе его секретных переговоров с Чжоу Эньлаем, проходивших ночью в помещении церкви в Сиани. Сианьским событиям посвящена огромная литература. На основе ранее секретных документов перипетии «сианьского инцидента» наиболее подробно и глубоко проанализированы в новом фундаментальном исследовании академика С. Л. Тихвинского «Путь к объединению и независимости Китая» (М.: Институт Дальнего Востока РАН, 1995. Рукопись. С. 1016–1023).

170

Чжан Сюэлян, которому исполнился 91 год, в настоящее время живет у дочери в Сан-Франциско. Правительство КНР неоднократно приглашало его вернуться на родину, гарантируя ему возвращение имущества и высокий статус.

171

Перед бегством на Тайвань Чан Кайши расправился с Ян Ху-чэном.

172

Пожар в Чанша, погубивший, по разным сведениям, от 20 до 30 тысяч жителей и уничтоживший свыше 50 тысяч зданий, был результатом не только паники и необдуманных распоряжений Чжан Чжичжуна. Как отмечает С. Л. Тихвинский, «поздно ночью 12 ноября гоминьдановское командование, давно вынашивавшее авантюрный план устройства в каком-либо китайском городе огненной ловушки японским войскам по примеру пожара Москвы во время нашествия Наполеона в 1812 г., поверив непроверенным слухам о вступлении в Чанша японской армии, приказало поджечь город со всех сторон» (Тихвинский С.Л. Путь к объединению и независимости Китая. С. 638). В пламени пожара едва не погибли Чжоу Эньлай и E Цзяньин, участвовавшие 12 ноября в проходивших в Чанша торжествах, посвященных дню рождения Сунь Ятсена. Вообще же, такого рода «стратагемный поджог» является частью традиционного китайского военного искусства. В трактате Сунь-цзы имеется специальный раздел, посвященный использованию огня в боевых действиях.

173

По другим источникам, Пу Сунлин родился значительно раньше. Так, Н. Т. Федоренко в предисловии к переводам новелл Пу Сунлина, выполненным В. М. Алексеевым, отмечает: «Выдающийся китайский новеллист Пу Сунлин, писавший под псевдонимом Ляо Чжай, родился в провинции Шаньдун в 1622 году и умер в 1715 году» (Пу Сунлин (Ляо Чжай). Указ. соч. С. 7).

174

Лин-гун был убит в персиковом саду полководцем Чжао Чуанем, который мстил за преследования своего брата Чжао Дуня (см.: Сыма Цянь. Указ. соч. Т. 5. С. 169–170).

175

Комментируя содержание пьесы «Сирота Чжао», написанной на этот исторический сюжет, В. Ф. Сорокин замечает: «Существует неясность относительно правильного написания имени этого персонажа, поскольку наряду с односложной (Ту) есть и двусложная фамилия (Туань). Однако в IV акте сказано, что приемного сына этого персонажа звали Ту Чэн, поэтому мы принимаем написание Ту Аньгу» (Соpокин В. Ф. Указ. соч. С. 244). Как видим, имеются различия в написании не только для фамилии, но и для имени: Аньгу (Аньцзя), но наличие нескольких имен (данного в детстве и полученного позднее) — это довольно частое явление в старом Китае.

176

Полное название пьесы — «Сирота Чжао творит великую месть» (см. там же).

177

Труд бельгийца, иезуитского миссионера в Китае Ж. Б. Дю-гальда «Географическое, историческое, хронологическое, политическое и физическое описание Империи Китай и Китайской Тартарии» был хорошо известен в России в XVIII столетии. Тогда же отрывки из него были переведены и опубликованы (см.: Pассохин И. Известие о шелковых заводах, каким образом они учреждены в Китае, и о прочем туда принадлежащем, переведенное из дю-Галдова описания китайского государства. С приобщением некоторых от прапорщика и китайского языка переводчика Лариона Россохина, учиненных примечаний. — «Ежемесечные сочинения, к пользе и увеселению служащие». 1757. Май. С. 387–461).

178

Пьеса «Китайский сирота» была одним из произведений «китайского цикла» Вольтера, который вслед за Лейбницем пережил увлечение Китаем. О философских и исторических суждениях Вольтера, касающихся Китая, подробнее смотри прекрасную публикацию Г. И. Саркисовой «Вольтер о Китае и становление русского китаеведения» (в сб.: И не распалась связь времен… К 100-летию со дня рождения П. Е. Скачкова. М., 1993. С. 100–135). Еще при жизни Вольтера в Российской академии наук был произведен специальный анализ его публикаций о Китае. Любопытно, что и в Китае китаеведческие эссе Вольтера не остались незамеченными; прибыв на Женевскую конференцию 1954 г., маршал Чэнь И первым делом посетил могилу Вольтера и написал посвященные великому французскому философу стихи.

179

См. второй комментарий к Введению.

180

Речь идет о китайских «облавных шашках» — «вэйци», которые послужили прототипом игры го. Основной принцип игры заключается в том, чтобы путем «занятия территории» создать для противника безвыходную позицию. В Китае эта игра всегда была очень популярна. Одним из сильнейших игроков страны в 50— 60-х годах был маршал Чэнь И, являвшийся министром иностранных дел КНР.

181

Немецкий перевод — X. Шмидт-Глинтцер. Дюссельдорф — Кёльн, 1975. —

Прим. авт.

182

Мо-цзы (Mo Ди) (479–400 до н. э.) — глава школы моистов. Сам он и его последователи отражали взгляды служилого сословия. Отсюда в трактате Мо-цзы, являющемся плодом коллективного творчества, появилась даже специальная глава «Приближение служилых», своеобразный гимн служилому сословию, представители которого именуются «мудрыми». «Если, управляя царством, не заботиться о служилых, то страна будет потеряна» — вот основная посылка этой главы. В главе «Почитание мудрости» содержится и раздел, часть которого цитируется Зенгером. Он звучит следующим образом: «Древние совершенномудрые правители получали поддержку мудрых людей. Они назначали их на службу, награждали, давали им высокий пост и делали их знатными, разделяли землю и выделяли им надел земли, держали мудрого около себя всю жизнь. Только мудрый понимает замыслы благородного мужа и претворяет их. Мудрый всеми силами стремится выполнять порученное ему правителем дело и всю жизнь не чувствует усталости в делах… Мудрый человек делает так, чтобы правитель жил в радости и покое, а горе и печали он берет на себя» (Древнекитайская философия. Т. 1. С. 184).

183

Кайpос (греч.) — божество благоприятного момента. — Прим. авт.

184

Кайpос

(греч.)

— божество благоприятного момента. —

Прим. авт.

185

В. Ф. Сорокин приводит содержание этой пьесы. Ее автором является Шан Чжунсянь, а полное название — «Юйчи Гун трижды отнимает копье». Некоторая разница в написании имени главного героя объясняется тем, что знак «вэй» является фонетиком в иероглифе «юй». Зенгер, очевидно зная звучание фонетика, не проверил чтение иероглифа по словарю, а оно в данном случае является иным, чем фонетик (см.: Сорокин В. Ф. Указ. соч. С. 266–267).

186

Существует два основных варианта романа «Речные заводи»: один содержит 70 глав, другой — 120. Наиболее популярной является первая, сокращенная версия. Именно с нее профессором А. П. Рогачевым и был сделан перевод романа на русский язык, вышедший в 195 5 г. Полный текст романа был издан в Пекине в 1954 г. для литературоведческой и филологической работы. В годы «культурной революции» в Китае была развернута идеологическая кампания по поводу классического литературного наследия.

В 1972 г. началась «реабилитация» классики и в канун визита Р. Никсона в Пекине начали продаваться «Сон в Красном тереме» и затем «Речные заводи», которые пользовались огромным спросом у публики. Продавались как старые, вышедшие еще до «культурной революции» издания, так и новые. Затем вышли в свет и «Троецарствие», и «Путешествие на Запад». Однако в 1973–1974 гг. началась интенсивная критика романа «Речные заводи». В 1975 г. Мао Цзэдун придал этой критике общекитайский характер, причем использовал против своих оппонентов версию романа из 120 глав. (Подробнеесм.:Желоховцев А. Н., Рогачев А. П.Кампания вокруг романа «Речные заводи» в Китае // Народы Азии и Африки. 1978. № 1. С. 80–91.)

Отрывок, приводимый Зенгером, в прямом переводе с китайского звучит несколько по-иному. Правда, может быть, Зенгер пользовался каким-то другим изданием. Мы же приводим его по полному изданию 1954 г.: «За короткое время Ma Лин проехал свыше 20 ли. Дай Цзун, проехав 16–17 ли, остановился. Смотрел повсюду, но Ma Лина не увидел. Ma Лин же впереди летел стрелой и столкнулся с одним очень толстым монахом, который нанес ему прямой удар в лицо и ударом своего посоха буддийского монаха опрокинул Ma Лина, воспользовавшись моментом, захватил чужое и быстро взял Ma Лина в плен» (Ши Hайанъ. Шуй ху цюань чжу. Пекин, Жэньминь вэньсюе чубаньшэ. Т. 3. С. 1552). Заметим также, что сочетание из четырех иероглифов, обозначающих Стратагему № 12, имеется в «Китайско-русском словаре», подготовленном Шанхайским институтом иностранных языков (Пекин: Шану иншу гуань, 1977. С. 843). Его перевод дается как: «воспользовавшись моментом (случаем), забрать (стащить) что-то; походя (на ходу) прихватить (взять) чужое (чужую вещь)».

187

А. П. Рогачев несколько по-иному излагает эти размышления Сунь Укуна: «Они задумали погубить нас и завладеть наше рясой, вот почему и решились на такое злодеяние. Тут надо бы поорудовать моим посохом, но это невозможно: Учитель снова будет обвинять меня в жестокости. А ведь достаточно одного удара, чтобы перебить их всех. Постой, постой! — обрадовался он. — А почему бы мне тоже не пуститься на хитрость и не сорвать их плана? Ничего нет трудного на их козни ответить кознями» (У Чэньэнь. Указ. соч. Т. 1.С. 301–302).

188

Зенгер употребляет здесь европейский термин «Lehenskönige» — «ленные цари». Но это сразу ставит проблему становления феодализма в Китае, которая находится в центре многочисленных дискуссий в течение многих лет. Думается, что для рассматриваемого здесь исторического периода правильнее использовать термины, применяемые при переводе на русский язык «Исторических записок» Сыма Цяня. В таком случае речь идет о главах наследственных домов (шицзя) (см.: Сыма Цянь. Указ, соч. Т. 5; о деяниях Сян Юя см. там же. Т. 2. С. 53—156).

189

Этот план связывается со Стратагемой № 12 в одном из комиксов, выпущенных КНР. —

Прим. авт.

190

См. первый комментарий к Стратагеме № 2.

191

Реорганизация китайского классического театра началась еще летом 1964 г., когда по инициативе Мао Цзэдуна в Пекине был проведен смотр спектаклей Театра пекинской музыкальной драмы на современную тему. Среди спектаклей были два, которые не имели успеха, но постановка которых приписывалась супруге Мао Цзэдуна — Цзян Цин: «Искры в камышах» и «Красный фонарь». С 1967 г. они стали именоваться «образцовыми революционными спектаклями». «Искры в камышах» позже были переименованы в «Шацзябан»; к этим спектаклям добавились оперы «Чжи цюй Вэйхушань» («Взятие хитростью горы Вэйхушань») и «Циси Байхутуань» («Налет на полк Белого тигра»), а также балетные спектакли «Хунсэ нянцзы цзюй» («Красный женский батальон»), «Баймао нюй» («Седая девушка»), «Юймэн сун» («Песня горы Юй-мэн») и «Дети степей».

Кроме революционной тематики эти спектакли отличались от старой классической пекинской оперы тем, что был изменен музыкальный строй — добавлено количество инструментов и музыкантов (с 7 до 20), в музыкальную ткань были вкраплены и мелодии европейских композиторов, к исполнению женских ролей были допущены актрисы (в старом театре эти роли исполняли только мужчины), со сцены по ходу спектаклей звучали «Интернационал», «Алеет Восток» и другие революционные гимны.

192

Когда в 1398 г. скончался основатель национальной китайской династии Мин — Чжу Юаньчжан, придворная камарилья в обход сыновей возвела на престол одного из его внуков. Сыновья, почувствовав себя ущемленными, начали борьбу за власть. Один из них, владетельный князь Яньцзина (бывшей столицы монгольской династии Юань — Даду) по имени Чжу Ди, сверг «узурпатора» Хой-ди и занял престол сам. Его храмовое имя было Чэн-цзу, а девиз годов правления — Юн-лэ (Вечная радость). Яньцзин он объявил северной столицей, переименовав его в Бэйцзин (Северная столица — современный Пекин). Прежняя столица его отца получила название Наньцзин (Южная столица — Нанкин).

С его именем связаны крупные преобразования в стране, активная завоевательная внешняя политика на севере и северо-востоке. На юге помимо завоеваний в Индокитае была организована серия морских экспедиций в страны южных морей, а также вдоль побережья Индостана вплоть до Африки.

193

Тай-цзу — храмовое имя основателя Минской династии Чжу Юаньчжана.

194

Могущество династии Тан было подорвано восстанием крестьян во главе с Хуан Чао. В январе 881 г. повстанцы захватили столицу империи Чанъань. Императорский двор бежал на юг. Однако к 901 г. восстание было жестоко подавлено. Фактическая власть в стране принадлежала полководцам-карателям. Один из них — Чжу Вэнь — увез императорскую семью в Лоян, а затем полностью истребил ее (906). На юге страны положение было более устойчивым, военные действия вспыхивали реже, здесь сохранялся режим Танской империи (династия Южная Тан). Север же подвергся вторжению киданей, провозгласивших в 916 г. свое государство империей, которая в 937 г. приняла название Ляо. Оплотом сопротивления киданям стал Кайфэн. В 960 г. гвардия провозгласила своего командира Чжао Куанъиня императором династии Сун. В ходе длительных войн новой династии удалось к 980 г. добиться объединения Китая.

195

Неоконфуцианство Чжу Си складывалось как официальная государственная доктрина Сунской империи. Эта философская система развивалась в условиях борьбы Китая против натиска чжурчженьской империи Цзинь и Тангутского государства, поэтому ее стержнем была идея упрочения центральной власти и пресечения сепаратистских, центробежных устремлений крупных феодалов. В качестве государственной идеологии конфуцианство, обновленное Чжу Си, просуществовало вплоть до XIX столетия. Феодально-патриархальные основы государственности, взаимоотношений верховной власти и низов при императорах Канси (1662–1722) и Цяньлуне (1736–1795) даже утверждались специальными указами, содержавшими ссылки на воззрения Чжу Си.

196

Этот шедевр китайской драматургии опубликован на русском языке (см.: Ван Ш и Фу. Западный флигель / Пер. и предисл. Л. Н. Меньшикова. М., I960).

197

Цзяннань — в императорском Китае территории к югу от реки Янцзы (части провинций Цзянсу и Аньхой), выделявшиеся в самостоятельную административную единицу.

198

Восстание «боксеров» — так называлось народное восстание ихэтуаней в Северном Китае в 1898–1901 гг. Свое название это восстание получило от наименования руководившего им тайного общества «Ихэтуань» («Отряды справедливости и мира»), или «Ихэцюань» («Кулак во имя справедливости и мира»).

199

На самом деле ихэтуани с самого начала движения выступали под лозунгом «Поддержим Цин, смерть иностранцам!». Правящая верхушка империи, стараясь удержаться у власти, признала движение патриотическим, пыталась ввести его в легальное русло, но затем предала повстанцев, вступив в сговор с империалистическими державами.

200

Н. И. Конрад переводит название этой главы как «Поход». Параграф 11 этой главы дает такое указание: «Если в районе движения армии окажутся овраги, топи, заросли, леса, чащи кустарника, непременно внимательно обследуй их. Это места, где бывают засады и дозоры противника» (Конρад Н. И. Указ. соч. С. 36).

201

Более точным переводом названия этого курса, который давался самими китайскими специалистами, является «Пусть расцветают все цветы». Дело в том, что иероглиф «бай» — «сто» — имеет и значение «все». Любопытно, что это выражение зародилось еще в эпоху Чунь-цю («Весны и Осени») (722–481 до н. э.) и звучало как «бай цзя чжэн мин» — «пусть соперничают все ученые». Кампания 1956–1957 гг. также получила название «Пусть расцветают все цветы, пусть соперничают все ученые» (см.: Маркова С. Д. Маоизм и интеллигенция. Проблемы и события (1956–1973). М., 1975. С. 37–78).

202

Речь идет о Ша-сэне, одном из спутников Сюань-цзана. Весь этот эпизод изложен в 27-й главе романа «Путешествие на Запад» (см.: У Чэнъэнь. Указ. соч. Т. 2. С. 20–34).

203

Полное изложение стратагемы Чжугэ Ляна дается в 44-й главе «Троецарствия» (см.: Ло Гуаньчжун. Троецарствие. М., 1954. Т. 1.С. 542–553).

204

Цит. по одноименной книге Абрахама Пайса. Брауншвейг, 1986. С. 106. —

Прим, автора.

205

Старшая Эдда, Речи Высокого. Перевод А. Корсуна. БВЛ. Т. 9. С. 190. —

Прим. перев.

206

Перефразированное выражение из Евангелия (Мф. 9: 17; Мк. 2: 22): «Не вливают… вина молодого в мехи ветхие; а иначе прорываются мехи, и вино вытекает, и мехи пропадают. Но вино молодое вливают в новые мехи, и сберегается то и другое». То есть по первоначальному смыслу: нельзя создавать что-либо новое, не расставшись со старым, это выражение прямо противоположно сущности Стратагемы № 14.

207

Полное название этой пьесы — «Люй Дунбинь уводит от мира Ли Юэ с железным посохом». Главная сцена в ней посвящена воскрешению души в новом теле (см.: Сорокин В. Ф. Указ. соч. С. 209).

208

Сюй Битао не сама выбирает для своей души новую материальную оболочку, а также, как и герои предыдущей пьесы, делает это с помощью даосской магии. Полностью пьеса называется «Даос Са ночью раскрывает тайну цветов битао». На наш взгляд, название цветов — «битао», — сохраненное в названии, способствует более полному пониманию содержания пьесы, так как созвучно имени героини (см. там же. С. 251–252).

