E-mail: info@nrpsy.ru | WhatsApp +7 (960) 192-0102 | Russia  

Секреты выдающихся экспериментов

40 ИССЛЕДОВАНИЙ, КОТОРЫЕ ПОТРЯСЛИ ПСИХОЛОГИЮ

Секреты выдающихся экспериментов

ГЛАВА 9. ПСИХОТЕРАПИЯ

Психотерапия — это терапия в целях решения психологических проблем. Для нее характерен тесный и заинтересованный контакт между терапевтом и клиентом. История психотерапии — это прежде всего длинный ряд терапевтических техник, каждая их которых считается наилучшей теми, кто ее разработал. Изучение эффективности всех этих методов в целом неубедительно и не очень научно. Подраздел психологии, который в основном связан с лечением клиентов, имеющих психологические проблемы, называется клинической психологией, и его исследовательские компоненты по большей части эпизодичны. Однако существуют некоторые важные и действенные достижения в лечении. Одним из вопросов, возникающих в связи с психотерапией, является вопрос: «Какой метод лучше?». В первой из представленных в этом разделе работ предпринята попытка ответить на этот вопрос, используя нетрадиционный (для того времени) статистический анализ; и результаты свидетельствуют, что в целом различные формы психотерапии в равной степени эффективны. Второе исследование, обсуждаемое здесь, внесло одно дополнение. Если вы подвержены каким-либо фобиям (сильный и иррациональный страх чего-либо), то форма поведенческой психотерапии, которая называется систематической десенсибилизацией, показана вам как наиболее подходящий метод лечения. Работа, представленная в этой главе, проведена Джозефом Вольпе (Joseph Wolpe), психологом, который создал данный метод. Третья и четвертая работы этого раздела посвящены развитию двух популярных терапевтических и, бесспорно, диагностических методик: Тест чернильных пятен Роршаха и Тематический Апперцептивный Тест (ТАТ), которые применяются психотерапевтами, чтобы помочь пациентам обсуждать актуальные, травматические и даже скрытые психологические проблемы.

ВЫБОР СВОЕГО ПСИХОТЕРАПЕВТА

Базовые материалы:

Smith М. L. & Glass G. V. (1977). Meta-analysis of psychotherapy outcome studies.

American Psychologist, 32, 752–760.

Представьте, что у вас период жизни, когда вы испытываете серьезные эмоциональные трудности. Вы ищете поддержки у друзей и членов семьи, но, похоже, что вам не справиться с этой проблемой. И наконец, достаточно намучившись, вы решаете обратиться за профессиональной помощью. Психотерапия — это терапия в целях решения психологических проблем. Не надо быть сумасшедшим, чтобы обратиться за психотерапевтической помощью. Большинство людей, которых лечат психотерапевты, не имеют умственных расстройств, просто в их жизни есть проблемы. Так как вы — знающий, интеллигентный человек, то кое-что читали о психотерапии и обнаружили, что существуют различные методики. Вы читали о разных типах поведенческой терапии, таких как систематическая десенсибилизация (см. материал о работе Вольпе) и модификация поведения. Названные стили терапии применяются при специфических формах поведения, которые не дают вам чувствовать себя счастливым, и терапия помогает вам изменить поведение, пользуясь приемами классического или оперантного обусловливания. Вы также знаете, что есть и другие подходы в психотерапии, такие как гуманистическая терапия, разные виды когнитивной терапии и различные психодинамические методики, основанные на учении Фрейда. Все это разнообразие стилей психотерапии при использовании различных методик имеет одну основную цель: помочь вам изменить вашу жизнь таким образом, чтобы сделать вас более счастливым, продуктивным и деятельным человеком (более полное обсуждение различных форм психотерапии см.: Hock & Mackler, 2000).

Итак, вы можете действительно растеряться. Какую методику выбрать? Теперь вам следует узнать следующее. 1) Действительно ли помогает психотерапия? 2) Если помогает, то какой метод лучше?

Если вам от этого легче, то знайте, что в течение последних 40 лет психологи задают такие же вопросы. Хотя было проведено множество сравнительных исследований, большинство из них были ориентированы на то, чтобы поддержать именно тот метод, которым пользовались сами исследователи. Можно добавить, что большинство работ были небольшими как по количеству испытуемых, так и по использованию исследовательских методик. Еще хуже то, что информация об этих исследованиях была разбросана по многим книгам и журналам, что затрудняло составление целостного впечатления.

Чтобы заполнить пробел в исследовательской литературе по психотерапевтическим методикам, в 1977 году Мэри Ли Смит (Магу Lee Smith) и Джини Гласс (Gene Glass) из Колорадского университета задались целью собрать фактически все работы об эффективности психотерапии, которые к тому времени были опубликованы, и проанализировать их вновь. Просмотрев 1000 различных журналов, научных сборников и книг, они отобрали примерно 500 работ, в которых проверялась эффективность психологических рекомендаций и психотерапии. Затем исследователи применили к данным из всех этих работ метод, разработанный Гласс, названный метаанализом, чтобы определить общую и относительную эффективность психотерапевтической работы. При метаанализе результаты берут из многих отдельных работ и объединяют их для более крупного статистического анализа, так что отдельные доказательства собираются в более значимое целое.

Теоретические положения

Цели, поставленные в работе Смит и Гласс, были следующие (с. 752).

1. Выявить и собрать все работы, в которых оценивалась эффективность психологических рекомендаций и психотерапии.

2. Определить степень эффективности терапии в каждой работе.

3. Сравнить эффективность различных типов терапии.

Теоретически авторы полагали, что после проведения метаанализа прояснятся вопросы эффективности психотерапии и будет отмечена разница (если таковая обнаружится) в эффективности различных методов.

Метод

Из 500 работ, которые отобрали Смит и Гласс, они полностью проанализировали 375. Хотя работы значительно отличались по методам исследования и типу оцениваемой терапии, во всех исследованиях изучалась, по крайней мере, одна группа пациентов, которая получала психотерапевтическое лечение, при сравнении с другой группой, которая получала иную форму лечения или вовсе не лечилась (контрольная группа). Из всех показателей по всем проанализированным работам, которые Смит и Гласс включили в метаанализ, наиболее важным оказался показатель степени эффективности терапии. Степень эффективности фиксировалась при любом способе измерения результатов терапии, какой мог избрать исследователь. Часто в работах выявлялось более одного измерения эффективности, или одно и то же измерение использовалось неоднократно. Показатели оценки эффективности были следующие: повышение самооценки, снижение тревожности, успехи в школе или на работе и улучшение общей адаптации. Насколько это было возможным, все измерения, использованные в определенной работе, включались в метаанализ.

Всего было выявлено 833 измерения степени эффективности по 375 работам. В анализируемых исследованиях было задействовано приблизи тельно 25 000 испытуемых — участников экспериментальных и контрольных групп. Авторы сообщали, что средний возраст испытуемых составил 22 года. В среднем они получили по 17 часов терапии от психотерапевта в течение, в среднем же, трех с половиной лет.

Результаты

Во-первых, Смит и Гласс сравнили всех пациентов, получивших лечение, со всеми обследуемыми без психотерапевтического лечения, по всем формам терапии и по всем измерениям результатов лечения. Они обнаружили, что «“средний” клиент, получающий терапию, на 75 % улучшил свое состояние сравнительно с индивидами контрольной группы, не получавшей лечение. Терапии, представленные приемлемыми формами учета результатов, перемещали “среднего” пациента с 50-го до 75-го процентиля» (с. 754–755). Процентили показывают процент индивидов, которые получили оценки менее данного значения. Например, если ваша оценка равна 90-му процентилю в тесте способностей, это значит, что 90 % тех, кто когда-либо участвовал в этом же тесте, получили оценку ниже вашей. Более того, только 99 (или 12 %) из 833 измерений эффективности были отрицательными (пациент чувствовал себя хуже, чем до лечения). Авторы отмечали, что если бы психотерапия была неэффективной, число негативных измерений эффективности должно было составить 50 %, или 417.

Рис. 1. Эффективность психотерапии по четырем итоговым измерениям по всем исследованиям. При отсутствии улучшения у клиентов значение процентиля равно 50, при ухудшении состояния — менее 50 (материалы со с. 756 базовых материалов)

Р — психоанализ

Т — транзактный анализ

R — рационально-эмоциональная психотерапия

С — клиент-центрированная психотерапия

S — систематическая десенсибилизация

В — модификация поведения

I — имплозивная терапия

Рис. 2. Сравнение семи психотерапевтических методов по степени эффективности. Как и на рис. 1, значение процентиля более 50 означает улучшение (по материалам со с. 756)

Во-вторых, были сделаны сравнения различных измерений эффективности психотерапии по всем работам. Эти данные представлены на рис. 1, и они ясно показывают, что психотерапия оказалась более эффективной, чем отсутствие лечения.

В-третьих, Смит и Гласс сравнили по эффективности различные методики психотерапии, представленные в анализируемых работах, используя одинаковые статистические процедуры. Рисунок 2 представляет сводку по наиболее известным психотерапевтическим методикам.

И наконец, Смит и Гласс объединили все методики в два суперкласса психотерапии: поведенческий суперкласс, куда были отнесены систематическая десенсибилизация, модификация поведения и имплозивная терапия, и неповеденческий суперкласс, куда попали остальные типы психотерапии. Когда авторы проанализировали все работы, в которых сравнивались группы, прошедшие поведенческие и неповеденческие формы терапии, с контрольными группами (не получавшими лечения), то исчезли все различия между суперклассами. (73-й процентиль против 75-го по сравнению с контрольной группой).

Обсуждение

В целом психотерапия оказалась успешной в лечении проблем различного типа (см. рис. 1). Дополнительно следует отметить, что было не важно, как именно скомбинированы типы психотерапии, разница между ними оказалась незначительной (см. рис. 2 и другие данные процентиля).

По своим данным Смит и Гласс сделали три вывода. Один из них — психотерапия помогает. Результаты метаанализа четко продемонстрировали, что люди, которые прибегают к психотерапии, лучше справляются со своими проблемами, чем те, кто к терапевту не обращаются. Во-вторых, «несмотря на большое количество трудов о теоретических различиях разных школ психотерапии, результаты исследования показали незначительную разницу в эффективности различных типов психотерапии. Безоговорочные заявления о превосходстве одного типа психотерапии над другими… не подтвердились» (с. 760). В-третьих, исследователи и психотерапевты-практики слабо информированы об эффективности психотерапии, так как сведения распылены по многочисленным публикациям. Поэтому специалисты считают свою работу просто шагом на пути, направленном на решение проблемы, и уверены, что дальнейшие исследования, в которых будет использована такая же методика, также будут представлять интерес.

Выводы и дальнейшие исследования

Результаты, полученные Смит и Гласс, сделали тему об эффективности психотерапии менее запутанной для потребителя, но более трудной для психотерапевтов.

