Игорь Герасимов

"Возведение в ценность": уловка Тома Сойера

Том Сойер красит забор Одна из самых интересных историй про то, как один красиво манипулирует другими, побуждая их что-то делать (вопреки их изначальному не желанию этого делать) - это история Тома Сойера, который мягко направил местных ребят красить вместо себя забор...

Посмотрим, как развивались события, и разберемся в том, что именно он сделал...

"Том оглядел забор, и всякая радость отлетела от него, а дух погрузился в глубочайшую тоску. Тридцать ярдов дощатого забора в девять футов вышиной! Жизнь показалась ему пустой, а существование - тяжким бременем. Вздыхая, он окунул кисть в ведро и провел ею по верхней доске забора, повторил эту операцию, проделал ее снова, сравнил ничтожную выбеленную полоску с необозримым материком некрашеного забора и уселся на загородку под дерево в полном унынии...

Понятно, что забор красить- дело мучительное, особенно, когда все вокруг гуляют, веселятся и играют... Как сделать, чтобы все гуляющие, веселящиеся и отдыхающие вместо того, чтобы гулять и отдыхать, начали вместо тебя красить забор?

"Он вынул из кармана все свои сокровища и произвел их осмотр: ломаные игрушки, шарики, всякая дрянь, - может, годится на обмен, но едва ли годится на то, чтобы купить себе хотя бы один час полной свободы. И Том опять убрал в карман свои тощие капиталы, оставив всякую мысль о том, чтобы подкупить мальчиков. Но в эту мрачную и безнадежную минуту его вдруг осенило вдохновение. Не более и не менее как настоящее ослепительное вдохновение!"

Прикидывайся немощным, будучи сильным, и сильным, когда немощен… Возводи в ценность то, что кажется нелепым, а ценное превращай в нелепость... - и у тебя пойдут на поводу... - судя по всему, именно такое вдохновение (подобно древнекитайским полководцам) осенило Тома Сойера, а дальше- "море стало по колено"- давайте, налетайте....

"Скоро из-за угла показался Бен Роджерс - тот самый мальчик, чьих насмешек Том боялся больше всего на свете. Он был и пароход, и капитан, и пароходный колокол - все вместе, и потому воображал, что стоит на капитанском мостике, сам отдавал команду и сам же ее выполнял.
Том по-прежнему белил забор, не обращая на пароход никакого внимания. Бен уставился на него и сказал:
- Ага, попался, взяли на причал!

Ответа не было. Том рассматривал свой последний мазок глазами художника, потом еще раз осторожно провел кистью по забору и отступил, любуясь результатами...

Какой спектакль далее перед своими дружками разыграл Том Сойер

Бен: - Что, старик, работать приходится, а?
Том круто обернулся и сказал:
- А, это ты, Бен? Я и не заметил.
- Слушай, я иду купаться. А ты не хочешь? Да нет, ты, конечно, поработаешь? Ну, само собой, работать куда интересней.
Том пристально посмотрел на Бена и спросил:
- Чего ты называешь работой?
- А это, по-твоему, не работа, что ли?
Том снова принялся белить и ответил небрежно:
- Что ж, может, работа, а может, и не работа. Я знаю только одно, что Тому Сойеру она по душе.
- Да брось ты, уж будто бы тебе так нравится белить!
Кисть все так же равномерно двигалась по забору.
- Нравится? А почему же нет? Небось не каждый день нашему брату достается белить забор.
- Слушай, Том, дай мне побелить немножко.
Том задумался и сначала как будто готов был согласиться, а потом вдруг передумал. - Нет, Бен, все равно ничего не выйдет. Тетя Полли прямо трясется над этим забором; понимаешь, он выходит на улицу, - если б это была та сторона, что во двор, она бы слова не сказала, да и я тоже. Она прямо трясется над этим забором. Его знаешь как надо белить? По-моему, разве один мальчик из тысячи, а то и из двух тысяч сумеет выбелить его как следует.
- Да что ты? Слушай, пусти хоть попробовать, хоть чуть-чуть. Том, я бы тебя пустил, если б ты был на моем месте.
- Бен, я бы с радостью, честное индейское! Да ведь как быть с тетей Полли?
Джиму тоже хотелось покрасить, а она не позволила. Сиду хотелось, она и Сиду не позволила. Видишь, какие дела? Ну-ка, возьмешься ты белить забор, а вдруг что-нибудь...

- Да что ты, Том, я же буду стараться. Ну пусти, я попробую. Слушай, я тебе дам серединку от яблока.
- Ну, ладно... Хотя нет, Бен, лучше не надо. Я боюсь.
- Я все яблоко тебе отдам!

Когда Бен выдохся, Том продал следующую очередь Билли Фишеру за подержанного бумажного змея, а когда тот устал белить, Джонни Миллер купил очередь за дохлую крысу с веревочкой, чтобы удобней было вертеть, и т.д. и т.д., час за часом. К середине дня из бедного мальчика, близкого к нищете, Том стал богачом и буквально утопал в роскоши. Кроме уже перечисленных богатств, у него имелось: двенадцать шариков, сломанная губная гармоника, осколок синего бутылочного стекла, чтобы глядеть сквозь него, пустая катушка, ключ, который ничего не отпирал, кусок мела, хрустальная пробка от графина, оловянный солдатик, пара головастиков, шесть хлопушек, одноглазый котенок, медная дверная ручка, собачий ошейник без собаки, черенок от ножа, четыре куска апельсинной корки и старая оконная рама. Том отлично провел все это время, ничего не делая и веселясь, а забор был покрыт известкой в три слоя! Если б у него не кончилась известка, он разорил бы всех мальчишек в городе.
(Марк Твен "Приключения Гекльберри Финна").

В психологии есть такое понятие "рефрейминг" («reframe» - "вставить в новую рамку ту же картинку"): метод переосмысления, перестройки механизмов восприятия, мышления с целью избавления от неверных сложившихся убеждений, отношений, представлений (термин НЛП).

Т.е., дай посмотреть собеседнику на ситуацию другими глазами, в другом контексте, с другой стороны, покажи ему пользу, позитив, выгоду там, где он видит деструктив, или, наоборот, деструктив, негатив там, где он видит позитив...- и его отношение может быстро и кардинально меняться- именно таким приемом технично, творчески, артистично и воспользовался Том Сойер (герой романа Марка Твена).

Успехов!



2013 © Игорь Герасимов