209

Ван Ман был, пожалуй, первым, кто попытался осуществить практиковавшийся и в новейшей истории Китая политический курс «гу вэй цзинь юн» — «ставить древнее на службу современности». Он стремился вдохнуть новую жизнь в конфуцианское учение. Главным трудом, который большинство китайских историков и филологов считают поддельным, является «Чжоули» — свод «Чжоуских установлений». С помощью этого труда при Ван Мане предпринималась попытка идеализировать древнее китайское государство, его политическую систему и общественные нравы (см.: Алексеев В.М. Указ. соч. С. 34).

210

В работе Мао Цзэдуна «О новой демократии», о которой здесь идет речь, имеется специальный раздел «Старые три народных принципа и новые три народных принципа» (Мао Цзэдун. Избр. произв. Т. 2. С. 460—4б7).

211

X. фон Зенгер имеет в виду работу Мао Цзэдуна «О демократической диктатуре народа». Однако следует заметить, что в ней Мао Цзэдун, постоянно подчеркивая правоту многих оценок Сунь Ятсена, сделанных им на основании 40-летнего опыта революционной борьбы, дистанцируется лишь в одном — оценке роли национальной и мелкой буржуазии как движущей силы революции (см.: M а о Цзэдун. Избр. произв. Т. 4. С. 501–518).

212

Переводчик взял на себя смелость изложить историю по Ветхому завету, где она рассказывается более доходчиво, чем в цитируемом автором военном труде: Malamat A. Conquest of Canaan: Israelite Conduct of War according to Biblical Tradition, from Enciclopaedia Judaica Yearbook, 1975/6, Jerusalem, 1977.

— Прим. перев.

213

Эти события изложены в 32—34-й главах романа «Путешествие на Запад». Танский монах еще не раз был похищен различными духами и демонами, встречавшимися на его пути (см. главы 65, 85), при этом применялись различные стратагемы, например «Разделить цветок сливы по лепесткам», то есть разобщить силы противника и тем самым ослабить его. Но небожители ради торжества добра и справедливости помогали Трипитаке спастись (см.: У Чэнъэнь. Указ. соч. Т. II. С. 104–157; т. 3. С. 275–313; т.4. С. 200–221).

214

В более поздней редакции этой работы данный отрывок оснащен ссылкой на Сунь-цзы, рекомендовавшего не пренебрегать маневренной войной и при необходимости отступлением. «Во время борьбы против третьего «карательного похода» в Цзянси

Красная армия отступила до предела (она сосредоточилась в тыловой зоне опорной базы), но без этого она не могла бы победить противника, так как последний превосходил ее по численности более чем в десять раз. Сунь-цзы говорил: «Уклоняйся от боя, когда противник стремительно рвется вперед, бей его, когда он, расслабленный, возвращается назад»; говоря так, он имел в виду моральное и физическое изматывание противника с целью уничтожения его превосходства» (Мао Цзэдун. Избр. произв. Т. 1. С. 276).

В целом же в китайском воинском искусстве приоритет стратагемности несомненен. Как подчеркивал еще С. Л. Владиславич-Рагузинский, знаменитый российский дипломат, подписавший в 1727 г. Кяхтинский договор с Китаем: «Они [китайцы. —

В. М.

] причитают разумнейшими от европейцев и большими обманщиками в стратагемах воинских, только исповедуют, что европейцы суть бодры, сердиты и отчаянны, как звери, и что их сердца огнем и стрелами утолить невозможно, но точию обманом в их маршах и прочем удержать и до баталии не допустить». Русский посол был первым европейцем, определившим стратагемный характер китайской дипломатии и воинского искусства. Свои наблюдения он изложил в дипломатической переписке и в VI главе — «О сухопутной армии Китайской империи» — своего официального труда «Секретная информация о силе и состоянии Китайского государства», поднесенного им императрице Анне Иоанновне (см.: Русский вестник СПб., 1842. № 2. Февраль. С. 242).

215

Гексаграмма «цзянь» — «препятствие» — сопровождается афоризмами: «Благоприятен юго-запад»; «Неблагоприятен северо-восток»; «Благоприятно свидание с великим человеком»; «Стойкость — к счастью». Известная нам интерпретация афоризмов в зависимости от позиций черт, на наш взгляд, не дает возможности обнаружить что-либо, адекватное вольному переводу X. фон Зенгера (см.: Щуцкий Ю. К. Указ. соч. С. 183–184, 186, 244, 267, 386–388).

216

Здесь X. фон Зенгер интерпретирует главы романа с 87-й по 90-ю (см.: Ло Гуаньчжун. Указ. соч. Т. 2. С. 336–387).

217

Шан Ян был не только законником, но и прямым апологетом силы и аморальности политики. Он утверждал, что «государство может достичь спокойствия благодаря земледелию и войне… на государство, которое любит силу, трудно напасть, а государство, на которое трудно напасть, непременно добьется процветания». Шан Ян выступал проповедником тотальных методов ведения войны. «Если войска совершают действия, на которые не отважится противник, — это значит, что страна сильна. Если во время войны страна совершает действия, которых противник устыдился бы, то она будет в выигрыше», — утверждал легистский канон (см.: Книга правителя области Шан (Шан цзюнь шу) / Пер. с кит. Вступ. ст. и комм. Л. С. Переломова. М., 1968. С. 150–151, 156).

218

Начало отношений Лю Бэя с Чжугэ Ляном описывается в гл. 36–38 (см.: Ло Гуаньчжун. Указ. соч. Т. 1. С. 443–478).

219

Иносказательно это означает: усердно, неоднократно приглашать кого-либо на службу

(В. М.).

220

Гексаграмма № 5 — сюй — означает «необходимость ждать». Ей сопутствуют афоризмы: «Обладателю правды — изначальное свершение»; «Стойкость — к счастью»; «Благоприятен брод через великую реку». В интерпретации расположения черт отмечается, что, «творя правду теперь, ее реализацию можно предоставить будущему» и что только «подлинное умение выждать и переждать, в конце концов, приводит к счастью» (см.: Щуцкий Ю. К. Указ. соч. С. 242, 294–297).

221

Как и многие другие обозначения стратагем, выражение «Пао чжуань инь юй» стало идеоматическим. Кроме тех значений, которые приводятся X. фон Зенгером, оно употреблялось при диспутах в смысле: изложить свое мнение с целью получить более компетентное суждение со стороны; а также в качестве образца вежливой литературной речи: своими недостойными виршами вызвать такой замечательный ответ (см.: Большой китайско-русский словарь / Под ред. проф. И. М. Ошанина. М., 1984. Т. 4. С. 500. № 12972; Китайско-русский словарь / Под. ред. проф. И. М. Ошанина. М., 1955. С. 739, № 7712).

222

Дзен-буддизм достиг в Китае расцвета именно при династии Тан. Тогда же выделились его Южное и Северное направления, а затем и другие ветви. Как отмечает выдающийся японский исследователь Дайсэцу Судзуки: «Из того, что мы можем прочесть в литературе о происхождении Дзена в Индии до его появления в Китае, очень многое настолько перемешано с легендами, что установить какие-либо достоверные факты вообще невозможно». На китайской почве дзен, благодаря особенностям психологии и философии народа, обрел не просто второе дыхание, а был как бы воссоздан заново. «Практический ум китайского народа создал, таким образом, дзен и сделал все возможное для его дальнейшего развития с целью удовлетворения своих религиозных потребностей» (Дзен-буддизм. Дайсэцу Судзуки. Основы дзен-буддизма. Сэкида Кацуки. Практика дзен. Бишкек, 1993. С. 104–105). Проблема религиозного синкретизма в Китае прекрасно проанализирована в монографии Е. Б. Поршневой «Религиозные движения позднесредневекового Китая» (М., 1991). Свои размышления по этому вопросу я изложил в отзыве об этой книге (см.: Проблемы Дальнего Востока. 1993. № 4. С. 183–184).

223

Это отрывок из 17-го раздела основного конфуцианского канона «Луньюй» — «Беседы и суждения». В переводе В. А. Кривцова он звучит следующим образом: «Учитель сказал: «Трудно иметь дело только с женщинами и низкими людьми. Если с ними сближаешься, то они перестают слушаться. Если же от них удаляешься, то неизбежно испытываешь с их стороны ненависть» (Древнекитайская философия. Т. 1. С. 173).

В оригинале канона для обозначения «низких людей» используется термин «сяо жэнь», означающий и людей маленького роста, и людей из низов, простолюдинов. X. фон Зенгер переводит его как «kleinen Leuten», что действительно означает «маленькие люди», причем «kleinen» имеет даже оттенок «малыши, дети». Конфуций, конечно же, имел в виду простой народ, причем в конфуцианстве характерно противопоставление терминов «цзюньцзы» — «совершенный муж» и «сяо жэнь» — «мелкий человек». «…Над настоящим идейным героем (цзюньцзы), — подчеркивал В. М. Алексеев, анализируя творчество Пу Сунлина, — бесовское наваждение бессильно, и его путь (дао) торжествует, как на каком-то экзамене. Обратно этому мелкий человечек (сяо жэнь), даже если он весь свой век изучал великих людей по Конфуцию, в конце концов подл. За счастье обладать прекрасною женщиной-феей, приходящей к нему неожиданно и незаслуженно, он платит грубою неблагодарностью и вероломством, слушаясь темных, омраченных людей больше, чем своего, казалось бы, просвещенного наукою рассудка» (Алексеев В. М. Указ. соч. С. 304).

В. М. Алексеев подчеркивает, что в учении Конфуция зарождается строгость «поведения ученых и ответственных деятелей», приравниваемая «к благочестию лиц, присутствующих на церемонии богослужения в храме предков. Это строгое поведение требует абсолютного довольства своим уделом и судьбой (шоу фэнь, ань фэнь) и воздержания от его превышения (бу юэ ци фань) в виде, например, самозванства (цзянь), бунта против законных властей (луань), насильственного овладения чужим добром (ли) и агрессии (цинь). Все это недостойно ученого историка и моралиста (цзюньцзы), и люди этого типа — низкие пигмеи (сяо жэнь), с которыми ученый не должен ни знаться, ни считаться (бу сян вэй моу)» (там же. С. 366).

224

В издании на русском языке этот отрывок переведен следующим образом: «Я не сведущ в вопросах культуры, все собирался ими заняться, но только теперь приступил к этому… Пусть эти наши соображения послужат для передовых деятелей культуры всей страны лишь как отдельные удачи неумелых исканий, как та песчинка, которая вызывает к жизни жемчужину» (Мао Цзэдун. Избр. произв. Т. 2. С.429).

225

Эристика (от нем. Eristik) — искусство ведения спора.

226

Argumentum ad populum — спектакль для публики (

лат

.).

227

Mo Ду — так в тексте X. фон Зенгера; речь идет о сюннском шаньюе (вожде) Модэ.

228

Лю Цзин — известный политический стратег Древнего Китая. Он был простым солдатом и служил под фамилией Лоу в одном из пограничных гарнизонов. Когда основатель Ханьской династии император Гао-цзу решал вопрос о местопребывании столицы, он дал полезный совет перенести столицу не в Лоян, а в Гуаньчжун, за что был пожалован титулом Фэн-чунь-хоу (Маркиз, хранящий чистоту помыслов) и правом носить царскую фамилию Лю (см.: С ы м а Ц я н ь. Указ. соч. Т. 2. С. 380). Для «усмирения» сюнну не военной силой, а путем приобщения их к китайской цивилизации с помощью ритуала Лю Цзин предложил «теорию о мире и родстве с иноземцами», согласно которой следовало регулярно направлять к сюнну красноречивых послов, а также установить брачные связи с их вождями (шаньюями).

С тех пор политика Китайской империи по отношению к сюнну сводилась, по выражению известного древнего историка Бань Гу, «к двум статьям: если чиновник, то придерживается политики мира и родства, если военный, то говорит о походах и карательных экспедициях» (Кюнеp H. В. Китайские известия о народах Южной Сибири, Центральной Азии и Дальнего Востока. М., 1961. С. 201).

Для исполнения своего плана Гао-цзу направил Лю Цзина к сюннскому шаньюю в качестве посла. Считалось, что император выдал замуж за шаньюя принцессу Лю-юань. Потому последующие правители сюнну являлись внуками ханьского императора по женской линии. Однако на деле вместо принцессы послали дочь титулованного лица. Это было связано с тем, что Лю-юань была единственной дочерью императора и к тому же она являлась супругой князя Чжао-вана, который выступил против ее отправки к сюнну, так же как и ее мать императрица (см. там же. С. 204). Сюнну узнали о подмене, конфуцианский ритуал вообще не мог оказать на них «усмиряющего» действия в короткий срок.

Кроме того, стратегический план Гао-цзу — Лю Цзина встретил противодействие и со стороны Юэ Чунхана, китайца, глубоко обиженного ханьским двором и поступившего на службу к сюнну. Юэ Чунхан успешно разоблачал слабые места в аристократической культуре Китая (см.: Suzuki Chusei. China's relations with Inner Asia: the Hsung-nu, Tibet. In: The Chinese World Order. Traditional China's Foreign Relations. Cambridge Mass., 1968. P. 180–181).

229

Великая Китайская стена строилась на протяжении длительного времени, но как единый комплекс она была воздвигнута при императоре Цинь Ши-хуане (246–207 до н. э.), когда разрозненные укрепления, создававшиеся отдельными царствами, были объединены в целостное сооружение. Первая централизованная Китайская империя укрепила свой северный рубеж против «варварской» периферии. Вместе с тем Великая стена служила целям и внутренней политики — препятствовала оттоку населения из Китая.

230

Основоположник даосизма Лао-цзы (VI–V вв. до н. э.) был современником Конфуция. «Дао дэ цзин» — произведение, в котором изложено его учение, столь увлекшее когда-то Л. Н. Толстого, — переведено на русский язык проф. Ян Хин-шуном. Данный отрывок звучит следующим образом: «Чтобы нечто сжать, необходимо прежде расширить его. Чтобы нечто ослабить, нужно прежде укрепить его. Чтобы нечто уничтожить, необходимо прежде дать ему расцвести. Чтобы нечто у кого-то отнять, нужно прежде дать ему» (Древнекитайская философия. Т. 1. С. 125–126).

231

В китайской историографии помимо 25 династийных историй, берущих свое начало от «Исторических записок» Сыма Цяня, существуют и не вошедшие в канон монографии типа «Чжаньго цэ» («Планы Сражающихся царств»). К этому же классу исторических сочинений относится и «Го юй» — «Беседы о царствах».

232

В период «Чжаньго» — «Сражающихся царств» — к северу от рубежей Китая сложились три союза кочевых племен: на востоке — дунху, древние монголы; на севере — сюнну (хунну), древние тюрки; на западе — юэчжи.

233

История наиболее могущественной в Средние века династии Тан началась в 613 г., когда суйский император Ян-ди был свергнут одним из своих военачальников — Ли Юанем. Новая династия получила название Тан. 294 года спустя могущественный «цзедуши» — правитель одного из северных пограничных округов Чжу Вэнь, получивший от императора титул «цюань чжун» — «полностью верный», — низложил в 907 г. последнего императора Танской династии. Весь период правления танского дома делится как бы на две исторические части: до мятежа Ань Лушаня в 755 г. и после него. Именно после этих событий, когда обе столицы империи были захвачены мятежниками, а император Сюань-цзун бежал в Сычуань, начинается новый период существования Тан. Хотя Ань Лушань и провозгласил себя императором, но он погиб в 757 г. Мятеж был подавлен, Танская династия уцелела.

Официальная династия Тан состоит из двух книг: «Цзю Тан шу» и «Синь Тан шу» — «Старой Танской истории» и «Новой Танской истории». Написание «Синь Тан шу» было закончено в 1060 г. Подготовка той и другой книг проходила в острой борьбе мнений, главным образом по проблемам политики империи на ее северных рубежах.

234

В русском переводе имеется упоминание о троянском коне. «Герой романа «Шуйхучжуань» Сун Цзян трижды атаковал Чжуцзячжуан, но из-за незнания обстановки и неправильного метода действий дважды потерпел поражение. Когда же он изменил метод действий и, начав с разведки обстановки, разобрался в лабиринте троп, расстроил союз между селениями Лицзячжуан, Хуцзячжуан и Чжуцзячжуан, устроил засаду в лагере противника и применил метод, подобный использованию троянского коня, о котором повествует одно иностранное предание, — его третья атака увенчалась успехом» (Мао Цзэдун. Избр. произв. Т. 1. С. 415).

235

Там же. С. 279–280.

236

Мао Цзэдун. Избр. произв. Пекин, 1977. Т. 5. С. 337.

237

Речь идет о потомках Каина и Сифа

(В. М.).

238

Доклад Мао Цзэдуна на II пленуме ЦК КПК седьмого созыва (см.: МаоЦзэдун. Избр. произв. Пекин, 1969. Т. 4. С. 456).

239

Словосочетание «цинь цзэй цинь ван» употребляется и как образное выражение в значении: в каждом деле надо начинать с главного.

240

Словосочетание «цинь цзэй цинь ван» употребляется и как образное выражение в значении: в каждом деле надо начинать с главного.

241

Перевод приведен по изданию: Ду Фу. Стихотворения. Пер. А. Гитовича. М. — Л., 1962. С. 15. —

Прим. перев.

242

Перевод по изд.: БВЛ. Беовульф. Старшая Эдда. Песнь о Нибелунгах. —

Прим. перев.

243

Мириады лет — здесь довольно любопытное совпадение в двух древних языках. X. фон Зенгер употребляет термин «Myriaden von Jahren», что полностью соответствует известному китайскому «вань суй» — «десять тысяч лет», ибо в греческом «myrias» также означает «десять тысяч».

244

Перевод этого романа на русский язык появился в 1960 г. (см.: Цзэн Π у. Цветы в море зла. Исторический роман / Пер. с кит. В. Семенова. М., I960). Это произведение раскрывает мир китайского чиновничества в конце XIX — начале XX столетия. Главный герой — крупный имперский чиновник — направляется послом в Германию и Россию. Для русского читателя весьма интересны взгляды китайского официала на русских людей, его знакомства с народовольцами.

245

Цюю — государство северных «варваров» (ди). Некогда Чжи-бо (V в. до н. э.), собираясь напасть на Цюю, преподнес его правителю большой колокол. Тот, прельстившись дорогим подарком, открыл дороги, и царство его погибло от войск Чжи-бо.

246

Цзиньцы, желая напасть на царство Го, подкупили юйского правителя с тем, чтобы он позволил пройти войскам через его владения. На обратном пути, оставшись в Юй на ночлег, они расправились и с ним самим.

247

Цзиньский Сянь-гун (правил 676–651 до н. э.) в 675 г. до н. э. во время похода на царство Ли-жун взял себе в жены красавицу Цзи. Ее потомство впоследствии не раз было причиной смуты в государстве.