Те, кто избирает психотерапию своей профессией, уверены в том, что один определенный метод (их) более эффективен, чем другие. Но выводы Смит и Гласс были подтверждены более поздними исследованиями (Landman & Dawes, 1982; Smith, Glass & Miller, 1980). Одним из результатов этого направления работы явилось увеличение числа психотерапевтов, которые используют эклектический подход для помощи своим клиентам; это означает, что они берут материал из нескольких методик. В действительности, 40 % всех психотерапевтов-практиков склонны считать себя эклектиками. Этот процент является самым высоким из всех других специфических подходов. Являясь приверженцами эклектического подхода, психотерапевты не ограничивают себя одним методом, а пользуются техниками различных направлений и комбинируют их, чтобы выработать план лечения, который бы лучше подошел пациенту и его проблеме.

Было бы ошибкой заключить из этой и подобных работ, что все методы психотерапии одинаково эффективны для решения любых проблем у всех людей. Исследования такого рода делают широкий обобщающий обзор эффективности психотерапии. Однако в зависимости от вашей личности и от специфики вашей проблемы некоторые типы лечения могут быть для вас более эффективны, чем другие. Например, было отмечено, что поведенческие методы психотерапии более эффективны при лечении фобий, чем неповеденческие.

Самым важным при выборе психотерапевта может быть вовсе не тип лечения, а то, какие надежды вы возлагаете на психотерапию и на квалификацию врача. Если вы верите, что психотерапия может вам помочь, и полны оптимистических ожиданий, шансы успешного лечения значительно повышаются. То, насколько вы ощущаете связь с психотерапевтом, тоже может иметь большое значение. Если вы считаете своего психотерапевта искренним, внимательным, сердечным и способным понять вас, то воздействие психотерапии, скорее всего, будет полезным и эффективным (Hock & Mackler, 2000).

Современные разработки

Данные Смит и Гласс и их методология продолжают оказывать сильное влияние на исследования об эффективности многих форм психотерапевтического вмешательства при различных психологических проблемах. В основе этого влияния лежат их выводы о том, что большинство форм психотерапии эффективны в равной степени, а также то, что их методом исследования стал метаанализ.

Примером исследования по методу Смит и Гласс явилась работа по оценке эффективности программ лечения от алкоголизма (Anonymous, 1998). Пациентам, которых лечили от алкогольной зависимости амбулаторно, были назначены различные 12-недельные курсы лечения, включающие терапию повышения мотивации, когнитивную, поведенческую терапию и программу помощи «12 шагов», применение которых типично для Общества анонимных алкоголиков. В отличие от общих данных Смит и Гласс, в данной работе было выявлено четкое различие в эффективности: при лечении методом когнитивной поведенческой терапии и при использовании программы «12 шагов» успешность лечения составила 41 % по сравнению с 28 % при терапии повышения мотивации. Автор делает вывод: «Когда возникает необходимость быстро снизить тяжелую зависимость от алкоголя и связанные с этим последствия, оказывается, что лечение на выбор можно проводить по методу когнитивно-поведенческой терапии или программы “12 шагов”» (с. 631).

Не во всех исследованиях, ссылающихся на работу Смит и Гласс (Smith & Glass, 1977), были выявлены такие единообразно положительные результаты психотерапии. В работе Риквуда (Rickwood, 1966), которая заставляет задуматься, рассматривалась эффективность терапии для подростков старшего возраста. Подростки, искавшие помощи у родных и друзей в разрешении своих психологических проблем, и те, которым пришлось обратиться за профессиональной помощью, были обследованы спустя 4 месяца после лечения. К сожалению, ни профессиональная, ни неформальная помощь не улучшили психологического здоровья этих подростков. Авторы считают, что «сосредоточенность на проблемах в виде разговоров о них, скорее, может усилить, чем снизить проявление психологических симптомов. Следовательно, поиски помощи в разговорах о своей проблеме не могут являться для подростков адаптивной формой борьбы с проблемой» (с. 685).

Наконец, еще одна работа (Sarnoff & Rundell, 1998) является примером широкого влияния методов метаанализа, которыми пользовались Смит и Гласс. В этой работе изучалась эффективность стратегий улучшения общественного здоровья, используемых для повышения процента выполнения противогриппозных прививок, особенно для тех, кто находится в группах повышенного риска — это старые люди и лица, страдающие от хронических заболеваний или недостаточности иммунитета. Анализ выявил два важных результата. Один из них заключается в том, что вполне возможен 60 % «охват» прививками, а этот показатель считается представителями органов здравоохранения довольно высоким. Обнаружено, однако, что стратегия вмешательства, применяемая для увеличения охвата населения, должна быть специально разработана именно для указанных групп населения. В районах, где достаточно высокий процент людей из групп риска уже охвачен прививками, общественные призывы к широкому населению мало способны повысить процент охвата. Для таких людей стратегия, направленная на расширение медицинского обслуживания и лучшего обеспечения населения вакциной, может оказаться наиболее эффективной.

Заключение

Работа Смит и Гласс оставила след в истории психологии, потому что она помогла уберечь от соблазна тех исследователей, кто пытался доказать превосходство определенного метода психотерапии, и вместо этого сосредоточить внимание на том, как лучше помочь людям с психологическими трудностями. Будущие исследования теперь могут быть прямо ориентированы на те факторы, которые обеспечивают самый быстрый, наиболее успешный, особенно действенный психотерапевтический опыт.

Литература

Anonymous. (1998). Matching alcoholism treatments to client heterogeneity: Treatment main effects and matching effects on drinking during treatment.

Journal of Studies on Alcohol,

59(6), 631–639.

Hock, R., & Mackler, M. (2000). Do you need psychotherapy?

Unpublished manuscript, Mendocino College.

Landman, J., & Dawes, R. (1982). Psychotherapy outcome: Smith and Glass’s conclusions stand up under scrutiny.

American Psychologist, 37

, 504–516.

Rick wood, D. (1996). The effectiveness of seeking help for coping with personal problems in late adolescence.

Journal of Youth and Adolescence, 24(6),

685–703. Sarnoff, R. & Rundell, T (1998). Meta-analysis of effectiveness of interventions to increase influenza immunization rates among high-risk populations groups.

Medical Care Research and Review, 55(4),

432–456.

Smith, М., Glass, G., & Miller, T. (1980). The benefits of psychotherapy. Baltimore: Johns Hopkins University Press.

ОСВОБОДИТЕСЬ ОТ СВОИХ СТРАХОВ

Базовые материалы:

Wolpe J. (1961). The systematic desensitization treatment of neuroses.

Journal of Nervous and Mental Diseases, 132, 180–203.

Прежде чем приступить к обсуждению очень важной психотерапевтической методики, которая называется систематической десенсибилизацией (что просто означает постепенное снижение уровня вашей тревожности в отношении чего-либо), следует определить понятие неврозов. Невроз — это термин, несколько вышедший из употребления, который использовался для обозначения группы психологических проблем, основу которых составляет крайняя тревожность. Сейчас эти проблемы называются тревожными расстройствами. Нам всем знакома тревога, и иногда мы испытываем высокую ее степень в таких ситуациях, как выступление перед аудиторией, интервью с работодателем, экзамены и т. д. Однако когда кто-то страдает от тревожного расстройства, реакции бывают более острыми, глубокими, частыми и обессиливающими. Нередко такие расстройства мешают жизни человека настолько, что становится невозможным нормальное или желаемое функционирование.

Наиболее известными нарушениями, связанными с тревожностью, являются фобии, панические расстройства и обсессивно-компульсивные расстройства. Если вы когда-либо страдали от одного из них, вы знаете, что такие «преломления» тревожности могут в существенной степени управлять вашей жизнью. Рассмотрение в данной главе работы Джозефа Вольпе (Joseph Wolpe) о лечении названных расстройств будет связано прежде всего с фобиями.

Термин фобия происходит от имени греческого бога страха Фобоса (Phobos). Древние греки изображали Фобоса на своих масках и щитах для устрашения врага.

Фобия — это иррациональный страх. Другими словами, это реакция страха, которая несоразмерна с реальной опасностью. Например, если вы прогуливаетесь по лесной тропинке и случайно наталкиваетесь на змею, готовую к нападению, вы пугаетесь (конечно, если вы не киногерой Индиана Джонс). Это не фобия, а нормальная реакция на реальную опасность. В другом случае, если вы боитесь идти в зоопарк из-за того, что можете там увидеть за стеклом змею; эту реакцию можно рассматривать как фобию. Вам такой поступок может показаться смешным, но для тех, кто страдает от фобий, это вовсе не смешно. Фобические реакции — очень неприятные явления, при которых проявляются такие симптомы, как головокружение, сильное сердцебиение, слабость, учащенное дыхание, потоотделение, дрожь и тошнота. Человек, страдающий фобиями, будет старательно избегать ситуаций, в которых могут присутствовать пугающие стимулы. Часто подобное избегание ситуаций может сильно мешать избранному человеком образу жизни.

Фобии подразделяются на 3 основных типа. Простые фобии связаны с иррациональным страхом животных (крыс, собак, пауков или змей) или особых ситуаций, например тесных помещений (клаустрофобия) или высоты (акрофобия). Для социальных фобий характерен иррациональный страх при взаимодействии с другими людьми, напримеры публичные выступления или боязнь прийти в замешательство. Наконец, для агорафобии характерен иррациональный страх нахождения в незнакомом открытом или переполненном людьми пространстве. Хотя типы фобий очень отличаются друг от друга, общими для них являются два признака: все эти страхи иррациональны, и способы лечения всех видов фобий сходны.

В прошлом лечение фобий основывалось на фрейдистской концепции психоанализа. Такой подход к лечению означает признание фобии результатом неосознанных психологических конфликтов, которые происходят из-за травм, полученных в детстве. Далее утверждается, что фобия может подменять какой-то другой, более глубокий страх или гнев, с которым человек не хочет столкнуться лицом к лицу. Например, человек, имеющий ныне иррациональный страх высоты (акрофобия), в детстве был напуган грубой шуткой отца, притворившегося, что хочет сбросить его с крутого обрыва. Пережитый в детстве опыт может привести к тому, что уже взрослый человек будет видеть в своем отце обидчика (однако он не хочет этого), он подавляет это чувство, и оно выражается в виде фобии.

Исходя из подобного взгляда на источник возникновения проблемы, психоаналитики с давних времен пытались лечить фобии, помогая индивиду проникнуть в подсознательные ощущения и скрытые эмоции и в процессе этого избавиться от фобии. Однако подобная методика, являясь успешной при большинстве других психологических проблем, оказалась малоэффективной при лечении фобий. Оказалось, что даже тогда, когда кому-то удается раскрыть главные подсознательные конфликты, которые могут быть связаны с фобиями, сама фобия продолжает существовать.