248

И Я, или Ди Я, — знаменитый древний кулинар, служил у циского государя Хуань-гуна (правил 685–643 до н. э.). Хуань-гун был большим гурманом. И Я, чтобы доказать ему свою преданность, сварил для него отвар из головы собственного сына и вошел таким образом к нему в доверие. После смерти Хуань-гуна, борясь за престол, его сыновья в течение шестидесяти дней не находили времени похоронить отца.

249

Циньский Му-гун (правил 659–621 до н. э.), собираясь в поход против хусцев, послал их правителю в дар танцовщиц. Увлекшись ими, правитель забросил дела, и этим воспользовался Му-гун, отвоевав у него лучшие земли.

250

В

Планах сражающихся царств

[ «Чжаньго цэ»] Цюю передается иначе, а у Сыма Цяня — как Чоую; согласно древнекитайскому историку Сюй Гуану (352–425), это название варварского царства племен

жунов

и

и.

Чжи-бо — представитель одного из сильных родов в Цзинь; в период смуты фактически стал главой этого княжества, но был предательски убит в 453 г. до н. э. главами домов Хань и Вэй, разделивших с домом Чжао земли Цзинь между собой

(Сыма Цянь.

Исторические записки, т. 7. М.: Наука, 1996, с. 143, 345). —

Прим. пер.

251

Очевидно, основываясь на книге Неймана, вышедшей в 1922 г., автор дает здесь неверное представление о захоронении индийцев по имущественному признаку — богатых кремируют, а бедняков оставляют на съедение стервятникам. Первоначально, как правило, мертвые тела выбрасывали, закапывали в землю или выставляли на съедение хищным животным и птицам; обычай кремации имеет более позднее происхождение. Одна ветвь древних ариев — парсы сохранили древний обычай выставления тела на съедение птицам и после того, как они стали стойкими огнепоклонниками, поскольку они считали огонь слишком священным, чтобы осквернять его такой нечистой вещью, как труп. Однако ведийские арии не разделяли эту точку зрения, и, стремясь увидеть дорогих им покойников ушедшими на Небо и соединившимися с предками, они считали нужным отдавать мертвое тело Агни, чтобы он перенес его на Небо и чтобы, обретя сияющий облик, оно соответствовало своему новому окружению. См.:

Р.Б. Пандей.

Древнеиндийские домашние обряды. Пер. с англ. А. Вигасина. М.: Высшая школа, 1990, с. 190 и далее;

Ю. Смирнов.

Лабиринт. Морфология преднамеренного погребения. М.: Восточная литература РАН,

1997;Ван Геннеп А.

Обряды перехода: Систематическое изучение обрядов. Пер. с фр. Ю. Ивановой, Л. Покровской. М.: Восточная литература РАН, 1999. —

Прим. пер.

252

«Тхерагатха» — входящее в «Сутта-питаку», раздел «Кхуддака-никая», собрание четверостиший (гатха) монахов. Приведенное стихотворение принадлежит Бхагадвадже, одному из шестнадцати старейшин (пали

тхера,

санскрит,

стхавира),

более известных как архаты, учеников Будды Шакьямуни, являющихся хранителями его Учения. —

Прим. пер.

253

Далее

Цайт. — Прим. пер.

254

И. Семененко переводит название этого танца словом «наслаждение». См.:

Конфуций.

Лунь юй. Изречения. М.: Эксмо, 2003, с. 283. —

Прим. пер.

255

Чан-Чан (Chan Chan) — столица легендарного государства Чимор (археологическая культура Чиму) в Перу, близ г. Трухильо в долине р. Моче, существовавшего в 1-й половине 2-го тыс. Занимала площадь 25 кв. км и имела население до 25 тыс. человек. Именно в Чиму впервые была создана объединенная сеть ирригационных каналов и построены дороги, соединяющие горы и побережье. —

Прим. пер.

256

Так называемый гомстед-акт (от англ. homestead — усадьба, участок) принят в 1862 г. в США в ходе Гражданской войны 1861–1865 гг.; предоставлял каждому американскому гражданину право на получение (при уплате небольшого сбора) участка земли (гомстеда), который со временем переходил в его собственность —

Прим. пер.

257

Далее

Франкфуртер альгамайне цайтунг. — Прим. пер.

258

Лу и Ци — два феодальных княжества в эпоху Чуньцю (722–481 до н. э.). Большое княжество Ци находилось в центральной части нынешней провинции Шаньдун, а уступавшее ему по размерам княжество Лу — в южной части той же провинции. Чжуан-гун был князем Лу и 693–662 гг. до н. э.

259

Цзо Цю-мин — автор Цзочжуань, известной летописи эпохи династии Чжоу. Приведенная в данном труде цитата взята из этой летописи (10-й год правления Чжуан-гуна).

260

«Это — честное выполнение долга. С этим можно идти воевать!» — этими словами Цао Гуй хочет сказать, что, когда правитель при рассмотрении тяжб действует справедливо, он может завоевать поддержку народа и, следовательно, может вести войну. «Князь собирался ударить в барабан» и «трижды били атаку барабаны Ци» — здесь «бить в барабан» означает бросать войска в атаку.

261

Чэнгао — древний город, находившийся в северо-западной части нынешнего уезда Чэнгао провинции Хэнань. В древние времена был важным стратегическим пунктом. Здесь в 203 г. до н. э. происходила битва между ханьским князем Лю Баном и чуским князем Сян Юем. Сян Юй занял Юнъян и Чэнгао и почти полностью разгромил войска Лю Ба-на. Однако впоследствии Лю Бан воспользовался благоприятным моментом, когда чуские войска переправлялись через реку Сышуй, нанес им сокрушительный удар и вернул город Чэнгао.

262

Куньян — древний город, находившийся в северной части нынешнего уезда Есянь в провинции Хэнань. Здесь Лю Сю (император Гу-ан У-ди, основатель восточной ханьской династии) в 23 г. н. э. разгромил войска Ван Мана. В этом сражении неравенство сил было исключительно большим: у Лю Сю было всего 8–9 тысяч человек, а у Ван Мана — более 400 тысяч. Используя беспечность военачальников Ван Мана — Ван Сюня и Ван И, — вызванную недооценкой сил противника, Лю Сю бросил против них 3 тысячи своих отборных войск, которые и разгромили основное ядро войск Ван Мана; развивая этот успех, Лю Сю перешел в наступление и наголову разбил Ван Мана.

263

Гуаньду находился в северо-восточной части нынешнего уезда Чжунмоу провинции Хэнань. Здесь в 200 г. н. э. произошло сражение между войсками Цао Цао и Юань Шао. Юань Шао располагал стотысячной армией. У Цао Цао войск было мало, а запасы продовольствия иссякли. Однако он использовал проявленную Юань Шао беспечность, вызванную недооценкой сил противника, произвел внезапный налет и поджег обозы Юань Шао. Войска Юань Шао охватила паника, и тогда Цао Цао нанес удар, уничтожив главные силы Юань Шао.

264

Войска царства У возглавлял Сунь Цюань, войска царства Вэй — Цао Цао. Чиби — гора на южном берегу реки Янцзы, в северо-восточной части нынешнего уезда Цзяюй в провинции Хубэй. Здесь в 208 г. Цао Цао с 500-тысячным войском, которое он выдавал за 800-тысячное, выступил против Суш. Цюаня. Последний в союзе с другим противником Цао Цао — Лю бэсм — выставил 30-тысячное войско; но воспользовавшись эпидемией в войсках Цао Цао и их неумением сражаться на воде, сжег суда Цао Цао и разгромил его армию.

265

Ил и и находится в восточной части нынешнего уезда Ичан провинции Хубэй. Здесь в 222 г. Лу Сунь, полководец царства У, нанес жестокое поражение войскам царства Illy, которыми командовал Лю Бэй. Вначале Лю Бэй во всех сражениях одерживал победы и занял Илин, углубившись на 500–600 ли на территорию царства У. После этого Лу Сунь в течение 7–8 месяцев уклонялся от боя. Дождавшись момента, когда войска Лю Бэя «были измотаны до предела, пали духом и потеряли веру в спасение», Лу Сунь воспользовался поднявшимся ветром, поджег лагерь Лю Бэя и разгромил его войска.

266

В 383 г. войска государства Восточное Цзинь под командованием Се Сюаня нанесли у реки Фэйшуй (в нынешней провинции Аньхуэй) тяжелое поражение войскам Фу Цзяня, правителя государства Цинь. Последний имел и своем распоряжении 600 с лишним тысяч пехоты, 270 тысяч кавалерии и личную охрану в 300 тысяч всадников. Войска Се Сюаня (включая флот) насчитывали лишь 80 тысяч человек. Две армии разделяла река Фэйшуй. Се Сюань использовал заносчивость и самонадеянность противника и обратился к Фу Цзяню с просьбой уступить ему небольшой плацдарм на берегу, где стояла циньская армия, с тем чтобы его войска могли переправиться и дать решающее сражение. Фу Цзянь согласился и приказал своим войскам отойти. Однако как только его войска начали отход, их уже нельзя было остановить. Воспользовавшись этим, войска Се Сюаня переправились через реку и разгромили армию Фу Цзяня

(там же).

267

Чжан Юй — сунский комментатор военного трактата «Сунь-цзы», например, так разъясняет это место: «Утро — это образ вообще всякого начала, день — это образ средины, вечер — это образ конца; это все — не просто начало, средина и конец дня. Вообще дух людей устроен так, что, когда человек впервые приходит к чему-нибудь и начинает браться за что-нибудь, его дух бодр и полон энергии; когда это продолжается долго, человек утомляется, и дух его падает. Поэтому тот, кто умеет вести войну, избегает такой обстановки, когда противник бодр и полон сил и когда защищается крепко, а поджидает, когда тот утомится и будет помышлять только о том, чтобы пойти домой, и тогда такой полководец Двинет свои войска и ударит на него. Это означает: уметь управлять своим духом и подрывать дух противника» (Сунь-цзы. У-цзы: Трактаты о военном искусстве. Пер. с кит. Н. Конрада. М. — СПб: ACT, 2001, с. 211). —

Прим. пер.

268

Венеты и прасины — главные цирковые партии (димы) в городах Византии, где (как ранее в античном Риме) проводились состязания (преимущественно конные) и представления в цирке и на ипподроме. Вокруг зрелищ складывались партии «болельщиков», получавшие названия по цвету одежды возниц (венеты — «голубые», а прасины — «зеленые»). Димы имели свое выборное руководство, штат прислуги, возниц, артистов, а также дома, лошадей, денежные средства, которые каждая партия собирала со своих сторонников. Первоначально димы были чисто спортивными организациями. После принятия закона императора Константина (правившего в 306–337 гг.) об «аккламациях» (праве городского населения выражать возгласами одобрение или неодобрение зачитываемым в цирке постановлениям властей) димы к концу IV в. стали превращаться в своеобразные политические партии с определенной социальной окраской. Всего димов было 4, но политическое значение приобрели лишь враждовавшие между собой венеты и прасины. Венеты возглавлялись сановной знатью, стояли за централизацию, бюрократическое управление, православие, а прасины — с торгово-ремесленной верхушкой во главе — выступали за усиление органов местного самоуправления, проявляли симпатии к монофизитству. С начала V в. венеты и прасины стали привлекаться к обороне города, их обязали выставлять определенное число вооруженных людей: таким образом венеты и прасины получили право организации своей милиции и участия в местном самоуправлении (иногда иравительспю лишало какую-либо партию этих прав). В конце V и в VI в. борьба между венетами и прасинами обострилась: особенно буйно вели себя отряды молодежи, так называемые стасиоты, устраивавшие побоища. Иногда социальные противоречия приводили к объединению рядовых венетов и прасинов, они выходили из повиновения своему руководству и совместно выступали против правительства (восстание в 532 г.

"Ника"

). К VIII в. венеты и прасины утратили политическое значение, их роль ограничилась участием в торжественных празднествах. См.

БСЭ,

3-е изд. —

Прим. пер.

269

Вторая после сюцая ученая степень в старом Китае.

270

Династии и годы правления каждого императора имели особые девизы-иероглифы, символизирующие счастье, благополучие, мир. Эра Гуансюй («Блестящее наследие») — годы правления маньчжурского императора Дэцзуна (1875–1908).

271

Требование отмены бинтования ног благородных китаянок. 3 Мера площади, равная 6,6 акра.

272

Движение за установление конституционной монархии, за осуществление умеренных буржуазных реформ в конце XIX в.

273

Лян Цичао (1873–1929) — крупный общественный деятель, философ, литератор, один из зачинателей движения за реформы; Чжан Тайянь (1869–1936) — видный общественный деятель, литератор и ученый, принимавший в начале XX в. активное участие в революционно-демократическом движении; Ван Говэй (1887–1927) — известный теоретик литературы и искусства, стремившийся соединить традиционные понятия китайской культуры с категориями западной эстетики.

274

Сунь Ятсен (1866–1925) — выдающийся политический деятель, революционер-демократ, руководитель революционно-демократического движения в Китае; в 20-х гг. XX в. — глава государства.

275

До 1911 г китайское летосчисление велось с момента образования каждой новой династии, ас 1911 г. (Синьхайская буржуазная революция) до 1949 г. указывали год существования буржуазной республики.

(Ван Мэн.

Избранное / Под ред. С. Торопцева. Пер. и комментарии Д. Воскресенского. М.: Радуга, 1988, с. 72–86).

276

Немецкий средневековый историк, саксонский бенедиктинский монах аббатства Кореей в Вестфалии Видукинд Корвейский (ок. 925 — после 973) в «Истории саксов» (в 3-х книгах; доведена Видукиндом до 967; продлена неизвестным автором до 973) говорит о культовом столпе саксов (по-видимому, культовом аналоге

Иггдрасиля,

мирового древа скандинавской мифологии): "Когда наступило утро, они поместили у восточных ворот орла, соорудили алтарь победы и, согласно суеверным обычаям своих предков, как это у них принято, стали оказывать почести своей святыне, по имени [эта святыня] была Марс, по виду колонн [она] походила на Геркулеса, по местоположению это был [бог] солнца, которого греки называют Аполлоном. Отсюда представляется правдоподобным мнение тех, которые полагают, что саксы берут начало от греков, так как Термин или Гермес по-гречески обозначает Марс; этим словом, не зная [его значения], мы пользуемся до сего дня для хвалы и для порицания»).

Видукинд Корвейский,

Деяния саксов, кн. 1, гл. 12. Вступительная статья, перевод и комментарии Г. Санчука. М.: Наука, 1975).

277

Саксы, испробовав разнообразные верования франков, о чем нам нет нужды говорить, так как об этом можно найти запись в их деяниях, оставались вплоть до времени Карла Великого в заблуждении отцов. А Карл же Великий, который был самым храбрым из королей, в оказании заботы проявлял не меньшую мудрость. И действительно, поскольку для своего времени он был мудрейшим из всех людей, то считал, что не следует удерживать в ложной вере соседний и благородный народ. Всеми средствами он усиленно трудился над тем, чтобы вывести [народ] на путь истинный, и то ласковым советом, то с помощью военного похода принуждал к этому, и на 30-м году своей имперской власти — ибо из королей он был произведен в императоры — добился, наконец, того, к чему не переставал стремиться много времени. И, как мы видим, те, которые некогда были союзниками и друзьями франков, стали уже [их] братьями и как бы единым [с ними] народом по христианской вере»

(там же,

кн. 1, гл. 14 и 15).

278

Дуб Донара, бога-громовника в германской мифологии, находился близ городка Фрицлар, что в Северном Гессене. —

Прим. пер.

279

Гуншэн — почетное звание, которое давалось особо отличившимся сюцаям, и одной из привилегий обладателей этого звания являлось то, что они могли учиться в Государственном училище, вследствие чего большие возможности для сдачи последующих, уже провинциальных экзаменов; сюцай, доел, «выдающийся талант» — обиходное название низшей ученой степени шэнъюань, дававшейся тем, кто выдержал уездно-областной экзамен.

280

Цзяньшэн — ученик Государственного училища, представлявшего собой учреждение, готовившее учеников к предстоящим провинциальным экзаменам, которые проходили раз в три года в Пекине, Нанькине и в провинциальных центрах. —

Прим. пер.

281

В русском переводе сохранилось первоначальное название романа «Жизнь холостяка»; новое заглавие предназначалось для второго издания «Человеческой комедии», не осуществившегося при жизни писателя. —

Прим. пер.

282

В этой серии по облавным шашкам вышли книги, посвященные еще четырем стратагемам: 13 (1993), 15 (1993), 21 (1993), 5 (1995). —

Прим. пер.

283

Цурибори — рыбный пруд, где разводимую рыбу можно удить за плату. —

Прим. пер.

284

Тухао лешэнь — мироеды и деревенские эксплуататоры (досл. дурные джентри). —

Прим. пер.

285

«Пусть расцветают все цветы, пусть соперничают все ученые» [ «бай хуа ци фан, бай цзя чжэн ма»] — речь идет о выступлении Мао Цзэдуна 27 февраля 1957 г. «О правильном разрешении противоречий внутри народа», гл. 8, «Пусть расцветают сто цветов, пусть соперничают сто школ», длительное сосуществование и взаимный контроль».

(Мао Цзэдун.

Избранные произведения, т. 5. Пекин, 1977,

с.

492–499).

286

Досл. «все 10 000 лошадей оцепенели» [ «ван ма ци инь»], данное выражение встречается у Су Ши в стихотворении, где необычный конь с головой дракона и хвостом тигра, входя в стойло, своим видом и производимым гривой шумом приводит в оцепенение лошадей. —

Прим. пер.

287

На территории современных провинций Хубэй, Хунань. Хэнань, Гуйчжоу, Гуандун и Гуанси; когда же под Цзинчжоу подразумевается столица одноименного округа, то ввиду частой смены ее местопребывания это может быть Сянъян (современный Сянфан на северо-западе провинции Хубэй), Ханьшоу (на севере нынешней провинции Хубэй) или Цзянлин (в центре нынешней провинции Хубэй. соответствует современному городу Цзинчжоу). —

Прим. автора.

288

У самого Марко Поло данного отрывка нет. Речь идет о тангутском государстве Си Ся и городе Эцзинай, по-китайски Хэшуйчэн (согласно «Сокровенному Сказанию монголов», Урахай), впервые осажденном монголами в 1209 г. (о чем повествует приводимый отрывок) и взятом Чинхисханом в 1226 г. (или же вскоре после его смерти) и переименованном по-китайски в Нин-ся — «Усмиренное Ся». —

Прим. пер.

289

Далее именуемая Базельская газета. —

Прим. пер.