Джозеф Вольпе (Joseph Wolpe) не был первым, кто предложил пользоваться поведенческой психотерапевтической техникой, которая называется систематической десенсибилизацией, но он особенно доверял ей и применял эту методику при лечении тревожных расстройств. Поведенческий подход резко отличается от психоаналитического тем, что он не связан с подсознательными источниками проблемы или с вытеснением конфликтов. Основная идея поведенческой терапии заключается в том, что когда-то вы научились неподходящему поведению (фобия), а теперь вы должны разучиться вести себя так. Этот подход создавал основу для методики Вольпе при лечении фобий.

Теоретические положения

Ранние работы Вольпе и других исследователей показали, что страх у животных может быть снижен простой процедурой обусловливания. Например, предположим, что крыса пугается, когда ей показывают обычную фотографию кошки. Если крысе каждый раз, когда она видит фотографию, давать пищу, она постепенно будет становиться менее пугливой, пока страх полностью не исчезнет. Сначала у крысы создали связь фотографии кошки со страхом. Однако реакция крысы на кормление несовместима с реакцией страха. Так как реакция на страх и реакция на пищу не могут существовать в одно и то же время, страх подавляется реакцией на пищу. Подобная несовместимость двух реакций называется реципрокным торможением (когда две реакции тормозят одна другую и в данный момент может существовать только одна реакция). Вольпе выдвинул более общее утверждение о том, что «если тормозящая тревогу реакция осуществляется в присутствии стимулов, провоцирующих эту тревогу… связь между этими стимулами и тревогой будет ослабевать» (с. 180). Он также считал, что тревожные реакции у человека очень похожи на реакции, выявленные у лабораторных животных, и что концепция реципрокного торможения может быть использована для лечения различных психологических расстройств у человека.

Когда Вольпе работал с людьми, тормозящей тревогу реакцией была глубокая релаксация, а не пища. Идея основывалась на предположении, что вы не можете одновременно испытывать глубокую физическую релаксацию и страх. Будучи бихевиористом, Вольпе считал, что причина вашей фобии кроется в том, что в какой-то момент своей жизни вы научились ей через классическое обусловливание, при котором некий объект связывается в мозге с сильным страхом (см. материал по исследованиям И. П. Павлова). Мы знаем из работы Уотсона (Watson) (см. материал о работе Уотсона с маленьким Альбертом), а также из работ других авторов, что подобное научение возможно даже в раннем возрасте. Итак, чтобы лечить вашу фобию, вам следует испытать реакцию, которая тормозит страх или тревогу (релаксация), но в условиях пугающей ситуации. Поможет ли подобная методика лечения? В статье Вольпе сообщается о 39 случаях, выбранных наугад из 150, когда пациентов с фобиями автор лечил, пользуясь методом систематической десенсибилизации.

Метод

Представьте, что вы страдаете от иррационального страха высоты, который называется акрофобией. Проблема стала настолько острой, что вы боитесь взобраться на лестницу, чтобы подрезать деревья в саду, или боитесь подняться выше второго этажа в учреждении. Фобия настолько мешает вашей жизни, что вы стремитесь получить психотерапевтическое лечение у терапевта-бихевиориста, такого, например, как Джозеф Вольпе. Ваше лечение будет включать несколько этапов.

Тренинг релаксации

Несколько первых сеансов покажутся не связанными с вашей фобией. Психотерапевт на этих сеансах будет в основном учить вас, как расслабить тело. Вольпе рекомендовал методику прогрессивной релаксации мышц, которая была введена в 1938 году Эдмундом Джекобсоном (Edmund Jacobson) и которая до сих пор используется в психотерапевтической практике. Процесс заключается в сокращении и расслаблении различных групп мышц тела (например, предплечье и кисть руки, лицо, спина, живот, ноги и т. д.) до тех пор, пока не будет достигнуто состояние глубокого расслабления. Обучение релаксации может занять первые пять-шесть сеансов у лечащего вас психотерапевта. После освоения методики релаксации вы можете погрузиться в состояние релаксации в любое время. Следует отметить, что в большинстве случаев Вольпе включал в методику лечения гипноз, чтобы обеспечить полную релаксацию, но со временем стало известно, что для успешной терапии обычно не требуется гипноз, так как полной релаксации можно добиться и без него.

Построение иерархии тревожных реакций

На следующем этапе вам с психотерапевтом предстоит разработать перечень ситуаций, вызывающих страх, или сцен, связанных с вашей фобией. Список должен начинаться со слегка дискомфортной ситуации, далее должны следовать более пугающие сцены, а в конце списка должно стоять событие, наиболее сильно вызывающее страх. Количество ступеней в иерархии пациента может колебаться от 5—6 до 20 или более. Таблица 9.1 показывает, что может оказаться в вашем списке при фобии высоты; в таблице также представлена иерархия из статьи Вольпе о пациенте с клаустрофобией.

Таблица 9.1

Иерархия ситуаций, вызывающих тревогу

АКРОФОБИЯ*

1. Прохождение по решетке на тротуаре.

2. Сидение в офисе на третьем этаже у окна (окно не от пола до потолка).

3. Подъем на лифте до 45-го этажа.

4. Наблюдение за мойщиками окон в люльке на уровне 10-го этажа.

5. Залезание на стул, чтобы заменить электролампочку.

6. Сидеть на огражденном балконе на 5-м этаже.

7. Сидеть на первом ряду балкона второго яруса в театре.

8. Стоять на третьей ступеньке лестницы, чтобы обрезать в саду кусты.

9. Стоять на краю крыши трехэтажного дома без ограждения.

10. Проезжать крутые повороты на горной дороге сидя за рулем.

11. Проезжать крутые повороты на горной дороге в качестве пассажира.

12. Стоять на краю крыши двадцатиэтажного дома.

*Материалы из Goldstein, Jamison, & Baker, 1980, с. 371.

КЛАУСТРОФОБИЯ**

1. Читать о шахтерах, замурованных обвалом в шахте.

2. Делать маникюр, не имея возможности двигаться.

3. Слушать о ком-то, посаженном в тюрьму.

4. Нанесение визита и невозможность уйти.

5. Иметь тесное кольцо на пальце.

6. Поездка на поезде (чем дольше поездка, тем сильнее тревога).

7. Подъем в лифте с лифтером.

8. Подъем в лифте в одиночку.

9. Проезд на поезде через туннель (чем длиннее туннель, тем сильнее тревога).

10. Быть запертым в комнате (чем меньше комната и чем дольше пребывание в ней, тем сильнее тревога).

11. Застрять в лифте (чем дольше пребывание в лифте, тем сильнее тревога).

**Из базовой статьи Wolpe, c. 197.

Десенсибилизация

На этом этапе начинается фактическое разрушение приобретенного ранее научения. Вольпе считал, что нет необходимости создавать пугающие ситуации для того, чтобы снизить чувствительность пациента к ним. Тот же эффект может быть достигнут при помощи описания и воображения ситуации. Помните, что ваша фобия развивалась в процессе ассоциаций, поэтому вы тем же самым путем должны избавиться от фобии. Во-первых, вы должны погрузиться в состояние глубокой релаксации, как вас учили. Затем психотерапевт приступает к первому пункту вашей иерархии и описывает вам сцену: «Вы идете по тротуару и доходите до большой решетки. Поскольку вы продолжаете идти, то сквозь решетку вы можете видеть на три метра вглубь». Вашей задачей является представить эту сцену, но оставаться в состоянии полной релаксации. Если это проходит успешно, терапевт приступает к следующему этапу: «Вы сидите в офисе на третьем этаже....», и т. д. Если в какой-то момент во время этого процесса вы ощутите малейшую тревогу, поднимите указательный палец. Если это произойдет, то процесс обыгрывания ситуации из иерархии будет приостановлен до тех пор, пока вы не вернетесь к состоянию полной релаксации. Затем опять начнется описание сцен следующих по списку, пока вы сможете сохранять состояние релаксации. Процесс продолжается до тех пор, пока вы сможете сохранять состояние релаксации при исчерпывании всего списка иерархии. Как только вы это выполните, вы сможете повторять этот процесс неоднократно на последующих психотерапевтических сеансах.

В работе Вольпе с пациентами наблюдалось большое различие в количестве сеансов, необходимых для успешного лечения. Некоторые пациенты объявляли о своем выздоровлении всего через 6 сеансов, тогда как для лечения одного больного потребовалось 100 сеансов (это был пациент с тяжелой формой страха смерти и еще двумя фобиями). Среднее количество сеансов было около двенадцати. Кстати, это количество сеансов оказалось меньше, чем обычно требуется при традиционном психоанализе, который может продолжаться в течение нескольких лет.

Основным вопросом, связанным с приведенным методом лечения, является такой: «А помогает ли оно?»

Результаты

Тридцать девять случаев, представленных в статье Вольпе, охватывают многие различные фобии. В работу включены тематические иерархии фобий, среди которых клаустрофобия, боязнь ураганов, толпы, яркого света, ранений, падений, агорафобия, страх быть отвергнутым и боязнь змеевидных форм. Успех лечения оценивался самими пациентами и при непосредственном наблюдении.

В целом, пациенты, которые сообщали об улучшении и постепенном выздоровлении, описывали процесс таким образом, что Вольпе счел возможным считать их сообщения достоверными. Процесс десенсибилизации оценивался как полностью успешный (освобождение от фобических реакций), или частично успешный (интенсивность фобических реакций уменьшилась в 5 и более раз), или же неудачный.

На 39 случаев приходилось лечение 68 фобий. Лечение 62 из них (у 35 пациентов) было оценено как полностью или частично успешное. Это составило 91% всех случаев. Лечение в отношении оставшихся 6 иерархий (9%) оказалось неудачным. Среднее число сеансов, необходимых для лечения, составило 12,3. Вольпе объясняет, что в большинстве неуспешных случаев лечения выявились особые проблемы, которые не позволяли провести должную десенсибилизацию — например, неспособность пациента вообразить ситуацию, представленную в иерархии фобии.

Критики Вольпе, в основном из психоаналитического лагеря, заявляли, что методы Вольпе пригодны только для лечения симптомов, а не основной причины страхов. Они утверждали, что при подобном методе лечения вместо одних могут возникнуть другие симптомы.

Подобный процесс сравнивался с пропускающей воду дамбой: в одном месте течь заделывается, в другом появляется. Также возникал вопрос: как долго сохраняется воздействие лечения? Ни одна форма терапии не может считаться действенной, если вскоре после проведенных сеансов вновь появляются симптомы. Вольпе ответил на критику и поставленные вопросы тем, что представил исчерпывающие отчеты от 25 из 35 пациентов, которые сохранили эффекты успешной десенсибилизации на периоды от 6 месяцев до 4 лет после лечения. Во время изучения отчетов Вольпе писал: «Не сообщалось ни о случаях рецидива, ни о новых фобиях или других невротических симптомах. Я никогда не наблюдал возобновления невротической тревожности, когда полностью или почти полностью была проведена десенсибилизация» (р. 200).

Обсуждение

Дискуссия по статье Вольпе в основном была вызвана скептицизмом психоаналитиков того времени, когда было проведено его исследование. В 1950-е годы психоанализ был очень распространенной и популярной формой психотерапии. По мере того как поведенческие терапии начали проникать в главное русло клинической психологии, возникла масса противоречий, многие из которых сохраняются в различных формах и в настоящее время.

Вольпе указывал, что метод десенсибилизации имеет некоторые преимущества перед традиционным психоанализом:

1. Задачи психотерапии могут быть четко определены в каждом случае.

2. Могут быть четко выявлены источники тревожности.

3. Изменения в реакциях пациента при описании сцен из иерархии можно измерить во время сеансов.

4. Терапию можно проводить в присутствии других (Вольпе обнаружил, что присутствие других во время сеанса, например других психотерапевтов, не влияет на эффективность).

5. При необходимости или желании психотерапевты могут меняться.

Дальнейшие исследования и современные разработки

С тех пор как Вольпе опубликовал названную выше статью и книгу о применении реципрокного торможения в психотерапии (Wolpe, 1958), использование систематической десенсибилизации возросло настолько, что в настоящее время она считается лучшим лечением при тревожных расстройствах, особенно при фобиях. Этот рост вызван результатами, полученными в последующих, имеющих более строгий научный характер, исследованиях, посвященных изучению эффективности десенсибилизации.

В исследовании Поля (Paul) (1969) лечили студентов, которые испытывали очень выраженный страх при выступлении перед аудиторией. Прежде всего пациентов попросили произнести краткую импровизированную речь перед незнакомой аудиторией. Степень их тревожности была измерена специалистом, наблюдавшим за внешними признаками тревожности, а также определявшим физиологические показатели, такие как частота пульса, вспотевшие ладони; еще предлагался опросник для самоотчета. Затем студентов распределили по трем группам лечения: 1) систематическая десенсибилизация; 2) терапия инсайта (сходна с психоанализом); 3) без лечения (контрольная группа). Опытные психотерапевты проводили лечение за 5 сеансов. Затем всех пациентов поместили в одну и ту же ситуацию, когда надо было выступать перед аудиторией, и были проведены все измерения тревожности. На рис. 9.3 обобщены результаты. При физиологических измерениях только группа с систематической десенсибилизацией значимо отличалась от контрольной, и именно в этой группе по показателям самоотчетов и внешне наблюдаемых признаков имелось значимое снижение уровня тревожности. Еще более убедительным был факт, что после двухлетнего наблюдения 85% группы с десенсибилизацией показали значимое улучшение, в то время как в группе с терапией инсайта этот показатель был равен 50%.



Рис. 9.3. Результаты лечения тревожности

В многочисленных исследованиях цитируется ранняя работа Вольпе как часть их теоретического обоснования. Использование Вольпе концепции классического обусловливания для лечения психологических нарушений стало частью стратегии вмешательства в большом количестве случаев и ситуаций. Например, одна из работ (Fredrickson, 2000) частично связана с концепцией Вольпе о реципрокном торможении. Автор разрабатывал новый метод лечения вызванных отрицательными эмоциями осложнений, таких как тревожность, депрессия, агрессивность и проблемы здоровья, связанные со стрессом. Фредриксон (Fredrickson) предлагает помогать пациентам с перечисленными психологическими проблемами таким образом, чтобы научить субъектов проявлять больше сильных положительных эмоций, таких как любовь, оптимизм, радость, интерес, удовлетворенность, которые непосредственно подавляют негативные мысли. Автор утверждает, что:

Позитивные эмоции ослабляют влияние, которое оказывают отрицательные эмоции на мозг и тело человека, разрушая тщательную психологическую и физиологическую подготовку к особому действию... Задачей релаксационных и поведенческих терапий является усиление деятельности, приносящей удовольствие, когнитивные терапии заняты обучением оптимизму, а методики, для которых характерны поиски положительного смысла... улучшают здоровье и благополучие по мере создания положительных эмоций. Созданные положительные эмоции не только противостоят негативным эмоциям, но также расширяют привычные формы мышления индивида и создают личные ресурсы для того, чтобы справиться с проблемой (р. 1).

В другой статье, которая опирается на исследования Вольпе, изучалась эффективность единственного терапевтического сеанса длительностью менее 3 часов для лечения арахнофобии (Hellstrom & Ost, 1995). При проведении этой работы нескольким пациентам, боящимся пауков, был назначен лечебный сеанс с психотерапевтом (максимум на 3 часа), тогда как другим раздали лечебные руководства по арахнофобии «Помоги себе сам». Этими руководствами можно было пользоваться в условиях клиники или дома. Психотерапевтическое лечение проводилось по методике систематической десенсибилизации в стиле Вольпе. Результаты показали, что 80% пациентов в группе психотерапевта получили значительное улучшение сравнительно с 63% в среде тех, кто пользовался лечебными руководствами в клинике. Из пациентов, которые пользовались лечебными руководствами дома, только 10% получили улучшение. Итак, при подходящих условиях (а именно — не дома) даже единственный психотерапевтический сеанс может оказаться достаточным, чтобы победить вашу фобию.

Заключение

Вольпе сразу заявил, что мысль о подобном пути преодоления страха и тревожности не нова. «Давно известно, что частое предъявление пугающего объекта пациенту может привести к постепенному исчезновению страха» (р. 200). Действительно, вы давно знаете об этом, даже если раньше и не читали о систематической десенсибилизации. Представьте ребенка примерно 13 лет с фобическим страхом собак. Возможно, этот страх связан с напугавшей его собакой, когда он был маленьким: большая собака могла на него наброситься, возможно, она его искусала, а может быть, кто-то из родителей боялся этих животных. (Фобии можно изучать методом моделирования. О процессе моделирования см. материал работы Альберта Бандуры в главе 3.) Из-за пережитого опыта у ребенка развивается ассоциация между собаками и страхом. Если вы хотите избавить ребенка от боязни собак, вам каким-то образом необходимо разрушить эту ассоциацию. Как бы вы могли это сделать? Обычно многие на этот вопрос отвечают так: «Купить ребенку щенка!» Если и вы такого мнения, значит, вы рекомендовали систематическую десенсибилизацию.

Литература

Fredrickson, В. (2000). Cultivating positive emotions to optimize health and well-being.

Prevention and Treatment,

3 (article 00001a), 1-22. Available: http://www.journals.apa.org/prevention/volume3/pre0030001a.html Hellstrom, K.,& Ost, L. (1995). One-session therapist-directed exposure vs. two forms of manual directed self-exposure in treatment of spider phobia.

Behaviour Research and Therapy, 33(8),

959-969.

Paul, G.L. (1969). Outcome of systematic desensitization: Controlled investigation of individual technique variations and current status. In C. Franks (Ed.),

Behavior therapy: Appraisal and status.

New York: McGraw-Hall.

Wolpe, J. (1958).

Psychotherapy through reciprocal inhibition.

Palo Alto, С A: Stanford University Press.

КТО МЫ ЕСТЬ: НАШИ ПРОЕКЦИИ

Базовые материалы:

Rorschach Н. (1942).

Psychodiagnostics: A

diagnostic test based on perception.

New York: Grune & Stratton.

Представьте, что вы с другом в летний день отдыхаете на зеленом лугу. На небе только несколько легких облаков. Указывая на облако, вы говорите другу: «Посмотри, это облако похоже на женщину в свадебном платье с длинной фатой». В ответ на это друг спрашивает: «Где? Я не вижу этого. А мне форма этого облака напоминает вулкан с дымящейся шапкой на вершине». Пока вы пытаетесь убедить друг друга в своем восприятии одной и той же формы, воздушный поток меняет направление и превращает это облако в совершенно другую форму. Почему такая разница в том, что увидели вы оба? Вы смотрели на одну и ту же форму, а видели в ней два совершенно разных предмета.

Так как на восприятие каждого человека часто влияют психологические факторы, возможно, различные предметы, увиденные в форме облака, что-то раскрывают в личности наблюдающих. Иными словами, и вы, и ваш друг что-то вложили от себя в восприятие облаков на небе. Эти представления легли в основу разработанного Роршахом (Rorschach) теста восприятия формы, более известного как Тест чернильных пятен. Этот тест был одним из первых, представляющих так называемые проективные техники.

Два наиболее известных и широко применяемых проективных теста — это Тест чернильных пятен Роршаха и Тематический апперцептивный тест (ТАТ). Обе эти методики являются основными тестами в истории клинической психологии. Так как тест Роршаха, впервые описанный в 1922 году, содержит прямые сравнения различных групп психических заболеваний и часто связывается с диагностикой психических расстройств, он мог бы быть отнесен еще и к разделу психопатологии. Тематический апперцептивный тест (ТАТ) будет обсуждаться в следующей статье данного раздела по психотерапии, потому что он чаще применяется психотерапевтами как часть интервью врача с клиентами и для лечения.

При использовании проективного теста человеку предъявляется набор неоднозначных стимулов и предполагается, что он будет проецировать на них свое бессознательное. В тесте Роршаха стимулами являются просто симметричные чернильные пятна, которые можно воспринять как любое количество объектов.

По Роршаху, то, что человек видит на чернильном пятне, часто многое открывает в его истинной психологической натуре. Он называл это явление

интерпретацией случайных форм.

Существует известный анекдот о чернильных пятнах Роршаха, в котором рассказывается о психотерапевте, тестирующем клиента. При предъявлении первой карточки с чернильными пятнами врач спрашивает: «Что вам это напоминает?» Клиент отвечает: «Секс». При показе второй карточки вновь задается этот же вопрос, на который клиент опять отвечает: «Секс». Когда на первые пять картинок получен один и тот же однословный ответ, психотерапевт замечает: «Похоже, что вы определенно сексуально озабочены!» На что удивленный клиент отвечает: «Я? Доктор, это вы озабочены, показывая все эти грязные картинки!» Конечно, подобная история слишком упрощает тест Роршаха. Хотя сами чернильные пятна отобраны так, что смутно напоминают какие-то предметы, чтобы поддержать активность интерпретации, сексуальная ориентация в ответах должна учитываться, но, в среднем, не более чем любая другая.

Роршах был уверен, что перед его проективной методикой стоят две основные цели. Во-первых, она должна применяться как исследовательский прием для выявления неосознанных аспектов личности. О другой цели Роршах объявил несколько позднее, она заключалась в том, что тест следует использовать при диагностике различных типов психопатологии.