290

Речь идет о Петере Слотердайке (Sloterdijk, род. 1947), немецком философе, специалисте по культуре Веймарской Германии, в 1983 г. написавшем «Kritik der zynischen Vernunft», считающуюся манифестом постмодернизма

(Петер Слотердайк.

Критика цинического разума. Пер. с нем. А. Перцова, Екатеринбург: изд-во Уральского университета, 2001), и получившем скандальную известность его июльским докладом в 1999 г. на небольшой конференции для избранных в баварском замке Эльмау «Regeln für den Menschenpark: Ein Antwortschreiben zum Brief über den Humanismus» («Правила для человеческого зоопарка. Ответное письмо на «Письмо о гуманизме» Хайдеггера») о совершенствовании человеческой расы («человеководстве») с помощью генной инженерии. —

Прим. пер.

291

Приводится не сам текст «Книги перемен», а толкование переводчиком на немецкий Р. Вильгельмом «Привязанных слов» к 29-й гексаграмме «(Си) кань», («(двойная) бездна», или «(повторная) опасность»): «Обладателю правды — только в сердце свершение. Действия будут одобрены» (пер. на русский Ю. Щуцкого). Вильгельм переводил «И цзин» совместно с Лао Найсюанем, старым начетчиком, бывшим в родстве с потомками Конфуция. Лао Найсюань «объяснял текст на китайском языке, я делал заметки для себя и переводил текст на немецкий, — писал Р. Вильгельм. — После этого я переводил немецкий текст обратно на китайский без обращения к оригиналу, Лао Найсюань проверял, насколько моя версия отвечает первоисточнику. Затем следовала стилистическая шлифовка и детальное обсуждение немецкого текста. На этой стадии я перерабатывал каждый отрывок по три-четыре раза и добавлял необходимые комментарии»

(Р. Вильгельм, Г. Вильгельм.

«Понимание «И цзин». Сборник». Пер. с нем., англ. В. Курносовой. М.: Алетейа, 2003, с. 6). —

Прим. пер.

292

Приводится не сам текст «Книги перемен», а толкование переводчиком на немецкий Р. Вильгельмом «Привязанных слов» ко второй позиции 29-й гексаграммы «(Си) кань» («(двойная) бездна» или «(повторная) опасность»): «

В бездне есть опасность. —

Добиваясь, кое-что обретешь» (русский пер. Ю. Щуцкого). —

Прим. пер.

293

Приведенный отрывок из нем. перевода Р. Вильгельма. «Ли цзи» в действительности относится к не входящему в конфуцианский канон Дай Дэ (II в. до н. э.); именуемому также «старшим Даем» (Да Дай), чтобы отличать от его племянника Дай Шэна — «младшего Дая» (Сяо Шэн). «Записки старшего Дая о правилах благопристойности» в 85 главах («нянь») («Да Дай ли цзи»). Это произведение представляет собой собрание высказываний о «ли», содержавшихся в древних памятниках конфуцианской традиции, и описаний этико-ритуальных установлений, которые после обработки их Дай Шэнем легли в основу известного ныне канонического текста «Ли цзи» («Записки о правилах благопристойности»). Из сочинения Дай Дэ сохранились 39 пяней. —

Прим. пер.

294

Лю Цзи (1311–1375), которого называют также Лю Бовэнь, ученый и полководец, именовавшийся друзьями «современным Чжугэ Ля-ном», помог утвердиться династии Мин, в последние годы жизни написал «Сто примеров воинского искусства» («Баньчжань цилюэ»). —

Прим. пер.

295

У Эзопа это басня «Путник и гадюка»: «Путник шел зимой по дороге и увидел змею, которая погибала от стужи. Пожалел он ее, спрятал за пазуху и стал отогревать. Пока змея была замерзшая, она лежала спокойно, а как только отогрелась — ужалила его в живот. Почувствовав смерть, сказал путник: «Поделом мне: зачем я спас умирающую тварь, когда ее и живую-то надо было убить?» Басня показывает, что злая душа не только не платит благодарностью в ответ на добро, но даже восстает против благодетеля (Античная басня. Пер. с греческого и латинского М. Гаспарова, М.: Худ. лит., 1991, басня 76). —

Прим. пер.

296

Демоцид — термин, охватывающий различные формы массовых убийств, осуществляемых правительством, например, геноцид, резня; такие убийства обычно направлены против невооруженного гражданского населения.

297

Далее

Вельтвохе. — Прим. пер.

298

Далее

Зюддойче Цайтунг. — Прим. пер.

299

Кит. «Саньго чжи пинхуа»; полное название: «Весь сказ-пинхуа по «Истории трех царств», вновь отпечатанный в годы Чжичжи [1321–1323]» («Чжичжи синь кань цюань сян пинхуа саньго чжи»), издатель некий господин Юй из Цзянъаня. Приводится эпизод из первой части. —

Прим. пер.

300

Эпизод с бегством Ван Янмина см.:

А. Кобзев.

Учение Ван Янмина и классическая китайская философия. М.: Наука, 1983, с. 53–54. —

Прим, пер.

301

Данный эпизод приводит вэйский поэт Ван Цань (177–217) в своих «Записках о героях конца ханьской эпохи» («Хань мо инсюн цзи»). —

Прим. пер.

302

Эра Обширного Благоденствия (Хун-си) — один год правления императора Жэнь-цзуна: 1125 г.

303

В одном из рассказов сунской антологии «Обширные записи годов Великого мира» («Тай-пин гуан-цзи») говорится об ученом Фэн Шэ, к которому ночью явилась небожительница. Она стала домогаться его любви, однако Фэн Шэ отверг ее четырежды, пока фея от него не отступилась.

304

Существовала притча об одиноком мужчине из Лу, к которому однажды ночью кто-то постучал в дверь. Оказалось, что это красавица-вдова, просившая ночлега. Однако хозяин не пустил ее, подозревая в нечистых помыслах. Луский молодец, или Луский мужчина, стало нарицательным именем для женоненавистника.

305

Иероглиф «восемь» изображается в виде двух черт, наклоненных друг к дру!у своими верхними частями.

306

В одной из старых историй говорится о некоей красавице Цзяо, которая украла у своего отца редкие благовония, чтобы приворожить возлюбленного.

307

Сиши— знаменитая красавица древности. В одной из легенд говорится, что она была дочерью дровосека. О ее несравненной красоте прослышал правитель царства Юэ по имени Гоу Цзянь и решил подарить Сиши своему политическому противнику — государю У. Правитель У, увлекшись красавицей, забросил дела и вскоре был разгромлен.

308

Здесь назван известный мужской монастырь.

309

Слуга употребил китайское слово «луаньдайтоу», которое можно понимать двояко: как «голова смутного времени» и как «мешочек с яичками».

310

В праздник Продевания Нити в Иглу люди молили богов о том, чтобы те даровали им разные умения и искусства (это называлось «просить умения» — ци цяо). Этот Праздник Двойной Семерки (как его еще называют) связан с известной легендой о небесной фее Ткачихе и Пастухе, которые стали мужем и женой, но были разлучены по воле богини Си-ван-му. Потом, однако, Си-ван-му смилостивилась и разрешила им встречаться раз в год на мосту, перекинутом через Млечный Путь сороками.

311

Праздник Чаши Юйлань (Юйлань хуэй, или Юйлань пэнь-хуэй) — буддийское торжество, происходившее в 15-й день 7-й луны. Этот праздник связан с историей верного последователя будды Шакьяму-ни — праведного отрока Муляня. С чашей для подаяний он отправился в ад искать свою мать, которая за нарушение буддийского запрета не есть мясной пищи попала в один из страшных его отделов — круг Голодных Духов. Мулянь, претерпев суровые испытания, наконец добрался до ада и попросил Будду спасти его мать. Божество дало ему священную сутру «Юйлань пэнь цзин» и повелело 15-го дня 7-й луны совершать торжественный молебен. В этот день (иначе он называется Днем Умилостивления Голодных Духов) богомольцы делают подношения духам, молятся за усопших и особенно за души бесприютные.

312

Имеется в виду сюжет минской пьесы Гао Ляня под названием «Нефритовая шпилька», в которой рассказывается похожая история о Двух влюбленных.

313

В буддийских храмах подле изваяния богини Гуаньинь нередко можно видеть фигуру ее прислужника — прекрасного отрока Шаньцая. По буддийским легендам, Шаньцай (санскр. Судхана) — знатный индийский юноша, который посетил 53 святых будд, чтобы услышать их проповеди.

314

Книга одногодков — особый реестр, куда заносились сведения о всех сдавших экзамены в один год.

315

«Хуай и фан жу ша фу му-> — похожее выражение встречается в 20-й гл. «Речных заводей». —

Прим. пер.

316

Данное выражение «обмануть [добродетельного человека], воспользовавшись его же способом рассуждать» встречается у Мэн-цзы в рассказе о Цзы Чане, раздел 9.2 (пер. В. Колоколова, с. 132), который приведен выше. —

Прим. пер.

317

«Страна львов» («Шицзиго», т. е. Синхала, название острова и страны на нем, отождествляемых с Цейлоном), где первые два иероглифа транскрибируют санскр. слово «синха», означающее «лев», а в данном случае подразумевается царевич Синха, коим был Будда в одном из своих перерождений. В образе же крылатого божественного коня по имени Балахака (так звался один из четырех скакунов бога Вишну (Кришны)) выступает Авалокитешвара (кит. Гуань (ши) инь), который в данной сутре (на санскрите именуемой «Авалокитешвара-карандавьюха-сутра» (сокр. «Карандавьюха», а в переводе на китайский звучащей как «Сутра Великой колесницы о царе, величественно украшенном драгоценностями» («Дачэн чжуанъянь баован цзин»)) предстает создателем всего сущего (перечисляется двадцать обликов, которые он принимает ради спасения людей). После кораблекрушения царевич Синха с купцами попадают на остров Тамрадвипа (Ланка; доел, «медный остров»). Владычицу ракш (кит. «лоча-нюй»), злых демониц, похоже, зовут Рати-кара (санскр. «Доставляющая наслаждение», так именовали одну из ап-сар; кит. транскрипция «лодицзялань»). Сам эпизод приводится в третьей главе сутры, в значительной степени перекликаясь со 196-й «Джатакой о [крылатом коне] Балаха» (пали

Валахасса джатака)

палийского канона. —

Прим. пер.

318

Шоа(х) (иврит, дословно: «буря», «опустошение») — в иврите этим словом обозначается понятие, которому в ряде европейских языков соответствует сегодня слово греческого происхождения «холокост». —

Прим. пер.

319

Eglisau, швейцарский городок (3150 жителей) на р. Рейн в округе Бюлах, кантон Цюрих. —

Прим. пер.

320

В рус. пер. С. Анта подытоживающие пьесу куплеты уличного певца опущены:

Брехт Б.

Избранное. Пьесы, рассказы. М.: Радуга, 1987. —

Прим. пер.

321

Автор Ван Цзисинь, живший в период правления танского императора Сюань-цзуна (685–761, правил 712–755).

—Прим. пер.

322

Упоминаемый эпизод с отцом Конфуция помимо «Цзо чжуань», десятый год правления Сян-гуна (563 до н. э.), где он представлен как цзо-усец Хэ, более подробно изложен в первой главе современного «Жизнеописания Конфуция» («Кун-цзы чжуань», 1988), один из авторов которого Цао Яодэ (род. 1936). На рус. яз. см.:

Переломов Л. С.

Конфуций: жизнь, учение, судьба. М.: Наука, 1993, с. 44–45. —

Прим. пер.

323

У

ши

— низкая командная должность, занимаемая человеком аристократического происхождения

(там же,

с. 413).

— Прим. пер.

324

Упоминается книга «11 мужей комментируют Сунь-цзы» («Ши и цзя чжу Сунь-цзы»), в число коих входят вэйский Цао Цао (155–220), лян-ский господин Мэн (т. е. Мэн-ши, первая пол. VI в.), танские: Ли Цюань (сер. VIII в.), Ду My (803–852), Ду Ю (ум. 812), Чэнь Хао, Цзя Линь; сун-ские Мэй Яочэнь (1002–1060), Ван Чжэ, Хэ Яньси (еще именуемый просто господин Хэ), Чжао Юй. —

Прим. пер.

325

Норбулинка — построенный далай-ламой VIII (Джамбал Джамц-хо (др. чтение — Джампал Гьятцо, 1758–1804) в Лхасе дворец, ставший летней резиденцией далай-лам.

326

Кхам — Восточный Тибет. —

Прим. пер.

327

Еще в 334 г. до н. э. политический деятель Су Цинь (IV в. до н. э.), видя растущую силу княжества Цинь и постепенное поглощение им других княжеств, выдвинул идею о создании союза княжеств — противников Цинь, расположенных по вертикали с севера на юг. Союз этот получил название

хэцзун —

«объединение по вертикали». Образовалась сильная коалиция княжеств Янь, Чжао, Хань, Вэй, Ци и Чу. Дипломатия Цинь усилиями Чжан И (ум. 309 до н. э.) противопоставила «вертикальному объединению» своих противников «союз по горизонтали» —

лянъ-хэн,

выражая готовность заключить соглашение с любым из восточных княжеств и тем самым разрушить единый фронт врагов

(СымаЦянъ.

Исторические записки, т. 1. Пер. Р. Вяткина и С. Таскина. М.: Наука, 2001, с. 341). —

Прим. пер.

328

Подробнее

см.: Л. Гумилев.

Древние тюрки. М.: Изд-во «Клышников-Комаров и K°», 1993, с. 103–119 (гл. 9 «Великая распря (581–593). —

Прим. пер.

329

У Зенгера «Polaritätsnorm». —

Прим. пер.

330

«Юань-шуй бу цю цзинь-хо» в значении «помощь далека, а беда близка». —

Прим. пер.

331

См.:

Сыма Цянь.

Исторические записки. М.: Восточная литература РАН, 1996, т. 5, гл. 31 и 39. —

Прим. пер.

332

Федеральное ведомство политического образования (Bundeszentrale für politische Bildung, создано в 1952 г. и является центральным федеральным учреждением в структуре Министерства внутренних дел) издает еженедельную газету «Das Parlament», информирующую на своих страницах о деятельности бундестага и бундесрата, рассказывающую о парламентской жизни Германии, о политических событиях в других странах. —

Прим. пер.

333

В нашей книге использовано русское издание: Сутра о цветке лотоса чудесной дхармы. / Пер. с кит. А. Игнатовича (1947–2001). М.: Янус-К, 1998. —

Прим. пер.

334

«Сюй ван», досл.: ложь, фальшь. —

Прим. пер.

335

Кит. «

Ди ван ши цзи», дошли до нас лишь во фрагментах и составлены при династии Западная Цзинь Хуанфу Ми (215–282), историографом, известным врачом (написал руководство по иглоукалыванию). Художественную биографию см.:

Энь Вэнънай.

Дремлющий дракон. Пер. с кит. Цзян Шилуня. М: Триада, 2000. —

Прим. пер.

336

Ежеквартальный журнал швейцарского Института Готтлиба Дутвайлера по прогнозированию (GDI — Gottlieb Duttweiler Institut). —

Прим. пер.

337

Имеется в виду пьеса жанра бэйцзюй (Пекинская опера) «Подмена наследника престола кошкой» («Лимао хуань тайцзы», 1923), автор Ли Гуйчунь (1885–1962). Есть еще анонимная пьеса эпохи Юань (1271–1368). «Чэнь Линь с коробом помады и белил» («Чэнь Линь бао чжуан хэ»), полное название «Красавица Ли находит шарик в императорском саду, сановник Чэнь Линь несет короб к мосту Цзиньшуйцяо» («Ли мэй-жэнь юй-юань ши дань-вань, Цзиньшуйцяо Чэнь Линь бао чжуан хэ»), где новорожденного коварная наложница Лю велела утопить. Но служанка, которой было поручено избавиться от младенца, пожалела его и, встретив верного сановника Чэнь Линя, рассказала ему о хитром замысле коварной наложницы Лю. Чэнь Линь взялся вынести младенца из дворца в коробе с помадой и белилами. Так был спасен наследник. Исторической основой всех повествований является «Жизнеописание государевой наложницы Ли» из официальной «Истории династии Сун» (гл. 242 «Жизнеописание императриц и наложниц» («Хоу фэй чжуань»).

338

В 2000 году московское изд-во «Гудьял-Пресс» переиздало этот роман, выходивший в переводе Вл. Панасюка в 1984 г. —

Прим. пер.

339

Эпизод с узурпированием власти Иньчжэнем см. в кн.:

Бокщанин А., Непомнин О.

Лики Срединного царства. М.: Восточная литература РАН, 2002, с. 285–295. —

Прим. пер.

340

См.:

Сыма Цянь.

Исторические записки, гл. 6 и гл. 87 (на рус. яз. соответственно т. 2 и т. 8). —

Прим. пер.

341

В конце XVII в. на фоне нападок на иезуитов со стороны Ватикана и охлаждения к их деятельности со стороны императорского двора в Китае среди иезуитских миссионеров зародилось крайне примечательное интеллектуальное течение. Его представителями были несколько французских иезуитов, пытавшихся найти в китайских классических текстах прообразы или «фигуры» библейских патриархов и событий, дабы в итоге доказать изначальное знакомство китайцев с божественным Откровением.

Основателем этого течения стал патер Жоакен Буве (1656–1730), к научно-религиозным поискам которого присоединились Жозеф де Премар (Prémare, 1666–1736), Жан Франсуа Фуке (Foucquet, 1665–1741) и Жан-Алексис де Голле (Collet, 1664–1741). Это движение динамично развивалось с конца XVII по середину XVIII в., однако в то время идеи его представителей из-за действовавших запретов были почти неизвестны за пределами ордена иезуитов. Попытки поиска в древнекитайской культуре следов христианского Откровения были высмеяны французскими светскими и церковными учеными в 20—30-е гг. XVIII в., после чего о работах Буве, Премара и Фуке надолго забыли.

Сторонников этого направления называли по-разному. Внутри миссии их зачастую именовали «ицзинистами» из-за особо пристального внимания к изучению текста

И цзин

(«Книги перемен»). Немецкий иезуит Бернард-Килиан Штумпф (Stumpf, кит. Цзи Лиань Юньфэн, 1655–1720) дал своим увлеченным древними китайскими канонами (цзин) французским коллегам имя «цзинистов» (kinistae); современники называли их также «символистами». Применительно к ним в Европе закрепилось понятие «фигурализм» (figurism), так как теоретическим основанием изысканий служила «фигуральная или типологическая интерпретация следов христианской традиции, по утверждению его представителей, найденных в древних китайских книгах». Примерно в 1730 г. французский историк Николя Фрере (Fréret, 1688–1749) при определении этой группы французских иезуитов использовал термин «фигуралисты», изначально носивший уничижительный оттенок. Некоторые исследователи считают, что понятие «фигурализм» вводит в заблуждение и его лучше было бы оставить в стороне, не будь оно уже так прочно вошедшим в употребление. Руле упоминает и другие употреблявшиеся современниками названия учения Буве и его сторонников — «буветизм», «иероглифическая наука», «Фуси-енохистские патеры», «ицзинисты» (более подробно см.:

Л. Ломанов.