Теоретические основания

Теоретической основой методики Роршаха являлось то, что в процессе интерпретации выбранного наугад чернильного пятна внимание индивида будет переключено таким образом, что ослабнут обычные защитные психологические механизмы. В ответ это позволит высвободиться скрытым сторонам психики. Когда воспринимаемый стимул неоднозначен (то есть имеет слишком мало ключевых признаков, чтобы понять, что же это такое в действительности), интерпретация стимула при его восприятии должна происходить исходя из внутренних особенностей человека (по этой теме см. материал о Тематическом апперцептивном тесте Мюррея (Murray)). По замыслу Роршаха, чернильные пятна были настолько неопределенными, что их трудно было понять, но они позволяли получить наибольшее количество проекций бессознательного.

Метод

При рассмотрении Теста чернильных пятен Роршаха можно выделить две его важные стороны: процесс создания оригинальных форм автором и методы, предназначенные для интерпретации и оценки ответов, сделанных клиентами.

Создание теста

Объяснение Роршахом, как создаются формы, очень похоже на план детской игры с изображениями: «Образование таких случайных форм очень простое: на лист бумаги капаются несколько крупных чернильных пятен, бумага складывается пополам, и чернила растекаются по обеим половинам листа» (р. 15). На этом, однако, простота заканчивается. Дальше Роршах продолжает объяснять, что эффективно могут использоваться только те рисунки, которые отвечают определенным требованиям.

Например, рисунок должен быть относительно простым, симметричным и слегка напоминать какие-то предметы. Роршах считал, что формы должны быть симметричными, потому что асимметричные чернильные пятна отвергаются субъектами как неподходящие для интерпретации. После длительного отбора Роршах остановился на 10 формах, которые вошли в его основной тест. Из 10 рисунков 5 были черно-белыми, 2 — черно-красными, а 3 — многоцветными. На рис. 9.4 представлены 3 фигуры из тех, какими пользовался Роршах.

Проведение теста и оценка

Тест Роршаха по интерпретации форм прост в проведении. Каждый тестируемый получает одно за другим все изображения фигур, и задается вопрос: «Что бы это могло быть?» Субъекты свободно могут перевернуть карточку в любое положение, могут держать ее близко к глазам или отдалить настолько, насколько им хочется. Исследователь или психотерапевт, проводящий тест, отмечает реакции индивидов на каждую фигуру, не подсказывая им. Время не ограничено.

Роршах отмечал, что почти всегда тестируемые считали данный тест предназначенным для изучения воображения. Однако автор очень осторожно объяснял им, что это задание не является тестом воображения и что креативность воображения человека не оказывает значимого влияния на результаты.

Это, утверждал Роршах, тест восприятия, охватывающий процессы ощущения, памяти, сознательных и бессознательных ассоциаций между формой стимула и другими психологическими силами, которые таятся внутри индивида.

Роршах перечисляет следующие направления для оценки реакции людей на 10 чернильных пятен (р. 19).

1. Сколько было дано ответов? Каково время реакции, то есть как долго человек смотрит на фигуру перед тем, как ответить? Как часто он отказывается интерпретировать фигуру?

2. Была ли связана интерпретация только с формой фигуры или при восприятии учитывались цвет или движение?

3. Воспринималась ли фигура целиком или отдельными частями? Какие части были выделены и как они интерпретировались?

4. Что увидел субъект в данном изображении?


Рис. 9.4. Примеры случайных форм, используемых в Тесте интерпретации случайных форм Роршаха (Из книги Charles G. Morris, Understanding Psychology, 7th ed., p. 414, Copyright 1990. Перепечатанного с разрешения Prentice Hall)

Интересно отметить, что Роршах рассматривал содержание интерпретации как наименее важный фактор в реакциях, проявленных человеком на чернильные пятна. В следующем разделе обобщаются наблюдения Роршаха, связанные с четырьмя установками, приведенными выше, в отношении большого числа людей, имевших различные психологические признаки.

Результаты

Чтобы выяснить, чем отличаются различные группы людей при выполнении теста чернильных пятен, Роршах и его помощники проводили тест с представителями нескольких психологических групп. Эти группы включали психически здоровых людей с различным уровнем образования, больных шизофренией и пациентов с маниакально-депрессивным расстройством.

Таблица 9.2 представляет типичные ответы, полученные Роршахом при предъявлении испытуемым 10 форм чернильных пятен.

Таблица 9.2

Типичные ответы при восприятии чернильных пятен (психически здоровые люди)



Конечно, в каждой группе разные люди высказывались по-разному, но приведенные в таблице ответы служат примерами.

Роршах обнаружил, что пациенты дают от 15 до 30 ответов на 10 фигур. Пациенты с депрессией обычно давали меньше ответов; у благополучных людей ответов было больше; у больных шизофренией количество ответов имело значительные вариации в зависимости от пациента. Что касается времени реакций, то весь тест обычно занимал от 20 до 30 минут, у шизофреников тест занимал в среднем меньше времени. Психически здоровые субъекты почти никогда не затруднялись интерпретировать все фигуры, а пациенты с шизофренией часто отказывались отвечать.

Роршах был уверен, что та часть формы, которая получила интерпретацию субъекта, присутствовало ли в интерпретации движение и в какой степени интерпретация затрагивала цвет изображения, — все это крайне важно при анализе выполнения теста человеком. Рекомендации автора для оценки этих факторов достаточно сложны, и требуются тренировка и опыт, чтобы правильно анализировать ответы человека. Однако Глейтман (Gleitman, 1991) представил полезное и краткое обобщение:

Если чернильное пятно воспринимается целиком, это указывает на то, что мышление интегрированное, концептуальное, а если при интерпретации учитываются в большом количестве мелкие детали, то предполагается компульсивная ригидность. Относительно частое привлечение белого пространства можно принять за знак сопротивления и негативизма. Ответы с описанием людей в движении указывают на воображение и богатый внутренний мир, ответы, в которых преобладает цвет указывают на эмоциональность и импульсивность (р. 684).

И наконец, Роршах рекомендует для анализа ответов последнее направление: что конкретно видит человек в чернильном пятне? Наиболее обычная категория ответов связана с животными или насекомыми. Процент ответов о животных колеблется от 25 до 50%. Интересно, что пациенты с депрессией давали наиболее высокий процент ответов о животных, а люди художественных профессий реже всего называли животных.

Другая категория анализа, предложенная Роршахом, была названа «оригинальные ответы». Такие ответы случаются менее чем один раз из ста случаев. Оригинальные ответы наиболее часто отмечались у пациентов с диагнозом «шизофрения» и довольно редко у нормальных субъектов со средним уровнем умственного развития.

Обсуждение

При обсуждении своего теста интерпретации форм Роршах отмечал, что первоначально тест был разработан для изучения теоретических вопросов о бессознательной работе человеческого мозга и психики.

Случайно было обнаружено, что тест обладает потенциальной возможностью служить диагностическим средством. Роршах заявлял, что при помощи его теста часто оказывалось возможным выявить шизофренические наклонности, скрытые неврозы, предпосылки депрессии, характерные черты интроверсии по сравнению с экстраверсией, а также умственное развитие. Он, однако, не предлагал, чтобы Тест чернильных пятен заменил обычную практику клинического диагноза, скорее тест мог стать помощником в этом процессе. Роршах также предостерегал, что хотя тест может указывать на бессознательные тенденции, его нельзя использован для тщательного исследования бессознательных процессов. Автор допускал, что в то время для этих целей более подходящими методиками служили интерпретация снов и тест свободных ассоциаций.

Критические замечания и дальнейшие исследования

За десятилетия, прошедшие со времени разработки теста Роршахом, во многих исследованиях возникали вопросы ко многим выводам автора. Наиболее серьезная критика относилась к валидности теста — действительно ли тест измеряет то, о чем заявлял Роршах, то есть базовые личностные характеристики. Исследования показали, что выраженное разнообразие в ответах, которое Роршах относил на счет личностных факторов, можно объяснить проще: вербальными способностями, возрастом индивида, характеристиками умственного развития, уровнем образования, а также особенностями того, кто проводит тест. (Для подробного ознакомления с представленной критикой см. работу: Anastasi & Urbinai, 1996.)

В целом, научные исследования о тесте Роршаха не дали оптимистической картины в отношении его надежности или валидности в качестве личностного теста или диагностического инструмента. Тем не менее тест привычно используется клиническими психологами и психотерапевтами. Это явное противоречие можно объяснить тем, что в обычном употреблении методика чернильных пятен Роршаха используется не как формальный тест, а скорее как средство, помогающее психотерапевту понять индивидуальность клиента. По сути, это расширение вербального общения, которое обычно возникает между психотерапевтом и клиентом. При такой менее строгой интерпретации ответов на вопросы тест может способствовать более полному пониманию клиента для повышения эффективности психотерапии.

Одним из интересных видов использования теста Роршаха является предъявление фигур для интерпретации не одному человеку, а парам, семьям, сотрудникам, членам группы и т. д. Участников теста просят согласованно определить, что собой представляют фигуры. Подобное применение теста дает основание считать его методом для изучения и улучшения взаимоотношений людей (Aronow & Reznikoff, 1976).

Современные разработки

Обзор современной психологической и родственной литературы показывает, что валидность оценочных шкал Роршаха продолжает изучаться и обсуждаться. В некоторых обнадеживающих работах психоаналитической направленности указывается, что более новые методы проведения теста и оценки результатов могут повысить надежность шкал и способность определять диагноз и проводить разграничения между различными психологическими расстройствами. Например, Аренел-ла и Орндуфф (Arenella & Ornduff, 2000) в своей работе использовали метод чернильных пятен Роршаха, чтобы изучить отличия в образе своего тела у девушек, озабоченных сексуальными проблемами и не озабоченных ими; причем при наличии разного рода стрессовых ситуаций. Исследователи обнаружили, что «сексуально озабоченные» клиентки получили оценки по тесту Роршаха, указывающие, что девушки придавали большее значение своему телу, чем их не страдающие от сексуальных проблем сверстницы. Подобным образом другие исследователи получили результаты по тесту Роршаха для группы, включавшей 66 преступников мужского пола в возрасте от 14 до 17 лет, имевших психопатический склад личности (Loving & Russell, 2000).

В этой работе было выявлено, что по крайней мере некоторые стандартные переменные Роршаха имели значимую связь с различными уровнями психопатологии. Авторы предположили, что метод Роршаха может стать ценным прогностическим средством в отношении того, кто из подростков может быть отнесен к группе риска в плане преступного поведения, и разработать стратегии профилактики.

Еше одним из современных приложений Теста чернильных пятен Роршаха было изучение опасности возникновения нарушений психики у членов различных культовых объединений (Aronoff, Lynn & Malinowski, 2000).