Христианство и китайская культура. М.: Восточная лит-ра, 2002, с. 209–246). —

Прим. пер.

342

Кит. «Хэшан» — показанный в 1988 г. шестисерийный документальный фильм, один из авторов сценария которого Су Сяокан (род. 1949) после событий на площади Тяньаньмэнь вынужден был тайно покинуть страну и ныне живет в США. —

Прим… пер.

343

На состоявшемся в ноябре 2002 г. XVI съезде КПК ее генеральным секретарем был избран Ху. Цзиньтао (род. 1942), а на 5-м пленарном заседании 1-й сессии ВСНП 10-го созыва в марте 2003 он стал председателем КНР. —

Прим. пер.

344

Подробнее см.:

А. Цендина.

…и страна зовется Тибетом. М.: Восточная литература, 2002, с. 11–21. —

Прим. пер.

345

Ямамото Сацуо (1910–1983) — японский кинорежиссер, снявший фильм «Август без императора» («Котэй-но инай хатигацу», 1978), но упоминаемый фильм «Великая Японская империя» («Дай Нихон тэйкоку») в 1982 г. снял Тосио Масуда. —

Прим. пер.

346

У Зенгера речь почему-то идет об ослиных ушах. Выражение же «уши выдают осла» встречается в мифе о Мидасе: «Так был украшен Ми-дас ушами осла-тихохода. / Все же пытается он скрыть стыд свой: голову с тяжким / Знаком позора прикрыть пурпурного цвета повязкой. / Только один его раб, который обычно железом/Волосы царские стриг, все видел. Не смея позора/Выдать, но всем разгласить его страстно желая, не в силах / Более тайну хранить, убежал он и выкопал ямку. / И о господских ушах, которые видел случайно, / Повесть тихонько ведет и в самую ямочку шепчет. / Свой потаенный донос он опять зарывает землею / Той же и молча назад от закопанной ямки уходит. / Вскоре там начал расти тростник трепещущий, целой / Рощей. А только созрел, — лишь год исполнился — тайну / Выдал он жителям сел; колеблемый ласковым ветром, / Молвит зарытую речь, обличая Мидасовы уши» (Овидий, «Метаморфозы», кн. XI, с. 179–193). —

Прим. пер.

347

«ΑΙ-Info (das Magazin für die Menschenrechte)·», выходящий с мая 1981 r. ежемесячный журнал германского отдела международной организации Amnesty International (AI, основана в 1961 г.); с июля 1995 г. издается под названием «AI Journal». —

Прим. пер.

348

Статья 2. Язык Республики — французский (Конституции государств Европейского Союза./Под общей ред. Л. Окунькова. М.: Издательская группа ИНФРАМ-НОРМА, 1997, с. 665–682). —

Прим. пер.

349

Антонин Либерал (вторая пол. II в.), «Метаморфозы», гл. XI «Аэдон»; см. пер. с др. — гр. В. Ярхо в журнале «Вестник древней истории», 1997, № 3, с. 230–231), где выступают сестры Аэдон (жена колофонского плотника Политехна) и Хелидона. Супруги состязались в мастерстве; проигравший Политехи в отместку жене обесчестил ее сестру Хелидону):

«(1) Пандарей жил в Эфесской земле, где сейчас у города находится выступающая скала. Деметра дала ему в дар никогда не испытывать от еды тяжести в желудке, сколь много он бы ее не проглотил. (2) У Панда-рея была дочь Аэдон; на ней женился плотник Политехи, который жил в Колофоне, в Лидии, и долгое время они наслаждались совместной жизнью. Родился у них единственный сын Итис. (3) Итак, пока они почитали богов, они были счастливы. Когда же с уст у них сорвалась нечестивая речь, что они любят друг друга больше, чем Гера и Зевс, Гера, разгневавшись на такие слова, нагнала на них Вражду, а та внесла раздор в их дела. Политехну надо было в короткое время кончить сиденье для возницы в колеснице, Аэдон — соткать ткань, и они договорились, что кто быстрее выполнит свою работу, тот подарит другому рабыню. (4) И когда Аэдон быстрее соткала ткань (ибо ей помогала Гера), Политехи, огорченный ее победой, пришел к Пандарею и сделал вид, будто он послан Аэдон, чтобы отвести к ней ее сестру Хелидониду (уменьшит, имя от «Хелидон»). Пандарей, не заподозрив ничего плохого, дал (ему) увести ее. (5) Политехи же, заполучив девушку, надругался над ней в лесной чаще, переодел в другое платье, остриг волосы на голове и пригрозил смертью, если она скажет что-нибудь об этом Аэдон. (6) Вернувшись домой, он по уговору отдал Аэдон девушку в качестве служанки, и та стала мучить ее работой, пока Хелидонида, держа в руках кувшин, не стала горько жаловаться у колодца, и Аэдон услышала ее слова. Когда же они узнали друг друга и обнялись, они стали замышлять беду для Политехна. (7) Они убили сына (Политехна), сложили его мясо в кастрюлю и сварили; Аэдон, попросив своего соседа сказать Политехну, чтобы отведал мяса, ушла с сестрой к отцу Пандарею и открыла ему, какое она испытала несчастье. А Политехи, узнав, что угощался мясом своего сына, бросился преследовать женщин до самого их отцовского дома, где слуги Пандарея схватили его и связали неразрывными узами за то, что он хотел нанести оскорбление дому Пандарея, и, намазав его тело медом, бросили в стадо. (8) Облепившие Политехна мухи стали его мучить, Аэдон же, жалея его ради прежней любви, отгоняла мух от Политехна. Когда ее увидели родители и брат, они, возненавидев, пытались ее убить.

(9) Но Зевс вместо того, чтобы дом Пандарея постигло большее зло, сжалившись, превратил всех в птиц. И одни из них, вылетев, устремились к морю, другие — в небо. Сам Пандарей стал морским орлом, мать Аэдон — алкионой, и они тотчас захотели броситься в море, но Зевс им в этом помешал. (10) Морякам эти птицы служат доброй приметой. Политехи после превращения стал зеленым дятлом, потому что Гефест дал ему топор, когда он плотничал. И появление этой птицы — благо для плотника. Брат Аздон стал удодом; появление его благоприятно и для мореплавателей, и для находящихся на суше, а еще лучше — вместе с морским орлом и алкионой. (11) Что касается Аэдон и Хелидониды, то первая из них у рек и в лесной чаще оплакивает своего сына Итиса, вторая же по воле Артемиды стала жить рядом с людьми, потому что, по принуждению расставаясь с девичеством, громче всего взывала к Артемиде».

350

Филомела (которой отрезал язык обесчестивший ее фракийский царь Терей, женатый на ее сестре Прокне), чтобы связаться с Прокней, вплетает тайное послание в узоры брачного одеяния: «Вот по-дикарски она повесила ткани основу / И в белоснежную нить пурпурные нити воткала, — / О преступленье донос» (Овидий. «Метаморфозы», кн. VI. Пер. С. Шервинского, с. 576–578). —

Прим. пер.

351

См.: «Чжоу ли», т. е. «Чжоуские ритуалы», раздел «Осенние чиновники» («Цю гуань»), абзац «Придворные чины» («Чао ши»). —

Прим. пер.

352

Со времен цинского императора Сюанье (1654–1722: правил с 1662). Эти судилища должны были пресекать антиманьчжурские настроения китайской интеллигенции.

353

Принадлежали некоему Сюй Цзюню (пер. пол. XVIII в.), чиновнику знаменитой Ханьлиньской академии, за которые тот поплатился жизнью в правление императора Иньчжэня. —

Прим. пер.

354

Антивоенная драма «Пути славы» (1957) из-за остроты и сарказма, с какими воссоздавался суд над солдатами, обвиненными в срыве французского наступления в годы Первой мировой войны, была фактически запрещена в Европе. —

Прим. пер.

355

1956 г. — «Вторжение похитителей тел» — реж. Дон Сигел (Siegel, 1912–1991); 1978 г. — «Вторжение похитителей тел» — реж. Филипп Кауфман (Kaufman, род. 1936); 1993 г. — «Похитители тел» — реж. Эйбел Феррара (Ferrara, род. 1951). —

Прим. пер.

356

Кит. «Тяньюй хуа» (1651), роман в форме южных сказов под струнный аккомпанемент — таньцы, автор — женщина Тао Чжэньхуай.

357

Частная академия Дунлинь («Дунлинь шуюань» — Книжная палата Восточного леса), создана в 1б04 г. в восточном лесном предместье г. Уси (провинция Цзянсу) на месте школы, основанной в начале XII в. Ян Ши (1053–1135) и закрытой в XIII в. Дунлинь шуюань имела тысячи последователей, образовывавших дочерние академии. Объединение наиболее активных ее сторонников именовалось Дунлиньской «партией» (Дунлинь дан). Ее ядро составляли государственные деятели, репрессированные в начале 1590-х гг. В основе их оппозиционных настроений лежало стремление к восстановлению исконных норм и ценностей конфуцианской этики в качестве главных регуляторов жизни общества в условиях политического кризиса династии Мин (1368–1644). В 1620 г. в результате восшествия на престол нового императора дунлиньцы пришли к власти, но уже в середине 20-х гг. потерпели поражение и подверглись репрессиям. В 1625 г. академия была запрещена и разрушена, а в 1628–1629 гг. восстановлена… В 1680-е гг. она стала государственным учреждением, а в XX в. — обычной школой («Китайская философия. Энциклопедический справочник». М.: Мысль, 1994, с. 115). См. также

Бокщанин А., Непомнин О.

Лики Срединного царства. М.: Восточная литература РАН, 2002, с. 131–152. —

Прим. пер.

358

Конфуций «составил, следуя историческим записям, летопись Чунь-цю, начиная от луского Инь-гуна (722–712 до н. э.) и вплоть до четырнадцатого года [правления] луского Ай-гуна (481 до н. э.), охватив правление двенадцати гунов. Он опирался на сведения о княжестве Лу, был близок к делам Чжоу, охватил свершения дома Инь и смену трех династий (Ся, Инь, Чжоу). Он был сдержан в своих выражениях, глубок и широк в своих пояснениях. Поэтому, хотя правители царств У и Чу сами себя называли ванами, в Чунь-цю они были понижены в ранге и именовались только цзы. «Чунь-цю» умалчивает о том, что цзиньский князь призвал Сына Неба на съезд князей в Цзяньту, отметив лишь, что «Небесный ван объезжал земли в Хэяне». Выдвигая различного рода примеры, [Чунь-цю] связывала их воедино, представляла как основу упущений и утрат своего времени, чтобы будущие правители-ваны [учли] это в своих действиях» («Ши цзи», гл. 47:

Сыма Цянь.

Исторические записки. Пер. с кит. Р. Вяткина. М.: Наука, 1992, т. 6, с. 148).

359

«Составляя Чунь-цю, [он все решал сам]: если решал писать, то писал; если намеревался сократить, то сам сокращал»

(там же,

с. 148).

360

Зенгер переводит как «меткие слова, наделенные великим смыслом». —

Прим. пер.

361

Более подробно см.:

Сыма Цянь.

Исторические записки, гл. 6 и 87 (на рус. яз. соответственно т. 2 (с. 76–78) и т. 8 (с. 52)). —

Прим. пер.

362

Выражение «стрельба по тени» («иншэ») употребляется у китайцев в значении «прикрываться чужим именем», «намекать». —

Прим. пер.

363

Фантастическое существо (рогатую трехногую черепаху (рогатую жабу) Юй полностью зовут «ханьша шэин» (дословно: «мечущая [ядовитый] песок на тень [человека, насылая тем самым на него хворобу]) или же используют для ее обозначения первую или вторую половину вышеупомянутого словосочетания. Передается обычно как «оборотень, призрак». —

Прим. пер.

364

Намек на одного из чиновников династии Сун, который, будучи несогласным с самодурством правителя и уйдя в отставку, поселился в деревне с таким названием. —

Прим. пер.

365

На рус. яз.:

У Хань.

Жизнеописание Чжу Юаньчжана. Пер. с кит. А. Желоховцева, Л. Боровковой, Н. Мункуева. М: Прогресс, 1980. —

Прим. пер.

366

На самом деле здесь приводится извлечение из труда Лю Сяна (77— 6 до н. э.) «Хранилище учений» («Шо юань»), гл. 9 «Открыто увещевать» («Чжэн цзянь»). В «Веснах и Осенях [владений] У и Юэ» (гл. 5 «Жизнеописание Фу Ча» («Фу Ча нэй чжуань»), 14-й год правления (482 до н. э.) противится плану уского вана Фу Ча (правил 495–473 до н. э.) наследник престола Ю, однако ван все же идет походом на Ци. См. также: «Планы Сражающихся царств», раздел «Планы Чу», IV, 4.4: «Чжуан Синь сказал чускому [Цин]сян-вану» (на рус. яз.: «Планы Сражающихся царств» (исслед. и переводы Васильева К.). М.: Наука, 1968, с. 219–220). —

Прим. пер.

367

Зенгер приводит следующий источник: Петер Хайш (Heisch). «Опечатки в истории и литературе».

Sprachspiegel.

Базель, тетрадь, февраль, 1997, с. 51. —

Прим. пер.

368

Кит. «Ши дянь тоу», составитель Тяньжань Чисоу по прозванию Лансянь, близкий приятель Фэн Мэнлуна (1574–1646).

—Прим. пер.

369

См. «Планы Сражающихся царств», раздел «Планы Чжао» (II, 5.5): «[Улин-]ван делает Чжоу Шао наставником [своего сына Хэ]» («Ван ли Чжоу Шао вэй фу»). —

Прим. пер.

370

У Зенгера стоит «просит незаявленного мира». Комментарий Конрада: «слово «юэ», употребленное здесь Сунь-цзы, мало понятно, что открывает простор различным догадкам. Из всех предложенных комментаторами толкований выбираю толкование Чэнь Хао, объясняющее это слово через выражение «цюй жо» — «быть надломленным», «быть обессиленным». —

Прим. пер.

371

«Гуй дао», досл. «неправильный путь». —

Прим. пер.

372

Кит. Мэньшэнь[е] — духи-хранители входа; изображения двух божеств в виде грозных полководцев с алебардами было принято вешать по одному на каждой створке ворот; считается, что они охраняют дом от нечистой силы и всякого зла. —

Прим. пер.

373

Тай-фу — высший придворный сановник, советник и наставник Императора по вопросам долга и морали. —

Прим. пер.

374

Иначе Бетесда (англ. Bethesda) — северно-западный пригород Вашингтона, относящийся к штату Мэриленд. Назван по имени купальни Вифезда (арам, (бэйт ха-сда),

дом милосердия)

в Иерусалиме, где Иисус исцелил неходячего (Ин., 5:2—15).

—Прим. пер.

375

Чжундафу— придворный советник, церемониймейстер.

376

Сян — высший сановник, первый советник государя.

377

В пересказе Зенгера стражник просит унести и выбросить труп Фань Суя. —

Прим. пер.

378

Рабочий сталинградского завода «Красный Октябрь» Петр Алексеевич Гончаров, вступивший 29 августа 1942 г. в ряды народного ополчения и ставший знаменитым снайпером. Он уничтожил 445 фашистов, за что был удостоен в 1944 г. звания Героя Советского Союза. —

Прим. пер.

379

Банцзы — одна из форм традиционного музыкально-драматического театра в Китае. Получила название от банцзы — рода кастаньет, являющихся одним из основных инструментов оркестра, сопровождающего эти представления. Другое наименование банцзы, бытующее главным образом в Северном Китае, —

циньцян

(циньские напевы), от древнего названия Северо-Западного Китая — Цинь. Банцзы делится на ряд местных разновидностей (по названиям провинций): шэньсий-ские, шаньсийские, хэбэйские, хэнаньские. —

Прим. пер.

380

Согласно классификации

Чжоу ли, тайши

и

сяоши

(вероятно, сходно с

шаоши)

руководили музыкой при жертвоприношениях

(Сыма Цянь.

Исторические записки, т. 1. Пер. Р. Вяткина и С. Таскина. М.: Наука, 2001, с. 298). —

Прим. пер.

381

«Но Одиссей не хотел принимать участия в походе и притворился безумным. Тогда Паламед, сын Навнлия, изобличил его в притворстве: он последовал за Одиссеем, притворившимся безумным, и, оторвав Телемаха от груди Пенелопы, стал вытаскивать меч, будто бы с целью его убить. Боясь за своего сына, Одиссей признался, что безумие его было притворным, и принял участие в походе» (Аполлодор. «Мифологическая библиотека», Эпитома III.7. Пер. с др. — гр. В. Бороховича. М.-Л.: Наука, 1972, серия «Литературные памятники»). По рассказам других мифо-графов, в частности Гигина, когда Паламед прибыл в Итаку за Одиссеем, последний прикинулся сумасшедшим: его нашли пашущим поле и сеющим соль. Чтобы испытать, действительно ли Одиссей безумен, Паламед велел положить под плуг сына его Телемаха; увидев сына в опасности, Одиссей бросил плуг в сторону и тем выдал себя. За это в дальнейшем Одиссей отомстил Паламеду, оклеветав его, вследствие чего Паламед поплатился жизнью (Гигин. «Мифы». Пер. с лат. Д. Торшилова. СПб: Алетейа, 2000, с. 115–116). См. также

Грейвс Р.

Мифы Древней Греции. Пер. с англ. К. Лукьяненко. М.: Прогресс, 1992, с. 476. Софокл даже написал не сохранившуюся до наших дней трагедию «Безумный Одиссей». —

Прим. пер.

382

Бpунегг (Brunegg) — местечко в округе Ленцбург, кантон Ааргау, Швейцария. —

Прим. пер.

383

Зенгер приводит перевод Р. Вильгельма

(Kungfutse: Gespräche — Lun Yü,

Дюссельдорф — Кельн, 1979, с. 70), который от себя добавляет следующие слова: «Ведь ему удавалось своей мнимой глупостью спасать собственных князей». Когда вэйский правитель Чэн-гун стал нарушать нормы морали («сошел с должного пути»), Нин У-цзы прикинулся глупцом, дабы не отвечать за поступки царя (см.

Л. Переломов.

«Конфуций: «Лунь Юй». М.: Восточная литература РАН, 2000, с. 338).

— Прим. пер.

384

Под началом Вэнь-гуна, который согласно Сыма Цяню

(Шицзи,

гл. 37) облегчил подати, был справедлив, трудился вместе с народом (см.

Л. Васильев.

«Древний Китай. Период Чюньцю». М.: Восточная литература РАН, 2000, с. 47).

385

В свое время (643 до н. э.) его отец Вэнь-гун испортил отношения с могущественным цзиньским Вэнь-гуном (не приняв того должным образом, когда тот еще не был правителем, вынужден был странствовать и был известен под именем Чжун-эр), за что Чэн-гун был изгнан из царства (632 до н. э.). К тому же, согласно

Цзо-чжуань,

цзиньский правитель просил владение Вэй пропустить его войска, направлявшиеся на помощь владению Сун, на которое напали чусцы. Чэн-гун, опираясь на поддержку владения Чу, ответил отказом. Тогда Вэнь-гун переправился Другой дорогой через Хуанхэ и разбил чуские войска при Чэнпу. Узнав о поражении своего союзника, Чэн-гун бежал в Чу. На съезде

чжухоу

в Вэнь (название местности во владении Цзинь к юго-западу от современного уездного города Вэньсянь в пров. Хэнань) Вэнь-гун задержал Чэн-гуна и отправил его на суд к чжоускому правителю Сян-вану (правил 651–619 до н. э.). Вмешавшийся в конфликт чжоуский ван заступился за изгнанника и осудил Цзинь за его преследование

(Го юй.

Пер. с кит. С. Таскина. М.: Наука, 1987, с. 45; 320). Благодаря этому заступничеству Чэн-гун возвратился в Вэй, расквитался с теми, кто способствовал его изгнанию, и благополучно пережил своего могущественного противника (см. Л.

Васильев.

«Древний Китай. Период Чюньцю». М.: Восточная литература РАН, 2000, с. 140).

386

Которому цзиньцы велели отравить Чэн-гуна вином, настоянным на ядовитых перьях птицы

чжэнъ

(?), но тот приготовил слишком слабый настой. —

Прим. пер.

387

«Чуский безумец по имени Цзе Юй, проходя [мимо дома, где остановился] Конфуций, пропел: «О, фениксы! О, фениксы! В какой же упадок пришла благая сила дэ! Бессмысленно критиковать прошлое, но еще можно догнать будущее. Однако все кончено, все кончено! Всех, кто нынче занимается политикой, ожидает гибель!» («Лунь юй», 18.5).

Прим. переводчика А. Мартынова:

1. Возможно, под названием «чуского безумца» фигурирует житель княжества Чу по имени Лу Тун, который притворился безумным, чтобы уклониться от общественных работ. Встреча Лу Туна с Конфуцием могла иметь место во время странствий Конфуция примерно в 489 г. до н. э.

2. Феникс — благовещая птица. Ее появление знаменует собой нахождение на троне совершенного мудреца и, как следствие, устроение Поднебесной. Согласно легендам того времени, в царствование Шуня фениксы слетались в дворцовые залы, а когда правил Вэнь-ван, духовный основатель Чжоу, слышалось пение фениксов.

388

Приводится не сам текст «Книги перемен», а толкование переводчиком на немецкий Р. Вильгельмом «Привязанных слов» к 15-й гексаграмме. —

Прим. пер.

389

Сосуд

ючжи,

иначе

юцзо

(«стоящий справа», так он именуется в схожем эпизоде одноименной 28-й главы «Сюнъ-цзы»; и речь там идет о памятном храме луского государя Хуань-гуна, правившего в 711–694 до н. э.),

цици,

указывал правителю о необходимости быть в меру снисходительным: пустой стоял он наклонно, наполненный наполовину — стоял прямо, полный доверху — опрокидывался. —

Прим. пер.

390

Дается толкование Р. Вильгельма к слабой черте четвертой позиции 2-й гексаграммы «Кунь» («Исполнение»): «Завяжи мешок. Хулы не будет, хвалы не будет» (Пер. Ю. Щуцкого). —

Прим. пер.

391

Мило протекает в северо-восточной части провинции Хунань. На реке построена кумирня в честь Цюй Юаня, где ежегодно 5 мая (праздник Священного Дракона) отмечается день его памяти. В воду бросают рис, завернутый в листья лотоса. —

Прим. пер.

392

Данные сведения приводит в примечаниях к своему переводу «Троецарствия» (т. 1, с. 761) В. Панасюк. Сам эпизод описан в книге «Шо юань» (гл. 6), и там есть расхождение с описанным в «Троецарствии». В частности, упоминается не чуский [Цзин] Сян-ван (правил 298–263 гг. до н. э.), а Чжуан-ван (правил 613–591 гг. до н. э,), и сам виновник происшествия не называется. —

Прим. пер.

393

В беседе 4 сентября 1989 г. с руководством ЦК КПК Дэн Сяопин свои позиции в международных делах обозначил тремя пунктами: «хладнокровная оценка складывающегося положения, отстаивание собственных позиций и сдержанность ответных действий». —

Прим. пер.

394

У Н. Конрада перевод такой: «Ведя войско, следует ставить его в такие условия, как если бы, забравшись на высоту, убрали лестницы». —

Прим. пер.

395

О восшествии на престол Ли Юаня с привлечением множества исторических китайских документов см. кн.:

Попова И.

Политическая практика и идеология раннетанского Китая. М.: Восточная литература РАН, 1999.

—Прим. пер.

396

Зенгер приводит изложение мифа из книги: Вальтер Бельц (Beltz).

Лодки богов

(«Die Schiffe der Götter»). Берлин, 1987, с. 68 и след.

397

Родоначальником династии Восточная Цзинь был близкий родственник западноцзиньского императора Хуай-ди, Сыма Жуй (276–323), князь Ланъе. В 307 г. он был назначен на должность военного губернатора Янчжоу и Цзяннаня. Прибыв в Южный Китай, Сыма Жуй избрал своей ставкой город Цзянье (Нанкин). Вскоре на севере Китая начались смуты, сделавшие правителя Янчжоу практически независимым. В 316 г. хунну взяли северную столицу Чанъань и пленили императора Минь-Ди. При таких обстоятельствах Сыма Жуй принял в 317 г. титул князя Цзинь. Его власть признали все южные районы Китая, расположенные в бассейне Янцзы и к югу от нее. В том же году пришла весть о смерти императора Минь-ди. Тогда Сыма Жуй провозгласил себя императором под именем Юань-ди. Своей столицей он объявил Цзянье (переименованный в связи с этим в Цзянькан). Основанная им династия вошла в историю под именем Восточная Цзинь. В эти годы весь Северный Китай был завоеван кочевыми племенами, хлынувшими в него со всех сторон и образовавшими на его территории свои «варварские» царства. Южному Китаю удалось избежать этого нашествия, так как река Янцзы представляла в то время фактически непреодолимую преграду для кочевников. Под ее защитой цзиньцы смогли собраться с силами и в последующие годы перейти в наступление против северян

(К. Рыжов.

«Все монархи мира. Древний Восток». М.: Вече, 2001, с. 451–452).

398

Песню под названием «Писарь в корзине [по имени] Генрих Конрад» («Heinriche Konrade der Schreiber im Korb») поместили в первый том состоящего как из фольклорных, так и литературных по происхождению песен трехтомника «Волшебный рог мальчика» («Des Knaben Wunderhorn», издан 1806–1808) немецкие романтики Ахим фон Арним (1781–1831) и Клеменс Брентано (1778–1842). —

Прим. пер.

399

Кит. «Лан попо». —

Прим. пер.

400

Точнее, «Продолжения описания всех вещей» («Сюй боу чжи») в 10 т., автор некий южносунский Ли Ши (XII в.). —

Прим. пер.

401

Нижеследующее краткое изложение содержания пьесы взято из книги:

Сорокин В.

Китайская классическая драма XIII–XIV вв. М.: Наука, 1979, с. 209-

Прим. пер.

402

Рассказ о «потемкинских деревнях» излагается мной по книге Н. Ашукин, М. Ашукина. «Крылатые слова: Литературные цитаты; Образные выражения». М.: Худож. лит., 1987, с. 276–277. —

Прим. пер.

403

Случай с Шэнь Ю вскользь упоминается в "Сюнь-цзы», гл. 8, «Конфуцианский образец» («Жу сяо»), дается в первой главе «Семейных преданий о Конфуции» («Кун-цзы цзяюй»), представляющих собой подделку Ван Су (195–256) утерянного к тому времени одноименного произведения раннеханьской эпохи (там даны его разъяснения к этому якобы аутентичному тексту), а наиболее подробно излагается в 19-й главе современного «Жизнеописания Конфуция» («Кун-цзы чжуань»), один из авторов которого Цао Яодэ (род. 1936). —

Прим. пер.

404

Данное выражение встречается прежде в «Речных заводях», гл. 25, поскольку оба эпизода перекликаются: «Недаром древние мудрецы говорили: «Даже то, что видишь своими глазами, не всегда истина, так можно ли верить тем, кто нашептывает за спиной» («Речные заводи», т. 1. Пер. с кит. Рогачева). —

Прим. пер.

405

Офиопогон японский (Ландыш японский) — Ophiopogon japonicus (L f.) Ker-Gawl. = Convallâria japonica L. f. (от греч. Ophis, «змея», и pogon, «борода» — греческая калька японского названия «дзянохигэ», «змеиная борода»; convallaria от лат. convallis — долина). Кит. название «май(мэнь)дун» — многолетнее, почти без стебля травянистое растение высотой 3–5 см из семейства ландышевых — Convallariaceae. Корни ве-ретеновидные, мясистые, многочисленные. Листья прикорневые, линейные, темно-зеленые, до 30 см длиной; соцветие — пазушная кисть из светло-зеленых, мелких, с простым околоцветником цветков. Плод — фиолетово-черная ягода. Произрастает в Индии, Южном Китае, Японии, Вьетнаме, на Филиппинах. Культивируется в Японии. Используются клубневидные корни, высушенные при температуре 50–60 °C. Они содержат стероидные сапонины, слизь. Применяют в качестве отхаркивающего, мочегонного, жаропонижающего, тонизирующего и седатив-ного средства в Юго-Восточной Азии и Великобритании. —

Прим. пер.

406

«Правдивость во внутреннем признании перед самим собой, а также в отношениях с каждым другим»:

Кант И.

О характере как образе мыслей // Психология личности. Тексты. М.: Изд-во МГУ, 1982, с. 234. «Правдивость в высказываниях, которых нельзя избежать, есть формальный долг человека в отношении к каждому человеку, хотя бы и могли возникнуть от нее вредные последствия для него и для других»:

Кант И.

О мнимом праве лгать из человеколюбия //

Трактаты и письма.

М.: Наука, 1980, с. 292–297.

—Прим. пер.

407

«Вай-цян\цзянь чжун-гань» в значении «колосс на глиняных ногах» восходит к «Цзо чжуань» (15-й год [луского] Си-гуна (645 до н. э., лето, пятая луна). —

Прим. neр.

408

Пьеса о папе римском Пие XII (1876–1958, на панском престоле с 1939). В 2001 г. французский режиссер греческого происхождения Кос-та-Гаврас (род. 1933) снял по пьесе фильм «Аминь» («Amen»). —

Прим, пер.

409

«Черная серия» — основанная в 1946 г. французскими интеллектуалами (Марсель Дюамель, Жак Превер, Борис Виан и др.) коллекция книг, сначала познакомивших Европу с произведениями классиков американского «жесткого» (hard-boiled) детектива (Чандлер, Хэммет, Кейн, Вулрич), а потом вызвавшей самый широкий культурный резонанс и широчайшую волну стилистических подражаний. Статья в

Новой цюрихской газете

представляет собой рецензию на криминальный роман чернокожего писателя Честера Хаймса (Hirnes, 1909–1984) «Беги, парень, беги» («Run, Man, Run», 1966), где повествуется об облаве на негра в Гарлеме. —

Прим. пер.

410

Лозунг «Cool Britannia», на сленге означающий «Клевая Британия», взяли на вооружение лейбористы после прихода к власти в 1997 г. Он должен был олицетворять новую, динамично развивающуюся Британию в противовес старой Британской империи и словам «Rule Britannia» («Правь, Британия») — известной патриотической песни Томаса Арна (Arne, 1710–1778), оспаривавшей в свое время право стать гимном Великобритании, но в этом качестве утвердилась песня «Боже, храни короля», одним из возможных авторов которой считается Генри Кэри (Carey, ок.1687–1743). Имя «Хладная Британия» получило в апреле 1996 г. мороженое фирмы «Ben and Jerry», но еще в 1967 г. так назывался один из хитов английской группы

Bonzo Dog (Doo Dah) Band,

а само слово пошло гулять по стране с легкой руки американского журнала «Ньюсуик», назвавшего в конце 1996 г. Лондон самой холодной столицей. —

Прим. пер.

411

Вместо «Планов сражающихся царств» (раздел «Замыслы Чу», гл. 4, рассказ 12, «Бездетный чуский ван Као Ле») Лю Сяна, на которого ссылается Зенгер, ниже приводится рассказ в изложении Сыма Цяня («Ши цзи», гл. 78). —

Прим. пер.

412

Такой подзаголовок он преподнес своей «Истории усмирения бандитов» («Дан коу чжи», изд. 1851), поскольку роман выступает продолжением «Речных заводей» из 70 глав в редакции известного ученого Цзинь Жэньжуя (1608–1661), иначе Цзинь Шэнтаня. Юй Ваньчюнь перенес туда героев Ляншаньбо из «Речных заводей» Ши Найаня. —

Прим. пер.

413

Источником идиоматического выражения «лиса пользуется могуществом тифа» («ху цзя ху вэй») и приводимого отрывка являются «Планы сражающихся царств», рассказ 16 из раздела «Замыслы Чу», гл. 1, под названием «Чускии [Оюань-]ван спрашивает придворных». —

Прим. пер.

414

Цзинский, т. е. чуский, государь. Название Цзин появилось в середине I тысячелетия до н. э. в применении к землям княжеств Чу, У, Юэ. —

Прим. neр.

415

Пачакамак («держатель вселенной») — бог-создатель у индейцев побережья Перу. —

Прим. пер.

416

Описанные события см. в кн.:

Бокщанин А., Непомнин О.

Лики Срединного царства. М.: Восточная литература, 2002, с. 171–190. —

Прим. пер.

417

В романе стоит другое, имеющее то же значение выражение: «впустить воду через стену» («инь-туй жу-цян»). —

Прим. пер.

418

Данный исторический анекдот приводит английский психолог Эдвард Де Боно (род. 1933) в своей книге «New Think: The Use of Lateral Thinking in the Generation of New Ideas», 1967; на рус. яз.: «Рождение новой идеи: Книга о нешаблонном мышлении». Пер. с англ. под общей ред. О. Тихомирова. М.: Прогресс, 1976, гл. 1 «Шаблонное и нешаблонное мышление»:

«Много лет назад, когда человека, задолжавшего кому-либо деньги, могли бросить в долговую тюрьму, жил в Лондоне один купец, имевший несчастье задолжать большую сумму денег некоему ростовщику. Последний — старый и уродливый — влюбился в юную дочь купца и предложил такого рода сделку: он простит долг, если купец отдаст за него свою дочь. Несчастный отец пришел в ужас от подобного предложения. Тогда коварный ростовщик предложил бросить жребий: положить в пустую сумку два камешка, черный и белый, и пусть девушка вытащит один из них. Если она вытащит черный камень, то станет его женой, если же белый, то останется с отцом. В обоих случаях долг будет считаться погашенным. Если же девушка откажется тянуть жребий, то ее отца бросят в долговую тюрьму, а сама она станет нищей и умрет с голоду.

Неохотно, очень неохотно согласились купец и его дочь на это предложение. Этот разговор происходил в саду, на усыпанной гравием дорожке. Когда ростовщик наклонился, чтобы найти камешки для жребия, дочь купца заметила, что тот положил в сумку два черных камня. Затем он попросил девушку вытащить один из них, чтобы решить таким образом ее участь и участь ее отца…

Итак, девушка… опустила руку в сумку, вытащила камешек и, не взглянув на него, выронила прямо на дорожку, усыпанную гравием, где камешек мгновенно затерялся.

«Экая досада! — воскликнула она. — Ну да дело поправимое. Ведь по цвету оставшегося мы тотчас узнаем, какого цвета камешек достался мне».

А поскольку камешек, оставшийся в сумке, был, как известно, черный, стало быть, она могла вытащить только белый камешек. Ведь ростовщик не станет признаваться в собственном мошенничестве! Вот каким образом, применив нешаблонное мышление, девушка не только вышла из, казалось бы, безвыходного положения, но, более того, оказалась даже в лучшем положении, чем прежде. Ибо, если бы ростовщик вел честную игру, положив в сумку черный и белый камешки, девушка имела бы равные шансы как на спасение, так и на гибель. Сейчас же она избежала нежелательного замужества и погасила долг отца». —

Прим. пер.

419

25 апреля обычно проводится с древнехристианских времен крестный ход на поля (процессия св. Марка в связи с литанией Всех Святых, называемой ввиду большой торжественности Litaniae majores — Великая Литания). Этот молебственный крестный ход первоначально не имел с евангелистом Марком ничего общего, восходя к языческому — римскому празднику с обходом полей 25 апреля, так называемых Робигалий. При этом просили защиты у Робига (Robigus) — предохраняющего злаки от хлебной головни римского божества. Праздник был принят в христианский обиход еще до Григория Великого, был сохранен даже маршрут процессии, которая кончалась теперь у Собора св. Петра. —

Прим. пер.

420

Древняя книга «Утраченное

Чжоу шу»

(«И Чжоу шу»), иначе «Чжоу шу», была известна в эпоху Хань в объеме 61 главы, о чем свидетельствует династийная хроника «Книга [династии ранняя] Хань» («Хань шу»). «И Чжоу шу», записанная на бамбуковых дощечках, была найдена в III в. в могиле вэйского государя Ань Ли-вана (правил 276–243 до н. э.), отсюда другое название «Письмена из могильника [в области] Цзи» («Цзи чжун шу»), и известна ныне в фрагментах с комментариями цзиньского (265–420) Кун Чао. —

Прим. пер.

421

Лаиса (IV в. до н. э.) — знаменитая коринфская гетера родом из Сицилии. —

Прим. пер.