В этой работе при анализе ответов на Тест Роршаха и других измерений было выяснено, что новые члены культового объединения не испытывали каких-либо особых психологических нарушений, а постоянные члены, похоже, были психологически хорошо адаптированы. Однако исследователям удалось найти свидетельства значительных трудностей социальной и психологической адаптации после того, как субъекты переставали быть членами культовой группы.

Наконец, весьма изящно преломив понимание концепции проективного Теста чернильных пятен Роршаха, ученые разработали новое в индивидуальной и семейной терапии диагностическое средство креативности, которое они назвали «семейный альбом» (Yerushalmi & Yedidya, 1997). Клиента просят создать семейный альбом, произвольно комбинируя рисунки, фотографии, записки, воспоминания и любые материалы, какие клиент захочет включить. Получившийся коллаж затем вводится в психотерапевтический процесс таким же образом, как результаты теста Роршаха. Авторы так описывают этот альбом:

Этот способ помогает психотерапевту обойти сопротивление и «цензуру» клиентов, пользуясь прямым подходом к бессознательному миру клиента, создавая при этом диагностический и психотерапевтический канал. Этот семейный альбом-подлинник связан с восприятием клиентом взаимоотношений с родителями... это реальные конкретные отношения с родителями, с братьями и сестрами и перенос этих отношений на взаимодействие между супругами и детьми (р. 261).

Безусловно, валидность адаптированного таким образом Теста Роршаха в равной степени остается открытой для обсуждения, как и валидность первоначального теста, на котором основан этот способ. Однако эти исследования, наравне со многими другими, демонстрируют устойчивое влияние работы Роршаха и создают потенциальные возможности для разработки и применения проективных тестов, валидность и психотерапевтическая ценность которых может оказаться выше.

Литература

Anastasi, А. & Urbinai, S. (1996).

Psychological testing

(7th ed.). New

York: Macmillan.

Arenella, J., & Ornduff, S. (2000). Manifestations of bodily concern in sexually abused girls.

Bulletin of the Menniger Clinic, 64(A),

530-542.

AronofT, J., Lynn, S., & Malinowski, P. (2000). Are cultic environments psychologically harmful?

Clinical Psychology Review, 20(1),

91 — 111.

Aronow, E., & ReznikofT, M. (1976).

Rorschach content interpretation.

New York: Grune & Stratton.

Gleitman, H. (1991).

Psychology

(3rd ed.). New York: Norton. Loving, J., & Russell, W. (2000). Selected Rorschach variables of psychopathic juvenile offenders.

Journal of Personality Assessment, 75(1),

126-142.

Yerushalmi, H., & Yedidya, T. (1997). The family album.

American Journal of Family Therapy,

25(3), 261—269.

ОПИШИ ЭТО!

Базовые материалы:

Murray Н. А. (1938).

Exploration in personality

(p. 531-545). New York: Oxford University Press.

В предыдущей статье обсуждался метод, которым пользуются клинические психологи для выявления базовых характеристик личности и который называется проективным тестом. Этот метод рассматривался в связи с Тестом чернильных пятен Роршаха. Как вы можете вспомнить, идея Теста Роршаха заключалась в том, чтобы дать возможность субъектам внести свою собственную интерпретацию в характеристику объективно бессмысленных и неструктурированных форм. Вы также можете вспомнить, что Роршах опирался на то, на каких частях формы фиксирует внимание клиент, каковы специфические черты этого расположения, что сообщает человек относительно воспринятого на пятне движения. Содержательные аспекты интерпретации тоже учитывались, но это имело второстепенное значение.

Спустя несколько лет после того, как был создан тест Роршаха, в Гарвардской психологической клинике Генри А. Мюррей (Henry A. Murray) со своей сотрудницей Кристианой Д. Морган (Christiana D. Morgan) разработали совершенно новую форму проективного теста и назвали его Тематический апперцептивный тест, или ТАТ, в котором главное внимание уделялось содержанию интерпретации. В отличие от бесформенных фигур, таких как чернильные пятна Роршаха, ТАТ составляют черно-белые изображения людей, представленных в различных неопределенных ситуациях. Клиента просят составить рассказ по этим рисункам. Затем рассказы анализируются психотерапевтом или исследователем, чтобы выявить скрытые бессознательные конфликты (апперцепция — это осознанное восприятие).

Теоретическое обоснование ТАТ заключалось в том, что когда вы наблюдаете за поведением человека либо на картинке, либо в реальной жизни, вы будете интерпретировать это поведение в соответствии с нитями, связывающими его с ситуацией. Когда причины, вызывающие поведение, ясны, то ваша интерпретация будет не только правильной, но в значительной степени соответствующей восприятию других наблюдающих. Однако когда смысл ситуации непонятен и трудно найти причины того или иного поведения, ваша интерпретация будет скорее отражать что-то о вас самих — о ваших страхах, желаниях, конфликтах и т. д. Например, представьте, что вы видите лица мужчины и женщины, смотрящих на небо, но с разными выражениями лица: у него на лице ужас, а она улыбается. По мере того как вы наблюдаете за ситуацией, вы понимаете, что они ждут очереди, чтобы прокатиться на самом высоком аттракционе американских горок, который расположен на «Волшебной горе» в Калифорнии.

В данной ситуации нетрудно интерпретировать поведение этой пары, и, возможно, ваш анализ будет более или менее таким же, как у других наблюдающих. Теперь представьте, что вы видите те же выражения лиц, но люди находятся «в изоляции», без подсказывающей ситуации, объясняющей поведение. Если бы вас спросили: «Чем занимаются эти люди?», ваш ответ зависел бы от внутренней интерпретации, и он мог бы открыть больше сведений о вас, чем о людях, которых вы наблюдали. Более того, из-за необычности изолированного поведения ответы различных наблюдающих сильно отличались бы друг от друга (то есть они наблюдают за НЛО; спуск лыжников; смотрят, как маленькие дети играют на высокой горке; наблюдают за приближающимся торнадо). Такова идея Тематического апперцептивного теста, созданного Морган и Мюрреем; и до настоящего времени этот тест является очень популярной психотерапевтической методикой помощи клиентам.

Теоретические положения

Теоретические основы ТАТ, как и Теста Роршаха, заключались в основном втом, что поведение человека управляется бессознательными силами. Фактически, принимаются принципы психодинамической психологии, первоначально разработанные Фрейдом (см. материал о теориях Фрейда). С этой точки зрения бессознательные конфликты должны представлять интерес для постановки точного диагноза и успешного лечения имеющихся психологических проблем. Это было причиной разработки теста чернильных пятен, который обсуждался в предыдущей статье, такая же цель была и у Мюррея при создании ТАТ. Морган и Мюррей писали: «Цель этой процедуры заключается в том, чтобы стимулировать словесное творчество, пробуждая этим фантазии, которые открывают скрытые и бессознательные комплексы» (р. 530). По замыслу авторов, процесс заключался втом, что индивиду должны были показать рисунки неопределенного содержания с изображением проявлений человеческого поведения. При попытке объяснить ситуацию субъект в меньшей степени осознает ситуацию как имеющую отношение к нему и меньше беспокоится, что за ним наблюдает психотерапевт. Это, в свою очередь, должно стать причиной, чтобы человек меньше сопротивлялся и открыл внутренние желания, страхи, свой прошлый опыт, что до этого могло быть вытеснено. Мюррей отмечал также, что часть теоретического обоснования теста составляло объяснение, что «большинство произведений художественной литературы является сознательным или бессознательным выражением жизненного опыта или фантазий автора» (р. 531).

Метод

По первоначальному замыслу, человека просили предположить, какие события происходят в сцене, изображенной на рисунке, а также сказать, что он думает о том, чем должна закончиться сцена. После проверки нового метода было решено, что можно значительно больше узнать о психологии человека, если просто попросить его составить по картинке рассказ.

Сами рисунки были выполнены таким образом, чтобы стимулировать фантазии субъекта о конфликтах и важных событиях из личного жизненного опыта. Поэтому было решено, что каждый рисунок должен включать изображение по крайней мере одного человека, с которым тестируемый мог бы легко отождествлять себя. Методом проб и ошибок с использованием сотен рисунков был составлен окончательный набор из 20 рисунков. Так как ТАТ широко применятся в настоящее время, многие считают, что широко распространенная публикация используемых рисунков может снизить их валидность. Однако трудно понять смысл такого теста без возможности увидеть, какого типа рисунки предлагаются. Поэтому рис. 9.5 представляет один из первоначальных вариантов, который использовался, но не попал в окончательный набор из 20 рисунков.

На ранних этапах тест проводили Морган и Мюррей, сообщения о тестах помещены в книге Мюррея, изданной в 1938 году. Книга была названа в начале этой главы.

Испытуемые, принимавшие участие в исследовании, были в возрасте от 20 до 30 лет. Каждый сидел в удобном кресле, повернувшись спиной к экспериментатору (как обычно практикуется психотерапевтами при проведении ТАТ). Цитируемую ниже инструкцию получал каждый испытуемый:

Это тест творческого воображения. Я покажу вам картинку и прошу вас предложить план сюжета или придумать рассказ, к которому этот рисунок подошел бы как иллюстрация. Каковы отношения персонажей на рисунке? Что с ними случилось? О чем они думают и что чувствуют? Чем все закончится? Постарайтесь, пожалуйста. Так как я прошу вас подключить ваше литературное воображение, то рассказ может быть таким длинным и подробным, как вы захотите (р. 532)

Экспериментатор вручал испытуемому поочередно каждый рисунок и делал пометки, что именно о каждом из них говорил человек. Каждому тестируемому отводился 1 час времени.


Рис. 9.5. Адаптировано из: Henry A. Murray, Thematic Apperception Test. Cambridge, MA. Harvard University Press. Copyright © 1943 by the President and Fellows of Harvard College © 1971 by Henry A. Murray. Публикуется с разрешения издателей

Поскольку время было ограничено, то большинство могли полностью закончить рассказы для 15 из 20 рисунков.

Через несколько дней испытуемых принимали вновь и беседовали с ними об их рассказах. Чтобы скрыть истинную цель исследования, участникам говорили, что хотели сравнить их творческие возможности со способностями известных писателей. Людям Напоминали об их реакциях на рисунки и просили объяснить, чем они руководствовались при составлении рассказов. Им также предлагался тест свободных ассоциаций, при проведении которого они должны были говорить первое, что придет в голову, в ответ на слова, названные экспериментатором.

Эти пробы проводились для того, чтобы определить, в какой степени составленные рассказы отражали личный опыт, конфликты, желания и т. д.

Результаты и обсуждение

Мюррей и Морган сообщали о двух открытиях, полученных в ранний период работы с ТАТ. Первое относилось к тому, что рассказы, составленные испытуемыми по рисункам, имели четыре источника: 1) книги и кинофильмы; 2) реальные события из жизни друга или родственника; 3) личный опыт; 4) сознательные или бессознательные фантазии.