422

«Женские уловки» представляют собой перевод на французский Рене Кавамом обнаруженной им в Национальной библиотеке арабской рукописи XIV в. Абдарахима аль-Хурани (Abd al-Rahim al-Hawrânî) из Дамаска; в 1996 и 2000 гг. он издал следующие его творения: «Женские желания» («Désirs de femmes») и «Женщины и властители» («Les femmes et les rois»). —

Прим. пер.

423

Состоящий из 6 глав военный трактат «Шесть наставлений» входит в «Семикнижие» военных канонов, представляя собой беседу родоначальников древнего Чжоуского царства Вэнь-вана и У-вана с их советником Люй Шаном (он же Цзян Цзыя, XI в. до н. э.), носившим титул тайгуна. Фрагменты из трактата были обнаружены в 1972 г. в захоронении II в. до н. э. «Гражданское наступление» («Вэй фа») составляет третий параграф второй главы «Секреты военной политики» («У тао»). На рус. яз. см.: «У-цзин: семь военных канонов Древнего Китая». Пер. с англ. Р. Котенко. СПб: Евразия, 2001, с. 35—142. —

Прим. пер.

424

Приводимые строки принадлежат не Сыма Сянжу, а его близкому приятелю, прославленному ханьскому музыканту Ли Яньнаню (ум. ок. 90 до н. э.).

425

Само же словосочетание «цин-чэн» стало обозначением куртизанки высшего ранга. —

Прим. пер.

426

Мацзян, часто пишется у нас через англ. транслитерацию как «маджонг». Другое название «мацюэ», «воробей». —

Прим. пер.

427

Предание гласит следующее. В императорских так называемых дальних покоях скопилось столько гаремных женщин, что повелитель [император Юань-ди (75–33 гг. до н. э.; правил с 49 г. до н. э.)] не мог найти времени для их обхода. Тогда он велел придворным художникам сделать портрет каждой из них и, суда по изображениям, призывал к себе ту или другую. Одалиски, поняв секрет, старались подкупить мастера, чтобы он изобразил их более красивыми, чем они на самом деле были. Но Ван Чжао-цзюнь, гордясь своей красотой, не пожелала унижаться до подкупа и мастеру не дала ничего. Тот изобразил ее за это уродом, а император, взглянув на портрет, не удостоил ее приглашением. В 33 г. до н. э. хуннуский хан захотел породниться с императорским домом культурной страны, которую он притеснял, продолжая дело своих предков. Тогда для него, как для варвара, выбрали, судя по портретам придворных живописцев, самую уродливую из гаремных затворниц. Таковою оказалась Ван Чжао-цзюнь. Перед тем как отправиться к месту своего назначения, она явилась откланяться своему повелителю. И вот тогда разыгралась драма. Красота ее ослепила и императора, и всех придворных с такой силой, что они тряслись от невиданного зрелища. Император, который уже неоднократно нарушал свое слово, данное варвару-союзнику, был в отчаянии, но поделать ничего не мог. Разобравшись, в чем дело, он тут же приказал четвертовать и разбросать по кускам придворных мастеров, конфисковав все их имущество. Но было уже поздно — Ван поехала к хуннускому хану. Судьба несчастной девушки тронула современников, и они сложили в се честь песнь, вызвавшую впоследствии много подражаний (см.

В. Алексеев.

Труды но китайской литературе, кн. 1. М.: Наука, 2002, с. 271). См. также пьесу юаньского драматурга Ma Чжиюаня (1250–1321) «Осень в Ханьском дворце». —

Прим. пер.

428

Далее мной приводится отрывок из статьи Б. Рифтина «Ланьлинский насмешник и его роман «Цзин, Пин, Мэй», помещенной в 1 т. русского перевода романа: «Цзин, Пин, Мэй, или Цветы сливы в золотой вазе». Пер. с кит. В. Манухина. Иркутск, Улисс, 1994, т. 1, с. 7–8. —

Прим. пер.

429

Ниже изложение ведется по шумерскому мифу «Сошествие богини Инанны в подземный мир и возвращение ее на землю», взятому из кн.:

Г. Абдурагимов, Д. Абдурагимова.

Лезги и древнейшие цивилизации Передней Азии: история, были, мифы, сказания. М.: Экономика, 1998. —

Прим. пер.

430

«Он вонзил свои ногти в почву и оторвал кусок мягкой глины. Из нее он создал двух вестников — Кургарру и Калатурру. Это были покорные и бесполые существа, они не были ни мужчинами, ни женщинами и бесстрастно выполняли волю божественного гончара, слепившего их. И дал премудрый Энки одному из них пищу жизни, а другому воду жизни и послал их в мрачный подземный мир.

Спустившись в преисподнюю, вестники бога мудрости были внимательными и осторожными. Бесшумно продвигались они по подземным тропам, остерегались смачивать свои уста водой подземной реки и не проглотили ни одного зернышка, выросшего на ее берегах, чтобы не позабыть землю и не остаться навеки внизу. Добравшись до трона Эрешкигаль, потребовали вестники божественного мудреца Энки именем своего владыки освобождения Инанны.

Спокойно и насмешливо отвечала им повелительница преисподней, указывая на безжизненное тело, висящее на гвозде:

— Вот она, ваша царица, забирайте ее, мне она не нужна!

Тогда оба вестника сняли труп богини с гвоздя, и Кургарру осыпал ее зернами жизни, а Калатурру опрыскал ее водой жизни. И поднялась Инанна на свои прекрасные ноги и бодро двинулась к воротам подземного мира. Но семеро ануннаков, судей мертвецов, тут же бросились к ней:

— Если Инанна покинет «Страну без возврата», за голову голову пусть оставит!

— Прочь с дороги! Пустите меня наверх, я пришлю себе замену! — гордо воскликнула Инанна и величественным шагом прошла через семь ворот, облачаясь в свои наряды и оставленные у входа драгоценные амулеты, таящие в себе волшебную силу верховной власти.

Но хитроумные ануннаки не успокоились. Они послали следом за богиней целую толпу свирепых демонов. Самые маленькие из них были ростом с пылинки, а самые большие напоминали гигантские тростники, растущие по краю болот. Это были страшные, бессердечные слуги свирепой Эрешкигаль. Нет у них плотских желаний, и чужды они сострадания. Никогда не вкушают они пищи и не пьют воды, но силы их остаются прежними и не чувствуют они усталости. Эти демоны похищают жену с ложа ее супруга и отрывают беспомощного младенца от груди кормилицы.

Под охраной чудовищ пришла Инанна в город Умму к богу Шаре и сказала ему:

— О, мой верный брат, спустись вместо меня в преисподнюю! Увидев уродливых и злобных демонов, окружающих богиню, испугался Шара, упал к ногам Инанны и жалобно молил о пощаде:

— Другого, другого пошли, сестра моя, в страшный подземный мир! И двинулась Инанна в Бад-Тибиру, к богу Латараку. Но и тот с плачем умолял освободить его от ужасной участи и искать другую замену.

И решила Инанна, что только Думузи, которого она одарила всеми чарами своей страсти, сможет заменить ее в подземном мире. Он не посмеет отказаться от своего долга. За небывалые наслаждения на ложе прекраснейшей из богинь заплатит он жизнью.

И пришла Инанна в Куллаб, где сидел на троне ее супруг. Безжалостным взором взглянула она на него, и в ее ледяных глазах таилась смерть.

Думузи в одежде власти, в царском покое сидит на троне.

Демоны-«гола» его схватили.

Семеро их — его грудь разодрали, его кровь излили.

Семеро их — словно в горячке на него напали.

Пастушью флейту, свирель его на глазах его разбили!

Все понял несчастный Думузи, мгновенно побледнел он и поднял руки к небу, залитому яркими солнечными лучами, моля о помощи Уту, брата своей беспощадной супруги.

…О Уту, ты брат моей жены!

Я супруг твоей сестры!

Преврати мои руки в ноги газели,

Преврати мои ноги в ноги газели,

И я от демонов убегу…

Уту внял мольбе, и превращенный в газель Думузи бежит в Шубирил-лу. Демоны вновь настигают его, бьют и истязают. Опять обращается Думузи с мольбой к Уту. Тот второй раз превращает его в газель, и Думузи бежит в храм богини Белили. Он просит у нее немного пищи и воды. Пока Думузи ест и пьет, снова появляются «гала» и третий раз хватают Думузи. Уту превращает его в газель и в третий раз, и тот скрывается в загоне для овец. Но «гала» врываются туда и рвут Думузи на части, и свирепые стражи Эрешкигаль повлекли его остатки в царство своей повелительницы» (Г. Абдурагимов, Д. Абдурагимова. Лезги и древнейшие цивилизации Передней Азии: история, были, мифы, сказания. М.: Экономика, 1998).

—Прим. пер.

431

Бимба, растение Momordica Monadelpha, с ярко-красным плодом которого сравнивают обычно губы красавиц.

432

Пали паттагутта, дословно «защищенный крылом». —

Прим. пер.

433

Данный эпизод приводится в «Неофициальном жизнеописании [Чжао] Юня» («Юнь бэ чжуань»).

434

Данный эпизод приводит вэйский историк Юй Хуань (III в.) в составленном им примерно в 239–265 гг. «Кратком описании [царства] Вэй» («Вэйлюэ») и сохранившемся лишь в извлечениях у других авторов. —

Прим. пер.

435

«Осенью [чуский

линъинъ

(первый или старший советник правителя в Чу. по чину равный

чэнсяну

или просто

сяну

в других княжествах чжоуского Китая)] Цзы-юань (ум. 665 г. до н. э.) напал на владение Чжэн во главе шестисот колесниц и вступил на территорию столицы через ворота Цзечжи… Войска и колесницы, войдя на территорию столицы через ворота Шуньмынь, подошли к расположенному на высоком месте рынку. Ворота, ведущие в столицу, были открыты, и из них вышли люди, говорившие на чуском диалекте. Цзыюань воскликнул: «В столице Чжэн есть люди!» — [и не посмел войти в столицу]. [Вскоре] на помощь Чжэн явились

чжухау,

поэтому ночью чуские войска бежали. Чжэнцы также собирались бежать в Тунцю, но разведчики доложили, что на чуские палатки опустились вороны, после чего они остались на месте» («Цзо-чжуань», 28-й год правления Чжуан-гуна (666 до н. э.), осень). См.:

Го юй.

Пер. с кит. с:. Таскина. М.: Наука, 1987, с. 419. —

Прим… пер.

436

Данный эпизод приводится в «Цзо чжуань» (Си-гун, 33-й год (627 г. до н. э.), весна) и вскользь упоминается d трактате «Хуайнанъ-цзы» (12-я гл. «Отзвуки дао»). —

Прим. пер.

437

Трудное для перевода выражение «шэнь цзи» толкуется различно. См. примечание Н. Конрада в кн.: «Сунь-цзы. У-цзы: Трактаты о военном искусстве». Пер. с кит. Н. Конрада. М.-СПб: ACT, 2001, с. 441; сам он передает его словосочетанием «непостижимая тайна». —

Прим. пер.

438

Цзи Юнь. «Записки из хижины «Великое в Малом», сборник 2 «Так я слышал» («Жу ши во вэнь»), часть 4 (в сплошной нумерации кн. 10), рассказ «Вражда

А

и

В»

(«Цзя И сян чоу»). В русском издании

(Заметки из Хижины «Великое в Малом».

Пер. с кит. О. Фишман. М.: Наука, 1974, серия «Памятники письменности Востока»), где опубликован перевод Около 300 рассказов и заметок из пяти сборников (содержащих 1193 произведения), этого рассказа нет. —

Прим. пер.

439

Тай-вэй, высший военный сановник в Древнем Китае, старший из трех гунов. По своему положению приравнивался к

чэн-сяну,

канцлеру.

440

Да-сы-нун, один из девяти высших сановников империи, ведавший императорской казной и хлебом. —

Прим. пер.

441

Пьеса Го Можо о китайском поэте-патриоте, боровшемся с маньчжурским игом, за что он был брошен в тюрьму и казнен, Ся Ваньчуне (1631–1647) под названием «Наньгуаньцао» (можно перевести как «Набросок пленника-южанина»; так именовался сборник стихов, написанный поэтом в заточении). —

Прим. пер.

442

«В своей превосходной книге «Безобразные китайцы» известный тайваньский ученый Бо Ян отмечал, что китайцы от рождения инфицированы страшным вирусом разобщенности и фракционной борьбы. Он приводит популярную в народе поговорку, в которой как в зеркале отразились многие парадоксы бытовой психологии и образа действий государственных мужей: «Один монах тащит воду на коромысле, двое монахов несут воду в ведрах, а трое монахов сидят без воды». «Каждый китаец в отдельности — это настоящий дракон, — пишет Бо Ян. — Но из трех китайцев, т. е. трех драконов, взятых вместе, получается одна свинья, один червяк, а иногда не выходит и червяка». «Там, где есть китайцы, возникает «мышиная возня»… В любой китайской колонии различных группировок по крайней мере столько, сколько дней в году, и все они мечтают покончить друг с другом… Похоже, что в организме китайцев недостает объединительных клеток», — заключает автор (1). В народе эту привычную ситуацию образно называют «три деревни за одним плетнем». Подтверждение сказанному выше мы находим в воспоминаниях видного деятеля КПК Ли Лисаня: «История КПК знает многочисленные случаи ожесточенной внутрипартийной групповой борьбы, особенно борьбы беспринципной (нередко просто склочной)… Вследствие беспринципного характера групповой борьбы в КПК все участвовавшие в ней группировки носили бесформенный характер, иногда организуясь, а иногда выступая совсем неорганизованно» (2). Эту же неприглядную черту отмечал и Лю Шаоци, один из отцов-основателей КНР: «Руководящие партийные работники постоянно прикидывают, что для них выгодно, а что нет, ревностно оберегая свои личные интересы. Прикрываясь громкими фразами об отстаивании принципов партии, всеми правдами и неправдами пытаются добиться своего… Они любят кляузничать, поносить товарищей, за спиной плести интриги, вбивать клин в отношения друзей» (3). Признанный классик китайской литературы и патриарх национального самоанализа Линь Юйтан еще в 1934 г. в своей нестареющей работе «Китайцы» называл этот феномен «отсутствием общественных мозгов». В частности, он обращал внимание на то, что среди настольных игр его соотечественники предпочитают некомандные, т. е. такие, в которых каждый играет за себя, как, например, мацзян. «В этой «мацзяновой философии», вероятно, можно разглядеть особенности китайского индивидуализма» (4)».

(1) Бо Ян. «Чоулоудэ чжунгожэнь» (Безобразные китайцы). Чанша, 1986, с. 11; (2) Ли Лисань (1899–1967). «Стратегия и тактика Коминтерна в национально-колониальной революции на примере Китая». Цит. по: Бурлацкий Ф. Мао Цзэдун. М., 1976, с. 41–42; (3) Лю Шаоци (1898–1969). «О работе коммуниста над собой». Пекин, 1965, с. 19; (4) Линь Юйтан. «Чжунгожэнь» (1934) (Китайцы). Шанхай, 1995, с. 178.

Взято из статьи: К. Барский. «Особенности политической борьбы в КНР и на Тайване // Политическая интрига на Востоке. М.: Восточная литература, 2000, с. 366–367. —

Прим. пер.

443

Речь идет о храме, возведенном в 1769 г. в честь буддийского монаха Чэнь Пуцзу, прозванного патриархом Циншуем (Циншуй-цзуши, 1047–1101).

—Прим. пер.

444

В русском пер. гл. 30: «Юэ Фэй вступает в поединок и привлекает на свою сторону храброго военачальника. Ян Ху получает двадцать палок и помогает брату овладеть логовом разбойников»

(Цянь Цай.

Сказание о Юэ Фэе. 2 тт. Пер. с кит. В. Панасюка. М.: Худ. лит., 1963 (серия «Библиотека исторического романа»), т.1, с. 348). —

Прим. пер.

445

Согласно Геродоту (Книга III, Талия, 153–160), Зопир — сатрап Да-рия, согласно Ктесию (V–IV вв. до н. э.) — Ксеркса (Ctesias Persica, fr. 29). —

Прим. пер.

446

Дар Аль-Машpик — издательский дом Dar Al-Mashriq, автором же упоминаемого словаря «Аль-Мунджид» («Справочник языковой и биографический») является сириец Левис Малуф (1876–1946).

447

Зирикли, Хайраддин (Khayr-ad-Din Az-Zarkali; 1893–1976), сирийский поэт и писатель, составитель известного биографического словаря «Знаменитости: словарь жизнеописаний наиболее видных мужей и жен из арабов, арабистов и востоковедов» (1954–1959;

al-Alam: Qamus Taragim li-Ashbar al-Rigal wa-al- Nisa min al-Arab wa-al-Mustaribin wa-al-Mustashriqin.

1-е изд. 1927 г. в трех частях; 2-е, исправленное и дополненное, появилось спустя 30 лет, а 4-е, полное, десятичастное, увидело свет уже после смерти автора в 1976 г.). —

Прим. пер.

448

Кит. Лоху — древнее монское государство Дваравати в Юго-Восточной Азии, существовавшее до X в. Первоначально занимало область близ устья р. Меконг и было вассалом империи Фунань. Как независимое государство впервые упоминается в китайских летописях VII в. К этому времени территория Дваравати охватывала южную часть территории Таиланда и Бирмы. Дваравати поддерживало дипломатические и культурные связи с Индией и Китаем. В VIII–IX вв. столицей Дваравати стало Лонбури (Лаво), и все государство получило то же название; в X в. Л аво-Дваравати было завоевано кхмерами. —

Прим. пер.

449

Узурпатор Хэ Лу (правил в У в 514–496 гг. до н. э.), отец Фу Ча. —

Прим. пер.

450

«Heinricus non usurpative, sed pia dei ordinatione rex Hildebrando iam non apostolico, sed falso monacho… Alius in solium beati Pétri ascendat, qui nulla violentiam religione palliet, sed beati Pétri sanam doctrinam doceat. Ego, Heinricus dei gratia rex cum omnibus episcopis nostris tibi dicimus; descende, descende!». —

Прим. пер.

451

«Beate Petre, apostolorum princeps, inclina, quaesumus, pias aures tuas nobis et audi me, servus tuum… Heinrico régi, filio Heinrici imperatoris, qui contra tuam ecclesiam inaudita supcrbia insurrexit, totius regni Teutonico-rum et Italiae gubernacula contradico et omnes christianos a vinculo iura-menti, quod sibi fecerunt vel facient, absolvo et, ut nullus ei sicut régi serviat, interdico… vinculo eum anathema tis vice tua alligo». —

Прим. пер.