Второе и более важное открытие заключалось в том, что субъекты явно проецировали свой личностный, эмоциональный и психологический опыт в свои рассказы. Для примера авторы приводили испытуемых-студентов, большинство которых принимало персонаж на одном из рисунков за студента, тогда как никто из других категорий испытуемых этого не делал. В другом примере отец тестируемого был судовым плотником, и испытуемому очень хотелось попутешествовать и увидеть мир. Эта фантазия проявилась в интерпретации нескольких рисунков. Например, когда показывали рисунок с изображением двух беседующих рабочих, в рассказе было: «Эти два парня — искатели приключений, они всегда стремятся посетить отдаленные места. Сейчас они в Индии. Они только что узнали о новой революции в Южной Америке и обсуждают вопрос, как туда можно добраться... В конце рассказа они плывут в Америку на грузовом судне» (р. 534). Мюррей сообщает, что каждый без исключения человек, участвовавший в исследовании, отражал в рассказе некоторые свойства своей личности.

Чтобы еще проиллюстрировать, как ТАТ выявляет характерные свойства личности, авторы подробно описывают одного испытуемого. «Вирт» был русским евреем, эмигрировавшим в Соединенные Штаты после ужасного детства во время Первой мировой войны. Он подвергался гонениям, испытывал голод, разлуку с матерью.

Рисунок № 13 из набора ТАТ получил следующее письменное описание Мюррея и Морган: «На полу напротив дивана свернувшаяся калачиком фигура мальчика, голова лежит на правой руке. Около него на полу лежит предмет, похожий на револьвер» (р. 536). Рассказ Вирта об этом рисунке:

Произошло ужасное несчастье. Тот, кого он любил, застрелился. Возможно, это его мать. Она могла пойти на это из-за нищеты. Он уже достаточно взрослый и понимает все эти невзгоды, и сам хотел бы застрелиться. Но он молод и спустя некоторое время берет себя в руки. Некоторое время он живет в нищете, первые несколько месяцев думая о смерти (р. 536).

Интересно сравнить этот рассказ с другими, более современными, составленными по этому же рисунку:

1. Тридцатипятилетний учитель средней школы:

«Я думаю, что это человек, который попал в тюрьму за то, чего он не совершал. Он отрицал, что совершал какое- либо преступление. Он боролся и защищал свою правоту в суде. Но он сдался. Сейчас он полностью опустошен, подавлен, надежд не осталось. Он сделал фальшивый пистолет, чтобы попытаться бежать, но он знает, что это тоже не поможет» (из материалов автора).

2. Шестнадцатилетняя ученица средней школы: «Эта девочка играет в прятки, возможно, со своими братьями. Она считает до ста. Она выглядит печальной и усталой, потому что ей не удается выиграть и все время приходится водить. Похоже, что до этого мальчики играли в другую игру, потому что там валяется игрушечный пистолет» (из материалов автора).

Не надо быть психотерапевтом, чтобы усмотреть внутренние конфликты, мотивы или желания, которые эти три человека могли спроецировать на один и тот же рисунок. Эти примеры также показывают, насколько разными могут быть ответы при проведении ТАТ.

Критические замечания и родственные исследования

Хотя при проведении Тематического апперцептивного теста используются совершенно другие стимулы, чем в Тесте чернильных пятен Роршаха, его на тех же основаниях критикуют за слабую надежность и валидность (см. дополнительно по данному вопросу материал предыдущей статьи о Тесте Роршаха). Наиболее серьезной проблемой ненадежности ТАТ является то, что различные клиницисты предлагают разную интерпретацию ответов на один и тот же набор стимулов- картинок. Некоторые критики предполагают, что психотерапевты могут неумышленно ввести характеристики собственного бессознательного в описания рисунков субъектом. Другими словами, интерпретация ТАТ может оказаться проективным тестом для врача, который его проводит!

Что касается валидности (то есть до какой степени ТАТ измеряет реально то, что предназначен измерить), то часто предлагаются различные варианты критики. Если тест измеряет основные характеристики психики, то он должен различать, так сказать, нормальных людей и умственно нездоровых или дифференцировать различные типы психологических состояний. Однако исследования показали, что тест не способен выявлять подобные различия. Ирон (Еron, 1950) проводил ТАТ с двумя группами мужчин — демобилизованных военнослужащих. Одни были студентами, а другие — пациентами психиатрической больницы. Когда были проанализированы результаты ТАТ, то не было обнаружено значимых различий как между двумя названными группами, так и между пациентами, имеющими разные психические заболевания.

В другом исследовании изучалась способность ТАТ прогнозировать поведение. К примеру, если индивид, описывая рисунки, много говорит о насилии, это не дает возможности различить ту агрессию, которая просто присутствует в фантазиях автора, и возможность реального насильственного поведения. Некоторые люди способны фантазировать об агрессии, никогда не проявляя насильственного поведения, тогда как у других агрессивные фантазии могут предсказывать реальное насилие. Так как объекты ТАТ не указывают, к какой из этих категорий относится определенный человек, то тест имеет низкую валидность в прогнозе агрессивных тенденций (см.: Anastasi & Urbinai, 1996)

Другая, касающаяся существа дела и очень важная критика Тематического апперцептивного теста (какой также подвергался и Тест чернильных пятен Роршаха) относится к тому, является ли валидной сама проективная гипотеза.

Основным предположением, лежащим в основе ТАТ, является то, что рассказы испытуемых о рисунках выявляют что-то об устойчивых бессознательных процессах, характеризующих этих людей.

Но существуют научные доказательства того, что ответы на такие проективные тесты, как Тест Роршаха и ТАТ, могут зависеть от временных и ситуативных факторов. Это значит, что когда с вами проводят ТАТ в понедельник, сразу после работы, после того как вы крупно поспорили с боссом, а затем в субботу, когда вы вернулись после отдыха на побережье, в этих двух случаях рассказы, которые вы составите по рисункам, могут быть совершенно разными. Критики утверждают, что в какой степени различаются рассказы, в той же степени ТАТ только слегка касается вашего временного состояния, а не вашей реальной основы личности.

Как отмечают критики, в различных работах были выявлены варианты выполнения ТАТ, связанные со следующими влияющими на результаты факторами: голод, недостаток сна, употребление наркотиков, уровень тревожности, фрустрация, вербальные способности, характерные черты специалиста, проводящего тест, отношения испытуемого к обстановке при проведении теста, а также когнитивные возможности человека. В свете этих открытий Анна Анастази (Anne Anastasi), ведущий специалист по психологическим тестам, пишет: «Для многих исследований характерно стремление бросить тень сомнения на саму проективную гипотезу. Существует достаточно доказательств, что альтернативные объяснения в отношении ответов индивида на неструктурированные стимулы теста можно считать хорошими или даже очень хорошими» (Anastasi & Urbinai, 1996).

Современное применение теста

Исследования Мюррея и Тематический апперцептивный тест продолжают цитировать и включать в многочисленные работы по свойствам личности и их измерениям (об эффективности этой стратегии см. в заключении). Появилось более 150 подобных статей в журналах по специальной психологии и смежным дисциплинам между 1997 и серединой 2000 года, когда готовилось издание этой книги. В серьезной работе Литински и Хаслама (Litinsky and Haslam, 1998) была оценена способность ТАТ измерять степень риска совершения человеком самоубийства. Авторы разработали уникальную методику оценки интерпретаций по рисункам ТАТ, которая дала возможность выявить тип мыслительного процесса, называемого

дихотомическим мышлением,

проявляющегося в связи с депрессией, настроем на самоубийство, попытками совершить самоубийство. Результаты показали, что применение ТАТ позволяет определить наличие тенденций дихотомического мышления у людей со склонностями к самоубийству в сравнении с нормальными. Более того, испытуемые, имеющие склонность к самоубийству, представили более короткие рассказы по картинкам ТАТ, чем обычные участники, подтверждая этим другие данные о том, что пациенты, склонные к самоубийству, бывают когнитивно и аффективно «отключены» (р. 368).

Работа Мюррея 1938 года также использовалась в исследованиях личностных расстройств, таких как

антисоциальная личность

(неприятие правил других людей и их нарушение, обман, возбуждение, раздражение, агрессивность, полное безразличие к безопасности других, отсутствие чувства вины и угрызений совести);

избегающая

(avoidant)

личность

(постоянное, хроническое чувство неполноценности),

пограничная личность

(вспышки гнева, очень нестабильные взаимоотношения) и

нарциссическая личность

(повышенное ощущение собственной значимости, большая потребность во внимании и восторге).

В одной из подобных работ отмечалось, что ТАТ оказался успешным при дифференциации всех названных личностных расстройств и что измерения ТАТ совпадали с измерениями Миннесотского многопрофильного личностного опросника (MMPI), широко применяемого и достаточно валидного

объективного

средства оценки личности. Прекрасно разработанный веб-сайт с дальнейшей информацией обо всех 10 личностных расстройствах можно найти в Интернете По адресу http://mentalhelp.net/personalitydisorders/symptom.htm.

Последняя работа, которая будет сейчас названа, могла бы особенно заинтересовать многих читателей данной книги. В этой работе упоминалось исследование Мюррея в отношении эффективности преподавательской деятельности профессоров-психологов по мере того, как они старели (Renaud & Murray, 1996). Авторы выяснили, что эта эффективность с возрастом ухудшалась и была связана с некоторыми особыми чертами личности. Например, такое свойство, как

обращение за поддержкой, одобрением

(approval-seeking), которое приписывалось хорошему преподаванию, ослабевало с годами, а

независимость,

характерная черта при слабом преподавании, усиливалась. Следует иметь в виду, что в данной работе анализировались особенности деятельности всего лишь 33 профессоров из небольшого числа учебных заведений, и поэтому результаты не могут (а по мнению автора этой книги, скорее всего, не могут!) относиться к профессорам психологии вообще.

Заключение

Одним из самых заметных свойств проективных тестов, таких как ТАТ и Тест чернильных пятен Роршаха, является то, что, несмотря на множественные нападки за слабость, ненадежность и за то, что, возможно, в их основе лежат ошибочные положения, они остаются среди наиболее часто применяемых психологических тестов. То, что клиницисты активно пользуются этими средствами, а экспериментальные психологи становятся более осторожными в применении данных тестов, является предметом спора между двумя этими группами специалистов. Как разрешить спор? Наиболее простым ответом на этот вопрос было бы указание, что и ТАТ, и Тест чернильных пятен Роршаха применяются в психотерапии фактически не как тесты, а как вспомогательное средство, расширяющее возможности обычных интервью между психотерапевтами и их пациентами. Из этого следует, что названные тесты применяются очень индивидуально, для того чтобы наладить «каналы связи» с клиентами и войти в скрытые психологические области. Как объясняет один практикующий психотерапевт: «Я не оцениваю ответы своих клиентов по рисункам ТАТ и не учитываю их при диагнозе, но рисунки — очень замечательное и полезное средство для освещения проблемных областей в жизни клиента. Распознавание и осознание тех результатов, которые получаются при проведении ТАТ, приводят к более целенаправленной и эффективной психотерапии» (из материалов автора).