452

Т. е. небесный наставник Чжан (наст, имя Чжан Лин, затем переделанное в Чжан Даолин (согласно преданию 34—156), полулегендарный основатель первого организованного даосизма — школы «Путь истинного единства» («чжэн и дао»), или «Путь Небесных наставников» («тяньши дао»); ханьские чиновники именовали ее также «Пять мер риса» («у доу ми дао»), ибо для принятия ее учения необходимо было внести ритуальный взнос в пять мер риса. Ее формирование связано с мифом о новом пришествии («синь чу») Лао-Цзы в 145 г. и его откровением о новом миропорядке своему «наместнику» на земле Чжан Даолину. См. Е. Торчинов (1956–2003).

Даосизм.

СПб: Андреев и сыновья, 1993, с. 161–173. —

Прим. пер.

453

См. одноименный с оперой роман современного сказителя, занимающегося пересказом исторических сюжетов, Дань Тяньфана (род. 1935).

—Прим. пер.

454

Прим. В. Панасюка: «Шан-фу» — дословно: «Батюшка Шан». Титул этот связан с именем сподвижника чжоуских князей Вэнь-вана и У-ва-на, воспитателя У-вана — Люй Шана (Люй Вана, или Тайгун Вана). Существует предание, что когда чжоуский князь Вэнь-ван отправлялся на охоту, он гадал, и гадание показало ему: «Поймаешь не дракона, не медведя, а помощника ба-вана», то есть помощника главы союза князей. И действительно, на охоте Вэнь-ван встретился с Люй Шаном, который ловил рыбу на реке Вэйшуй. Люй Шану в это время было уже более семидесяти лет. Обращаясь к нему, Вэнь-ван сказал: «Я — Тайгун — давно надеюсь на вас!» И с этих пор Люй Шана стали называть Тайгун Ван, что значит Надежда Тайгуна. Люй Шан пользовался большим уважением чжоуского У-вана и оказал ему большую помощь в борьбе против последнего правителя Иньской династии. В данном случае присвоение Дун Чжо титула шан-фу следует понимать как желание показать себя равным Люй Шану, то есть учителем и воспитателем императора.

455

Ниже текст дан по русскому переводу «Троецарствия». —

Прим. пер.

456

Высший сановник, один из трех гунов. Ведал государственными землями и водами.

457

Начальник приказа просвещения (блюститель нравов), один из трех гунов. —

Прим. пер.

458

А. Иванов в своей книге «Материалы по китайской философии. Введение. Школа Фа. Хань Фэй-цзы» (СПб, 1912) дает не перевод, а сжатый пересказ. Поэтому выше мы приводим тот же подробно изложенный эпизод из «Ши Цзи», гл. 5. —

Прим. пер.

459

Пример с Чжэн Сю, фавориткой чуского правителя Хуай-вана, приводится также в «Чжань го цэ» («Планы сражающихся царств»; раздел «Замыслы Чу», 4.2 «Вэйский ван дарит чускому вану красавицу»). —

Прим. пер.

460

Неканоническая книга «Иудифь» дается в синодальном переводе. —

Прим. пер.

461

Международная конференция 1947 г. в Зелисберге (Швейцария), где представители различных христианских конфессий и иудаизма приняли 10 тезисов, положенных в основу развития христианско-иу-дейского диалога. Некоторые тезисы носили поистине революционный характер: в частности, призывалось «избегать возвеличивания христианства за счет умаления библейского или постбиблейского иудаизма», «избегать употребления слова «иудеи» в значении исключительно «враги Иисуса» и т. д… Десять Зелисбергских тезисов были положены в основу будущей декларации II Ватиканского собора

Nostra Aetate,

где в разделе об отношении к иудаизму утверждается, что «иудеи доныне остаются, ради отцов, возлюбленными» и что Католическая церковь «сожалеет о ненависти, о гонениях и всех проявлениях антисемитизма… против иудеев»

(Юрий Табак.

Основные вехи иудейско-христианского

диалога//Заметки по еврейской истории

(Интернет-журнал еврейской истории, традиции, культуры), № 25 от 23.02.2003). Подробнее

см.:Жан Поль Лихтенберг.

От Первого до Последнего из Праведников: к истории еврейско-христианских отношений. Пер. с англ. и коммент. Ю. Табака. М.: Путь, 1996.

— Прим. пер.

462

Так говорят в Бразилии, иносказательно утверждая, что бог всегда справедлив, но иногда способы, к которым Он прибегает, могут казаться человеку неправильными, «кривыми», извилистыми. Поскольку смерть, болезни и трагедии человеческой жизни находятся в руках бога, то такие выражения подразумевают, что человек не может непосредственно понять Его пути. —

Прим. пер.

463

Изложение мифа по поэме Мосха (творил ок. 150 г. до н. э.) «Идиллии»: у царя богатого финикийского города Сидона, Агенора, было три сына и дочь, прекрасная, как бессмертная богиня. Звали эту юную красавицу Европа. Приснился однажды сон дочери Агенора. Она увидела, как Азия и тот материк, что отделен от Азии морем, в виде двух женщин боролись за нее. Каждая женщина хотела обладать Европой. Побеждена была Азия, и ей, воспитавшей и вскормившей Европу, пришлось уступить ее другой. В страхе Европа проснулась, не могла она понять значения этого сна. Смиренно

стала

молить юная дочь Агенора, чтобы отвратили от нее боги несчастье, если сон грозит таковым. Затем, одевшись в пурпурные одежды, затканные золотом, пошла она со своими подругами на зеленый, покрытый цветами луг, к берегу моря. Там, резвясь, собирали сидонские девы цветы в свои золотые корзины. Они собирали душистые, белоснежные нарциссы, пестрые крокусы, фиалки и лилии. Сама же дочь Агенора, блистая красой своей среди подруг, подобно Афродите, окруженной харитами, собирала в свою золотую корзиночку одни лишь алые розы. Набрав цветов, девы стали со смехом водить веселый хоровод. Их молодые голоса далеко разносились по цветущему лугу и по лазурному морю, заглушая его тихий, ласковый плеск. Недолго пришлось наслаждаться прекрасной Европе беззаботной жизнью. Увидел ее сын Крона, могучий тучегонитель Зевс, и решил ее похитить. Чтобы не испугать своим появлением юную Европу, он принял вид чудесного быка. Вся шерсть Зевса-быка сверкала, как золото, лишь на лбу у него горело, подобно сиянию луны, серебряное пятно, золотые же рога быка были изогнуты, подобно молодому месяцу, когда впервые виден он в лучах пурпурного заката. Чудесный бык появился на поляне и легкими шагами, едва касаясь травы, подошел к девам. Сидонские девы не испугались его, они окружили дивное животное и ласково гладили его. Бык подошел к Европе, он лизал ей руки и ласкался к ней. Дыхание быка благоухало амброзией, весь воздух был наполнен благоуханием. Европа гладила быка нежной рукой по золотой шерсти, обнимала его голову и целовала его. Бык лег у ног прекрасной девы, он как бы просил ее сесть на него. Смеясь, села Европа на широкую спину быка. Хотели и другие девушки сесть с ней рядом. Вдруг бык вскочил и быстро помчался к морю. Похитил он ту, которую хотел. Громко вскрикнули от испуга сидонянки. Европа же протягивала к ним руки и звала их на помощь; но не могли помочь ей сидонские девы. Как ветер, несся златорогий бык. Он бросился в море и быстро, словно дельфин, поплыл по его лазурным во- дам. А волны моря расступались пред ним, и брызги их скатывались, как алмазы, с его шерсти, не смочив ее. Всплыли из морской глубины прекрасные нереиды; они толпятся вокруг быка и плывут за ним. Сам бог моря Посейдон, окруженный морскими божествами, плывет впереди на своей колеснице, своим трезубцем укрощает он волны, ровняя путь по морю своему великому брату Зевсу. Трепеща от страха, сидит на спине быка Европа. Одной рукой она держится за его золотые рога, другой же подбирает край своего пурпурного платья, чтобы не замочили его морские волны. Напрасно боится она; море ласково шумит, и не долетают до нее его соленые брызги. Морской ветер колышет кудри Европы и развевает ее легкое покрывало. Все дальше берег, вот уже скрылся он в голубой дали. Кругом лишь море да синее небо. Скоро показались в морской дали берега Крита. Быстро приплыл к нему со своей драгоценной ношей Зевс-бык и вышел на берег. Европа стала женой Зевса, и жила она с тех пор на Крите. Три сына родились у нее и Зевса: Минос, Радаманф и Сарпедон. По всему миру гремела слава этих могучих и мудрых сыновей громовержца Зевса. [Н. Кун. Легенды и мифы Древней Греции. М., 1975].

464

Решив выяснить, как соотносятся историческая правда и вымысел в историях об Астериксе, голландская чета написала три увлекательные книги помимо упомянутой:

Астрикс и окружающий мир

(«Astérix en de wijde wereld», 2000) о путешествии героя по Римской империи, и

Наследие Астерикса: жизнь в Нижних Землях

(«De erfenis van Astérix — Het leven in de Lage Landen», 2002). Недавно на экраны вышел фильм французского кинорежиссера Клода Зиди «Астерикс и Обеликс против Цезаря». —

Прим. пер.

465

Так называемые

менгиры

(от бретон. mаеn — камень, и h i r — длинный), древнее мегалитическое сооружение; врытый в землю, поставленный вертикально удлиненный камень или столб (высотой

4–5

м и более). Встречаются целые комплексы менгиров (аллея менгиров в Карнаке, Бретань). Это, предположительно, культовые сооружения эпох энеолита и бронзового века. Менгиры известны в Западной Европе, Северной Африке, Сибири, на Кавказе, в Индии. —

Прим. пер.

466

Англ. «group of Lisbon», во время празднования в Лиссабоне в 1992 году 500-летия открытия Америки но инициативе итальянского ученого-политэкономиста, ныне профессора Лувенского (Бельгия) католического университета Рикардо Петрелла (род. 1941) 19 ученых различных стран объединились с целью изучения влияния глобализации экономики на хозяйственную жизнь отдельных стран; отсюда за ними закрепилось название «лиссабонской группы». В 1995 группа выпустила переведенный на 12 языков своеобразный манифест

Limits to competition

(MIT Press, Boston, 1995).

—Прим. пер.

467

Зенгер приводит выражение «cives totius mundi»; y Эразма же в «Кратких изречениях» (Apophthegmata, 1531; всего там содержится 2900 изречений) есть лишь такие слова: «Cives mundi sumus omnes»

(«мы

все являемся гражданами мира»). —

Прим, пер.

468

«Жить на этой планете как братья и сестры».

469

Точное выражение Гюго: «On résiste a linvasion des armées; on ne résiste pas a linvasion des idées» («можно сопротивляться вторжению армий, нельзя сопротивляться вторжению идей» («История одного преступления» (1852, издана 1877). Пер. с фр. А. Тетерниковой и А. Кулишер:

Виктор Гюго.

Собрание сочинений в 15 тт. М.: Гос. изд-во худ. лит., 1954, т. 5, с. 641). —

Прим. пер.

470

Отсюда китайская поговорка: «Стоит привязать две саранчи к концам веревки, и они не улетят» («И гэнь шэн шан шуань лян чжи мачжа, шуй е пао бу ляо»). —

Прим. пер.

471

Данное выражение встречается у военного теоретика XVII в. Цзе Сюаня (1613–1695) в его книге «Военный канон в ста главах» («Бин цзин бай янь»), первый раздел «Знание» («Чжи»). —

Прим. пер.

472

В 430 г. империя Сун сделала попытку вернуть Хэнань. Вступив в союз с ордосскими хуннами, готовыми поделить Северный Китай, и собрав 50 тыс. латников, император Вэнь-ди послал Тоба Дао ультиматум, требуя вернуть китайские земли южнее Хуанхэ. Хан занял выжидательную позицию, так как летом переправа конницы через Хуанхэ затруднительна. Сунские войска, не встретив сопротивления, заняли Лоян и все крепости Хэнани, но зимой табгачские всадники перешли Хуанхэ по льду, разбили южан в открытом бою и возвратили себе все крепости. Южане бежали, побросав тяжелое оружие и речные суда. Конница таб-гачей уничтожила все запасы продовольствия в зоне военных действий, вследствие чего южная армия, оторвавшаяся от противника, начала испытывать голод. Но сунский полководец Тань Даоцзи сумел восстановить порядок в разбитом войске, дезинформировать табгачей до такой степени, что они прекратили преследование, и отвести остаток армии в сунские земли. Только благодаря его выдержке и стойкости империя Сун избегла вторжения табгачского хана. «В благодарность за подвиг» он был в 436 г. арестован и казнен вместе со всеми родственниками по навету императорского министра, интриговавшего против боевого генерала. Эта казнь вызвала живую радость в Тоба-Вэй, переставшей опасаться своего южного соседа

(Гумилев Л.

Хунну. Хунну в Китае. М.: Айрис-пресс, 2003, с. 490–491). —

Прим. пер.

473

У Сыма Цяня (т. 7, гл. 75) Фэн Сюань выведен под именем Фэн Хуань. —

Прим. пер.

474

Такое условное название состоящей из двух (под)глав главе дает Ирина Кейдун (Амурский гос. ун-т), чей перевод 1-й (под)главы помещен в журнале «Религиоведение». М, — Благовещенск, № 1, 2001. —

Прим. пер.

475

Первоначальное название «Уродливые брачные узы» («Э инь юань»), автор Си Чжоушэн; возможно, за этим прозвищем скрывается знаменитый Пу Сунлин (1640–1715). —

Прим. пер.



СОДЕРЖАНИЕ Харро фон Зенгер "СТРАТАГЕМЫ. О китайском искусстве жить и выживать"

Введение | Стратагема №: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | Указатель имен| Примечания



ДЛЯ ВСЕХ, КТО ХОЧЕТ

  • научиться гибко обходить "нет" и "нет" превращать в "да"...
  • по полкам разложить многообразие уловок, техник, схем, приемов...
  • взорвать свой мозг креативом и разработать свою комбинацию психологического воздействия...
  • Тренинг "КРЕАТИВНАЯ МАНИПУЛЯЦИЯ. Искусство управления ситуацией и людьми"

    Добро пожаловать в мир КРЕАТИВНОГО ВЛИЯНИЯ!
    КРЕАТИВНАЯ МАНИПУЛЯЦИЯ: основные положения
  • Введение: жизнь, ситуации, манипуляция...
  • Манипуляция: какого она "ЦВЕТА"?
  • ИГРА на струнах человеческой души
  • ПСИХОЛОГИЯ СБЛИЖАЮЩЕГО ПОВЕДЕНИЯ
  • Психология "ДАТЬ-ВЗЯТЬ"
  • Техники сближающего общения
  • Социально-психологическая подстройка к партнеру по общению
  • Как заинтересовать своим предложением
    ПОДАВЛЯЮЩЕЕ ВЛИЯНИЕ: как и на чем любят играть любители обманывать, пугать, подавлять
  • Подавление АВТОРИТЕТОМ
  • ИНТРИГИ, подставы, шантаж
  • МАНИПУЛЯЦИЯ: обманы, уловки, хитрые ходы
  • Возведение в ценность: уловка Тома Сойера
  • Военные хитрости: 36 КИТАЙСКИХ СТРАТАГЕМ
  • ПРОВОКАЦИЯ, как метод психологического воздействия...
  • Провокация негативной реакции
  • Провокации по типу "СЛАБО ?"
  • Провокация -"полярная реакция"
  • НЕСТАНДАРТНЫЕ МЕТОДЫ воздействия
  • Резкий переход на личность
  • Как СБИТЬ С ТОЛКУ непонятным
  • КОМБИНАЦИЯ: основы, механизмы, ходы
  • КАК РАЗРАБОТАТЬ КОМБИНАЦИЮ
  • МАСКИ манипулятора: искусство перевоплощения и игры
  • ИСКУССТВО МАНИПУЛЯЦИИ и стратегическая психотерапия Милтона Эриксона
  • АНТИМАНИПУЛЯТОР. Искусство психологической игры
  • "КТО КОГО ИГРАЕТ" или уровни манипулятивной игры
  • Про ЛОЖЬ и про то, как распознать ложь
  • Креативные подходы в борьбе с криминалом от Глеба Жеглова
  • Глеб Жеглов "колет" Маньку Облигацию
  • Глеб Жеглов "колет" "Копченого"
  • Глеб Жеглов "колет" "Кирпича"
  • Глеб Жеглов "колет" "Ручечника"
  • ШКОЛА
    Игры Виртузов
    Если эффективность - это способность достигать желаемого с минимальными затратами, то сверхэффективность - это способность достигать желаемого с максимальными эффектами. СВЕРХЭФФЕКТИВНОСТЬ – это красивые, оригинальные и супер эффективные решения там, где как будто этих решений и нет…
    Как развивать в себе такую способность? - просто ПОГРУЖАЕМСЯ в атмосферу СВЕРХЭФФЕКТИВНОСТИ...
    Социальный ИНТЕЛЛЕКТ = Жизненный УМ - система-механизм, которая осуществляет нашу жизненную эффективность, а именно - все оценивает, придумывает, продумывает..., а также, хорошо разбирается в людях, в жизни, в ее разнообразных ситуациях.
    Как думает социальный интеллект высокого уровня? И, как развивать в себе такую способность думать? - ответы на семинаре
    "СОЦИАЛЬНЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ: думать, как гроссмейстер..."
    Если обычная манипуляция - это про то, как обманывать, провоцировать, пугать, подставлять..., то КРЕАТИВНАЯ МАНИПУЛЯЦИЯ - это философия ловкости, гибкости, находчивости... - это искусство, это театр нашей жизни - продуманные комбинации, оригинальные схемы и красивые ходы.
    Для всех, кто любит красивое, оригинальное и суперэффективное - тренинг
    "КРЕАТИВНАЯ МАНИПУЛЯЦИЯ: искусство управления ситуацией и людьми".
    ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ИМПРОВИЗАЦИЯ (в контексте ситуационной эффективности) - во многом неосознанная способность человека действовать эффективно, по ситуации, когда сознание не особо утруждает разум, как надо или как не надо - четко сканирует постоянно меняющуюся ситуацию и выдает наиболее правильное решение.
    Хотите проверить, кто круче импровизирует по жизни? - устроим для вас Шоу -
    "ИГРЫ ВИРТУОЗОВ ЖИЗНИ"
    реклама

    выездной тренинг

    реклама
    2010-2020 © Игорь Герасимов | Все права защищены | Копирование материалов только с указанием активной ссылки на источник