Литература

Ackerman, S., Glemence, A., Weatherill, R., & Hilsenroth, M. (1999). Use of the TAT in the assessment of

DSM-IV

Cluster В personality disorders.

Journal of Personality Assessment, 73(3),

422-442.

Anastasi, A. & Urbinai, S. (1996).

Psychological testing

(7th ed.). New York: Macmillan.

Eron, L. (1950). A normative study of the thematic apperception test.

Psychological Monographs, 64 (Whole No. 315).

Litinsky, A., & Haslam, N. (1998). Dichotomous thinking as a sing of suicide risk on the TAT.

Journal of Personality Assessment, 7/(3), 368-378.

Renaud, R., & Murray, H. (1996). Aging, personality, and teaching effectiveness in academic psychologists.

Research in Higher Education, 37(3), 323—340.


СОДЕРЖАНИЕ "40 ИССЛЕДОВАНИЙ, КОТОРЫЕ ПОТРЯСЛИ ПСИХОЛОГИЮ"

Предисловие

Глава 1 БИОЛОГИЯ И ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ ПОВЕДЕНИЕ. ОДИН МОЗГ ИЛИ ДВА?

Глава 1 БОЛЬШЕ ОПЫТА — БОЛЬШЕ МОЗГ? ВЫ ТАКОВ, КАКОЙ ВЫ ЕСТЬ «ОТ ПРИРОДЫ»?

Глава 2 ВОСПРИЯТИЕ И ОСОЗНАНИЕ

Глава 3 НАУЧЕНИЕ И ОБУСЛОВЛИВАНИЕ

Глава 4 ИНТЕЛЛЕКТ, ПОЗНАНИЕ, ПАМЯТЬ

Глава 5 РАЗВИТИЕ ЧЕЛОВЕКА

Глава 6 ЭМОЦИИ И МОТИВАЦИЯ

Глава 7 ЛИЧНОСТЬ

Глава 8 ПСИХОПАТОЛОГИЯ

Глава 9 ПСИХОТЕРАПИЯ

Глава 10 СОЦИАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ


Для чего нужна психология?

психология Психология, древняя наука, но все же… ДЛЯ ЧЕГО НУЖНА ПСИХОЛОГИЯ?

Про ОДНУ проблему теоретической психологии...

«Однажды на рынке в древних Афинах Сократ известил сограждан, подошедших вкусить его мудрости: "Я намерен посвятить всю оставшуюся жизнь выяснению только одного вопроса - почему люди, зная, как надо поступать хорошо, во благо, поступают все же плохо, себе во вред". С тех пор прошло две с половиной тысячи лет, развалины Афин находятся на прежнем месте, и по-прежнему далек ответ на этот вопрос...» Михаил Веллер («Все о жизни»).

Итак, почему «по-прежнему далек ответ на этот вопрос»?
Почему до сих пор нет такого знания, которое бы давало четкие ответы на любые вопросы, касающиеся человека, его жизни, и самое главное - его сути- тех "неведомых сил", которые побуждают действовать вопреки здравому смыслу? Читать далее...

Публикации известных психологов на тему "Теоретическая психология: проблемы и решения"

  • Асмолов А.Г. Будущее психологии или психология без будущего: взлёт и нищета междисциплинарности
  • Асмолов А.Г. Психология XXI века и рождение вариативного образовательного пространства России
  • Леонтьев А.Н. Из предисловия к книге "Деятельность. Сознание. Личность.
  • Юревич А.В. Социальная релевантность и социальная ниша психологии
  • Братусь Б.С. К проблеме человека в психологии
  • Козлов В.В. Интегративный подход в современной психотерапии и психологии
  • Козлов В.В. Психология и психолог- проблемы и задачи
  • Козлов В.В. Теория и практика психологии
  • Мазилов В.А. Методологические проблемы психологии в начале XXI века
  • Бражникова А.Н. "Психология личности как точная наука?..." (рассуждения «зрителя с галёрки»)
  • Абульханова-Славская К.А. О путях построения типологии личности
  • Низовских Н.А. Во что верят российские психологи
  • Шемет И.С. Интервью о второй конференции «Психология индивидуальности"
  • Карапетян В.С., Азизян А.Л., Салатинян С.А., Погосян Р.А. Историко-логический анализ основных концепции советской психологии
  • Кулацкая И.Н. Восприятие истории, современного состояния и перспектив развития отечественной психологии в США и России
  • О путях развития теоретической психологии...

    Глобальные проблемы психологии, которые описаны в статье «Про ОДНУ проблему теоретической психологии...» решать можно и решать НУЖНО…
    Другой вопрос - «кому это нужно?» (психология живет и существует и с этими проблемами…), а если все-таки нужно, то "КТО" этим будет заниматься и "ЧТО" в принципе нужно сделать? Читать далее...
    А также...
  • ПСИХОЛОГИЯ XXI ВЕКА: ПРОРОЧЕСТВА И ПРОГНОЗЫ (круглый стол)
  • Кто решит головоломку под названием "Как сознание связано с мозгом"?
  • Публикации известных психологов на тему ЕДИНАЯ ТЕОРИЯ ЧЕЛОВЕКА

  • Борзенков В.Г. На пути к единой науке о человеке
  • Косяк В.А. Единая теория человека?
  • Многомерный образ человека: на пути к созданию единой науки о человеке
  • В. А. Луков Единая наука о человеке: потенции и препятствия
  • Петровский А. В. Возможности построения общечеловеческой теории личности
  • Клонингер Сьюзан Теории личности: познание человека (заключение)
  • Теория ЧЕЛОВЕКА: требования и критерии оценки качества

    Итак, каким критериям должна соответствовать теория личности, чтобы с максимальной долей достоверности объяснять все психическое и все индивидуальное, что происходит с человеком?
    Начнем по порядку...
    Читаем далее...

    А также...
    Классический набор требований к теории личности из книги Ларри Хьелла, Дэниела Зиглера "Теории личности. Основные положения, исследования и применение" (Larry Hjelle, Daniel Ziegler "Personality Theories: Basic Assumptions, Research, and Applications", 3th ed., 1992)
  • Теории личности
  • Критерии оценки теории личности
  • Компоненты теории личности
  • Основные положения, касающиеся природы человека

  • А также:
  • Теория гармонии (из монографии «Учение о цвете», автор Л.Н. Миронова)
  • А. Б. Мигдал "Поиски истины"
  • А. Б. Мигдал "ИСТИНА ИЛИ ЛОЖЬ?"

  • Современные концепции и теории научной психологии

  • Чуприкова Н.И. Психика и предмет психологии в свете достижений современной нейронауки
  • Мотков О.И. Личность и психика: сущность, структура и развитие
  • Корниенко А.Ф. Фундаментальные проблемы психологии и их решения
  • Горбатенко А.С Системная концепция психики и общей психологии после теории деятельности
  • Орлов А.Б. Личность и сущность: внешнее и внутреннее Я человека
  • Рыжов Б.Н. Системная структура личности
  • Голограммы, вселенная и человеческое сознание...
  • А также:
  • Рыжов Б.Н. Естественнонаучные и философские предпосылки развития системной психологии
  • Гераклит Эфесский и современные теоретические изыскания

  • «ПСИХОЛОГИЯ, ПРИБЛИЖЕННАЯ К РЕАЛЬНОСТИ». Теория Человека И.В. Герасимова

    Внутренний мир человека ничто без внешнего, как внешний мир ничто без внутреннего-
    это определенная система взаимозависимостей и взаимосвязей -
    это и есть «психология, приближенная к реальности»

    Основное предназначение теории Человека - объяснять (при помощи своих теоретических схем) индивидуальные особенности, жизнь, поступки, поведение любого человека в любых жизненных ситуациях... И чем системнее, глубже, развернутее выстроенные концептуальные схемы, тем точнее она будет выполнять свое предназначение...
    Итак, в чем основные концептуальные положения разработанной мною теории, что я сделал для того, чтобы объяснять и прогнозировать поведение любого человека?
    Читать далее...

    Публикации ученых на тему "ДУША ЧЕЛОВЕКА"

    "Говорите нам о душе!" – кричали студенты эпохи Возрождения, когда хотели с первой лекции оценить способности нового профессора…
  • Франк С.Л."О понятиях и задачах филосовской психологии"
  • Братусь Б.С. "Психология - наука о психике или учение о душе?"
  • Зинченко В. П., Подорога В. А. "О человеческой душе и плоти"
  • Герасимов И.В. "Человеческая ДУША: современная концепция"
  • курс виртуоза жизни
    Игры 

Виртузов
    Если эффективность - это способность достигать желаемого с минимальными затратами, то сверхэффективность - это способность достигать желаемого с максимальными эффектами. СВЕРХЭФФЕКТИВНОСТЬ – это красивые, оригинальные и супер эффективные решения там, где как будто этих решений и нет…
    Как развивать в себе такую способность? - просто ПОГРУЖАЕМСЯ в атмосферу СВЕРХЭФФЕКТИВНОСТИ...
    Социальный ИНТЕЛЛЕКТ = Жизненный УМ - система- механизм, которая осуществляет нашу жизненную эффективность, а именно - все оценивает, придумывает, продумывает..., а также, хорошо разбирается в людях, в жизни, в ее разнообразных ситуациях.
    Как думает социальный интеллект высокого уровня? И, как развивать в себе такую способность думать? - ответы на семинаре
    "СОЦИАЛЬНЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ: думать, как гроссмейстер..."
    Если обычная манипуляция - это про то, как обманывать, провоцировать, пугать, подставлять..., то КРЕАТИВНАЯ МАНИПУЛЯЦИЯ - это философия ловкости, гибкости, находчивости... - это театр нашей жизни - это комбинации, финты, красивые, оригинальные схемы и ходы.
    Для всех, кто любит красивое, оригинальное и суперэффективное - тренинг
    "КРЕАТИВНАЯ МАНИПУЛЯЦИЯ: искусство управления ситуацией и людьми".
    ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ИМПРОВИЗАЦИЯ (в контексте ситуационной эффективности) - во многом неосознанная способность человека действовать эффективно, по ситуации, когда сознание не особо утруждает разум, как надо или как не надо - четко сканирует постоянно меняющуюся ситуацию и выдает наиболее правильное решение.
    Хотите проверить, кто круче импровизирует по жизни? - устроим для вас Шоу -
    "ИГРЫ ВИРТУОЗОВ ЖИЗНИ"
    выездной 

тренинг
    MEGAS-CLUB
    2010-2019 © Игорь Герасимов | Все права защищены | Копирование материалов только с указанием активной ссылки на источник